Читатели становятся писателями

Социальные сети похожи на прозрачный ящик с рукописями. Все видно всем – и графомания, и талант, позиция автора, все работает как на него, так и против.

Во втором номере интернет – издания «Roar» (Russian Oppositional Arts Review, «Вестник оппозиционной русскоязычной культуры») вышел рассказ «Муравьиная злоба» Юрия Серебрянского из нового сборника прозы «Хель», только что появившегося на сайте Литрес. «&» поинтересовался у Юрия состоянием современной литературы.

Фото: Нуртас Сиссекенов
Юрий
Серебрянский
Казахстанский писатель, культуролог, лауреат «Русской премии» и других литературных наград, редактор отдела прозы журнала «Лиterraтура», один из создателей Алматинской писательской резиденции.
- Почему ваша новая книга вышла на сайте самиздата Литрес? Как насчет традиционного издательства?
- Я сотрудничаю и с традиционными издательствами, и бумажные, и электронные книги выходят, и у каждой свой путь всегда – есть и контракты с издателями, и книги, вышедшие по грантам, есть и те, чей бумажный тираж финансировал я сам. В случае сборника «Хель» самиздат меня не пугает: и повесть, и каждый рассказ уже публиковались в литературных журналах, и не только на русском языке, они прошли отбор и проверку, выход сборника рассматриваю как поиск пути к читателю, в то время, когда почти все традиционные издательства замерли по ряду причин. Технических или стратегических, насколько я понимаю. Многое изменилось и в России, попали под запрет цензуры ряд известных авторов, высказывающихся и не разделивших идеологическую позицию государства. Многое меняется в этот самый момент.
- В каком направлении, на ваш взгляд, сейчас развивается современная литература? Какие темы ее сегодня волнуют?
- Текст автора неотделим от его общественной позиции и сегодня гораздо больше инструментов для высказывания и общения с аудиторией. Возможно, это одна из причин того, что современная литература так сегментирована на жанры и вокруг каждого возникает читательское сообщество - фем-литература, ЛитРПГ, фэнтези, это на вскидку, и то, что допустимо в одном жанре, бывает даже неприемлемо в другом. Этой осенью при поддержке Миссии США и Chevron, ОЛША (Открытая литературная школа Алматы имени Ольги Марковой) проведет во второй раз Алматинскую писательскую резиденцию и темой ее стала литература для подростков, young adult. Когда я начал искать американского автора, пишущего на темы мультикультурности, то столкнулся с таким разнообразием и количеством литературных премий только для этого направления, что позавидовал родителям – есть из чего выбирать! Книги, рассчитанные на всех и на вечность, всегда были редкостью, а сегодня автор пишет для конкретной аудитории, такое складывается впечатление.
- Созвучна ли казахстанская современная литература тому, что происходит в глобальном литературном мире?
- Казахстанская современная литература, к счастью, обратила внимание на то, что происходит под носом у себя и поняла ценность фиксации текущего момента. В этом и есть ее уникальность и привлекательность для читателя на любом языке. Вопрос перевода, к примеру, прозы на казахском языке напрямую на английский – самая актуальная проблема. Для нашей русскоязычной литературы сегодня время заявить о себе, как самостоятельном явлении. Иерархия, когда Москва была центром мира литературы на русском языке, рухнула. Публиковаться в России или не публиковаться, каждый решает сам, мой выбор – казахстанская аудитория, и те, кто готов жить в большом и открытом мире, не становиться сектой.
01
- Каких казахстанских авторов, прозаиков и поэтов, вы могли бы выделить и почему?
- Я работаю в нескольких литературных проектах с коллегами, так что называть кого-то и не назвать кого-то будет некорректно. Давайте, скажу, какие новинки заметил? Только что вышли книги прекрасных поэтов Марии Вильковиской, Ануара Дюйсенбинова, хочется обратить внимание на ту работу, которую ведет Досым Сатптаев и его издательство. В прозе ждем результатов премий «Каламдас» и «Меценат». Со временем должна сложиться своя литературная среда вокруг своих премий и журналов, независимая, хорошо, если гармоничная для авторов, работающих на казахском и на русском, а к ним добавляются и пишущие на английском языке.
02
- То, что сейчас многие пишут в социальных сетях, и пишут временами неплохо, развивает литературу? Можно ли говорить о размытии границ между высокими и низкими жанрами?
- Да, появилось много инструментов для работы с аудиторией - соцсети, специализированные сайты, подкасты, сетевые критики, «сетевые» без тени сарказма, я с большим уважением отношусь к профессиональным читателям, некоторые становятся писателями.
03
- Сейчас многие пишут книги, в том числе профессиональные и корпоративные, но тиражи маленькие, да и те с трудом продаются. Шутка «сегодня все писатели, а не читатели» стала нашей реальностью. Согласны?
- Согласен, и это нормально. На количество гениальных книг все этот никак не влияет. Начинаю летний курс семинара прозы и сразу обозначил, что говорить будем не только о текстах, но и об авторской стратегии, без этого сейчас сложно. Уже даже стола, на которых раньше писали – нет. Теперь лента, прозрачный ящик с рукописями. Все видно всем – и графомания и талант, позиция автора, все работает как на него, так и против.
Блиц:
Ваше любимое занятие?
Путешествия.
Ваша главная черта?
Ответственность.
Ваша идея о счастье?
Жить сейчас.
Всегда ваш, &
Читать еще:
Made on
Tilda