Блоги

Лишь бы было интересно

Людей все меньше волнует карьерный рост, им хочется найти любимое дело.
Олег Хе
Автор блога

подписаться в Facebook
Недавно прочитал историю Ричарда Флориды, автора теории креативного класса. И неважно, что описанные события происходили в США, тренды везде примерно одинаковые. И вот один из самых интересных: прошло время, когда люди работали только для того, чтобы прокормить себя. Мы теперь много знаем о жизни, какой она может быть. Читаем запоем книги о самореализации и тому подобном. А что читаем, то и получаем.
Ричард Флорида, автор теории креативного класса
Вот собственно, что произошло с Ричардом. Он зашел в спа-салон и между делом завел разговор с одной из сотрудниц:

«Я спросил, откуда она родом.

— Из Коннектикута.

— Как же вы оказались в округе Колумбия?

— Училась.

— Где вы учились?

— В Мэрилендском университете.

Это очень хороший вуз, подумал я. Что же она там изучала?

— Экономику.

Постойте, но как экономика привела ее на работу в спа?

— Ну, после диплома я устроилась на работу в Статистическое управление.

У меня отвисла челюсть.

— В Статуправление?! — спросил я. Официальный источник едва ли не всех моих лучших данных? Основа аргументации моей предыдущей книги?

— Ну да.

Я спросил, почему она сменила профессию. Признался, что, честно говоря, переход из Статистического управления в спа-салон кажется мне не очень практичным карьерным решением для девушки на третьем десятке с таким образованием, как у нее. «Это было не важно», – сказала она.

— Я скучала. Я целый день сидела перед компьютером и смотрела в таблицы. Думать там было не нужно. Все это можно было терпеть только потому, что каждый вечер я могла пойти куда-нибудь с друзьями. Но через какое-то время все это стало невыносимо. Просто это было очень скучно.

Естественно было задуматься о смене работы. «Мне была нужна цель». Она записалась в школу косметологов. Устроилась на работу в офис пластического хирурга и получше изучила этот бизнес. Теперь она работает в Four Seasons в Джорджтауне, округ Колумбия, и подрабатывает во втором спа-салоне.

Я спросил, стабильная ли у нее зарплата, получает ли она бонусы, — предполагается, что все мы этого хотим. «Это не имеет значения», — без колебаний ответила она. Она неплохо зарабатывает (в основном за счет комиссионных) и может работать столько, сколько хочет. Она любит свою работу. Ей интересно, ей нравится свобода, она мобильна. Она не ищет стабильности, по крайней мере, пока.

Но поневоле я напомнил себе, что рано или поздно ей захочется гарантий — уверенности в том, что она сможет продолжать заниматься любимым делом, не рискуя своим финансовым благополучием. В своей прежней жизни эта девушка была одной из тех, кого покойный Питер Друкер назвал работниками знания (knowledge workers). Она получила хорошее образование и нашла работу в солидном правительственном агентстве. В конце концов она возненавидела эту работу. Она поняла, что ключ к профессиональному счастью для нее не в применении знаний, которые она получила в университете, а в использовании своих врожденных творческих способностей».
Мой вывод: знания меняются, отношение к ним меняется. «Зачем мне нужны академические знания, если они не делают мою жизнь интереснее?», - думает молодежь. И она права, размышляя про технические училища: «Весь день стоять у станка? Но ведь это скучно!». В результате, конечно, училища страдают от недостатка учеников, а на заводах не хватает умелых рук и светлых голов. А может новое поколение интуитивно чувствует, что скоро конвейеры полностью автоматизируются, и кому тогда будет нужен его первый разряд токаря? Нет, уж лучше сразу выбирать дело по душе…

Так что душевных вам дел, даже если уже за семьдесят!
Оцените наш материал
Поделитесь с друзьями
Читайте также:
Made on
Tilda