Здесь и сейчас

Театр одного актера. Самого любимого.

&
Что означает новаторство? Яркий пример – шведский режиссер Ингмар Бергман (14 июля 1918 — 30 июля 2007). Вот несколько необычных ходов, сделанных им на его пути по театральным подмосткам:

1. Ингмар проводил открытые репетиции, когда люди с улицы могли наблюдать процесс подготовки спектакля. На таких репетициях журналисты оценивали методы взаимодействия режиссера с актерами и его видение произведения, потом писали рецензии.

2. Актеры, сыгравшие эпизод, не уходили со сцены в ожидании следующего своего выхода, а вставали сбоку и принимали пассивное участие в качестве наблюдателей в продолжающемся действе.

3. Ингмар любил превращать сцену в амфитеатр – зрители окружали центр событий со всех сторон, усаживаясь, в том числе, и на самой сцене, получая возможность наблюдать за происходящим с разных углов. Некоторым актерам было сложно в таких условиях сосредоточиться или сделать паузу, как раньше, просто отвернувшись от зрительного зала.

4. Режиссер предпочитал сильное переднее освещение. «Резко меняя освещение, достигаешь очень сильного эффекта; если можно так выразиться, зритель получает что-то вроде шока», - говорил он.

5. Постановки Бергмана зачастую обходились без декораций. Ингмар считал: когда приходишь к выводу, что важны только слова пьесы, актеры и зрители, то декорациям уже не придаешь значения.
«Мой опыт научил меня признавать важность самых простых истин в театре. Ты – актер, и ты берешь этот кошмарный стул (показывает), ставишь его сюда, на стол, и обращаешься к зрителям: «Мои дорогие, вы, вероятно, считаете, что этот стул ужасен, но вы ошибаетесь. Это самый дорогой, самый замечательный, инкрустированный алмазами, золотой стул. Он был сделан для маленькой китайской императрицы шесть тысячелетий назад; она умерла, сидя на этом стуле, и он был похоронен вместе с ней. Теперь он здесь, перед вами, но, конечно, стал уже очень ветхим. Я должен уйти на несколько минут; пожалуйста, будьте с ним крайне осторожны». Затем ты возвращаешься на сцену в роли злодея и начинаешь пинать стул – все зрители возненавидят тебя. Они начнут страшно волноваться, потому что им внушили определенную мысль и у них уже возникло собственное отношение к этому стулу. Это и есть театр», - рассказал в одном из интервью Бергман.
Чем поучителен новаторский опыт Ингмара? Тем, что он не придумывал свой уникальный метод ради самого метода. Он не сидел в праздном унынии, воображая, чем еще он может удивить публику и привлечь внимание к собственной персоне. Нет. Бергман четко осознавал каждую свою мысль и каждое свое действие: если он, как режиссер, несет перемены в театральные традиции, то какой конкретный эффект получает от этого зритель.
А теперь давайте обратимся к мысли, что все мы – в той или иной степени – являемся источниками информации. Каждый день мы рассказываем истории и передаем свои мысли. По сути, выходим на сцену, и пусть софиты нам заменяют солнечные блики.
Задайтесь вопросом: есть ли новаторство в вашей подаче материала и способе коммуникаций своей аудитории? Даже если ответ пока отрицательный – ваш творческий потенциал никуда не делся, он ждет пробуждения.
Прошлые выпуски проекта
Олег Хе
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda