Финансовый рынок: перезагрузка

Три главных изменения в банковском секторе Казахстана за прошедший год

Интервью с ведущим аналитиком Standard & Poors Аннет Эсс о состоянии банковского сектора по последнему отчету рейтингового агентства.
Аннет, в свежем отчете S&P среди основных факторов, определяющих риски казахстанского банковского сектора, отмечен, цитирую, «чрезвычайно высокий уровень кредитного риска, обусловленный агрессивными стандартами андеррайтинга и слабой платежной культурой». Объясните, что такое «агрессивные стандарты андеррайтинга».
Агрессивные стандарты андеррайтинга подразумевают высокий кредитный риск. Андеррайтинг — процесс оценки кредитоспособности заемщика и риска предоставления ему кредита. Например, если заемщик — корпоративный клиент, то при выдаче кредита банк оценивает, как его проект будет генерировать деньги и какие возможности будут у заемщика выплачивать кредит. Если это физическое лицо, тоже оценивают его доход, финансовые возможности и т. д.
В чем выражаются именно агрессивные стандарты андеррайтинга?
Допустим, заемщик получил кредит на покупку земли, но на тот момент у него не было средств погашать эту задолженность, кроме как от перепродажи земли по выросшей цене через несколько лет. Или, допустим, физическое лицо или предприятие берет кредит, но его прибыль не покрывает выплаты по кредиту или покрывает лишь частично.
Получается, мягко говоря, что казахстанские банки закрывали на это глаза?
Банки выдавали кредиты все менее и менее кредитоспособным заемщикам. Возьмем в качестве примера более понятный сегмент потребительского кредитования. Кредиты там выдавались людям без постоянного места работы и, следовательно, без постоянного дохода.
«Некоторые банки не хотят показывать реальные проблемы и откладывают формирование резервов».
Какова доля проблемных кредитов в банковском секторе Казахстана сейчас? Она увеличилась за прошедший год?
По информации Нацбанка, не увеличилась и составляла 7,9% на 1 октября. Мы же смотрим этот показатель по МСФО. Нацбанк не публикует данные по МСФО, поэтому нужно смотреть каждый банк отдельно. Но так как некоторые банки не публикуют таких данных, мы предположительно думаем, что доля проблемных кредитов по МСФО составляет около 12% и может увеличиться до 15%.
Почему так? Разве Нацбанк не требует, чтобы доля была меньше 10%?
Нацбанк требует не по МСФО, а по нацстандартам. Мы думаем, по нацстандартам доля проблемных кредитов вырастет до 10%, возможно, даже больше. Поэтому регулятор и отложил введение этого требования до начала 2018 года. Тогда как первоначально его введение планировалось на начало 2016 года. Причина в том, что макроэкономика резко ухудшилась, прошла девальвация тенге и ожидается рост количества проблемных кредитов. Получается, зачем вводить норму, когда многие банки не смогут ее исполнять?.. Банки, в свою очередь, боятся этой нормы и задерживают признание кредитов проблемными. Они делают реструктуризации или оттягивают погашение заемщиками основного долга, чтобы не показать рост числа проблемных кредитов.

Некоторые банки не формируют достаточные резервы, потому что формирование резервов отражается на показателях прибыли. Если эти банки направят средства на формирование резервов, у них будет убыток вместо прибыли. Этот убыток плохо отразится на капитале. По капиталу, как вы знаете, есть регулятивный норматив, ниже которого банки не могут упасть. Там Нацбанк установил очень строгие меры наказания. Поэтому некоторые банки не хотят показывать реальные проблемы и откладывают формирование резервов.
Что значит «не хотят показывать реальные проблемы»? Как можно не показывать уровень неработающих кредитов, ведь там тоже норматив есть?
Например, можно сделать реструктуризацию кредита, если физическое лицо или предприятие не может платить. Допустим, изначально заемщик должен был платить по ставке 20%. Если он не может делать выплаты, можно дать ему ставку 16%, и вместо изначальных 10 млн тенге в месяц он будет платить 8 млн в месяц. Если заемщик строит проект, изначально должен был достроить его в 2016 году и погасить весь кредит, то банк может дать отсрочку до 2018 года. То есть вместо того чтобы признать предприятие, которое не генерирует достаточной прибыли, некредитоспособным, а кредит — проблемным, банки предпочитают делать отсрочку платежа, пока предприятие не улучшит свое финансовое положение.
«За последний год улучшилась ситуация с тенговой ликвидностью. Стабилизировался курс тенге, и паника из-за девальвации прекратилась. Нацбанк продолжает поддерживать банки ликвидностью, что очень важно».
Года два назад вы сказали мне в интервью, что некоторые банки очень быстро наращивают кредиты, и это создает риск для всего банковского сектора. Сейчас, получается, мы пожинаем плоды?
Не совсем так. Сейчас почти все банки прекратили наращивать кредиты. Только маленькие банки продолжают. Но они могут выдать, допустим, всего три больших кредита и будут показывать рост уже в 20%. Так как они маленькие, это не сильно влияет на всю банковскую систему. Другой вопрос, когда экономика ухудшается и снижается платежеспособность заемщиков, следовательно, качество кредитов тоже ухудшается. Особенно при большом количестве валютных кредитов и девальвации. Например, в свое время банки выдавали кредиты с условием, что заемщик сначала несколько лет обслуживает проценты и только потом — основной долг. Сейчас как раз подходит время этих основных долгов. Экономика просела, продажи снизились. Кредитоспособность заемщиков снизилась. Поэтому банкам сейчас нужно создавать резервы.
В каких банках сейчас эта проблема стоит наиболее остро?
Нацбанк ежемесячно публикует данные по проблемным кредитам и резервам по каждому банку. Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сравнить объем неработающих кредитов и резервов. Хорошо, когда проблемные кредиты полностью покрыты резервами. Потому что есть еще реструктурированные кредиты, которые банки, скажем так, не хотят признавать проблемными.
Если резюмировать весь отчет, какие три главных изменения произошли в банковском секторе Казахстана за последний год?
Первое: улучшилась ситуация с тенговой ликвидностью. Стабилизировался курс тенге, и паника из-за девальвации прекратилась. Нацбанк продолжает поддерживать банки ликвидностью, что очень важно. Как мы пишем в отчете, если предоставление ликвидности в национальной валюте станет недостаточным, это может привести к банкротству некоторых банков и оттоку депозитов.

Второе: качество банковских активов остается на том же уровне, что и год назад, хотя мы ожидаем ухудшения.

И третье: прибыльность банков пока не снижается, но мы ожидаем ухудшения за счет создания резервов. Капитал у банков остается все еще с запасом, но они сильно зависят от вливаний капитала акционерами, потому что прибыль уменьшается.
Полный отчет рейтингового агентства Standard & Poors «Оценка отраслевых и страновых рисков банковского сектора: Республика Казахстан» на сентябрь 2016 г.
Рабига Абдикеримова
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda