Взгляд

Театр и бизнес: синергия возможна

Театр «ARTиШОК» в начале марта одержал победу в номинации «Лучший проект в области бизнес-коммуникаций» казахстанской премии «Ак мерген».
Редакция «&» побеседовала с управляющим директором и актрисой театра Анастасией Тарасовой о бизнес-модели «ARTиШОКа» и трепетном отношении к своим зрителям.
Расскажите о вашем участии в конкурсе «Ак мерген». Впервые подавали заявку?
Подавали во второй раз. Как я узнала о конкурсе? У компании Avon есть проект «Вместе против рака груди», в рамках которого мы сделали тематический спектакль два года назад. Тогда весь пакет для участия в проекте «Ак мерген» подала Avon вместе с нашим спектаклем, попав в шорт-лист. Вот я и подумала: почему мы не можем сделать это самостоятельно?

В прошлом году нашему театру исполнилось 15 лет. Так что нам было что рассказать в рамках одного пиар-проекта: прошло много мероприятий, гастролей и других активностей, которые мы сами инициируем, продюсируем, продвигаем без помощи пиар- и эвент-агентств.
Можете рассказать подробнее о вашем кейсе в этом году?
За 2016 год произошло много событий, которые так или иначе были направлены на продвижение театра: гастроли в Астане, проект поддержки независимых режиссеров, который мы инициировали и финансировали самостоятельно, сбор денег на вентиляцию, совместный проект с частным фондом Досыма Сатпаева, наше рекламное размещение в метро, дизайн которого мы разрабатывали сами, а также наш сувенирный магазин — все для продвижения нашего бренда.

Мы не проектный, а репертуарный театр. Мы играем наш репертуар регулярно и не можем все время рассчитывать на одних и тех же зрителей. Нам важно привлекать новых, все время расширяя аудиторию.

В театре время измеряется сезонами. Наш 16-й начался в прошлом сентябре и продолжается по сей день. В другие годы мы ставили по две, максимум по три премьеры в сезон. Этот получается очень плодовитым. За полгода сделали четыре премьеры. Этому есть логичное объяснение. Во-первых, в нашей команде появилось несколько новых актеров. Необходимо обеспечивать их работой, чтобы держать труппу в тонусе. Во-вторых, наш режиссер Галина Пьянова, два года проработав в Новосибирске, вернулась в этом году в Алматы. Сошлись много хороших творческих обстоятельств.
А планируете ли еще премьеры в этом сезоне?
Мы еще ничего не обсуждали. Хотим взять паузу и притормозить. Нужно обкатывать созданные спектакли. Нельзя работать конвейером. У зрителей может складываться ощущение, что мы штампуем спектакли. На самом деле это штучный, сложносочиненный продукт. Наша задача — отправлять спектакли на фестивали, потому что это еще одна ступень для театра. Тут мы можем вариться в своей кастрюле и быть сколько угодно успешными. Но задача любого театра — ездить на фестивали и делать конкурентную продукцию международного уровня.
В интервью нашему изданию один из основателей театра «ARTиШОК» Вероника Насальская, говоря о первоначальных целях театра, обозначила миссией «ARTиШОКа» создание независимой структуры, выход театра за пределы страны на фестивали, развитие технологий импровизации. Изменилась ли концепция?
Базово — нет. Нам важно делать качественную продукцию. Важно представлять Казахстан на международных площадках. Важно не терять своей идентичности.

Алматы находится на большом удалении от всех театральных столиц. Сюда привезти кого-то очень дорого, самим поехать куда-то тоже недешево. Но мы определенно имеем конкурентные спектакли. Например, в феврале этого года в Алматы проходил Международный фестиваль исполнительских искусств «Откровение», который инициирует Ольга Султанова, где мы вниманию театральных наблюдателей представили спектакль «Ұят». Это постановка о современной казахстанской действительности, о нашем обществе, о том, что мы замалчиваем и не хотим говорить открыто. Мы получили сразу несколько приглашений. Казалось бы, сугубо локальный спектакль, но именно это сейчас интересует весь мир. Ты, твое лицо, твой язык, твоя уникальность.

С тех пор как я стала отвечать за управление и продвижение, я стараюсь посещать форумы по театральному менеджменту и профессиональному продюсированию. Многие регионы интересуются нами. Но чтобы вырваться на какой-то крупный фестиваль, надо пахать, пахать, пахать. Сейчас мы работаем над тем, чтобы осенью организовать несколько поездок.
Мы слышали, что ваш театр сейчас находится в поисках нового здания. Как вы продвинулись в этом?
Сложился конкретный запрос внутри театра на расширение пространства. Это очень непростой момент с разных сторон. Кому-то может показаться, что у нас есть все, а мы хотим большего. Ведь многие независимые театры вовсе не имеют своего пространства. А у нас оно есть. Однако за 16 лет мы полностью исчерпали возможности своей площадки.

За последние четыре года мы буквально выжали из пространства всё: убрали стену, теперь для части спектаклей используем пространство гримерки. Мы перенесли трубы и сделали трансформируемый зрительный зал. С каждым разом зрителей удивить все сложнее. И себя — тоже. Несмотря на это, я ни в коем случае не хочу обидеть нашу сцену. Эта площадка дала нам все, но сейчас, когда нас в штате 25 человек, согласитесь, сцена 6 на 6 метров уже тесновата.

Конечно, команда «ARTиШОКа» — это не только актеры, это администраторы, менеджеры, техники. Сейчас мы сидим практически друг у друга на голове. И физически, и морально нам уже тесно. Когда ты подрос, тебе действительно хочется большего. Камерный формат — он великолепный, безусловно. Но ты хочешь выпрыгнуть из него, чтобы ощутить возможности своего роста. Возвращаясь к вопросу поиска нового здания: мы ищем для себя бескомпромиссные условия, чтобы максимально сохранить независимость. Я понимаю, что мы не создаем театр с нуля, и нам необходимо очень аккуратно интегрировать театр в новое пространство. Сейчас мы исследуем город в поиске такого места, ищем партнеров, везде открыто говорим на эту тему, тем самым делая запрос к обществу. Многие проблемы театра мы решали вместе, на наш призыв всегда откликались небезразличные люди. Я верю, что это работает.
А сколько спектаклей сейчас в репертуаре театра?
Около десяти, которые мы играем регулярно со всеми нашими премьерами. В четырех из них заняты актеры, которые пополнили команду театра в этом сезоне. Когда мы задумали спектакль «Ұят», мы не знали, где взять казахоязычных артистов. Искали по другим театрам и не могли найти. Не потому, что мы устроили какой-то жесткий кастинг, нет. Никто не шел к нам в этот проект. Но летом прошлого года в Алматы вернулись несколько казахстанских ребят, они только-только получили актерский диплом Ярославского государственного театрального института. Это Куантай Абдимади, Мунира Думан, Нурсултан Мухамеджанов, Айганым Сагынбаева, Айдос Рысхан. Я считаю их нашим счастливым билетом. Все они прекрасно владеют казахским языком, органичные, сохранившие свою ментальность, с прекрасным академическим театральным образованием. Мы их схватили сразу. (Улыбается.) С этого сезона с нами сотрудничает великолепный актер кино Азий Бейшеналиев.
Анастасия, давайте побеседуем о бизнес-модели «ARTиШОКа».
Если говорить о бизнес-составляющей, то мы поняли: нам нужно продавать около 15 спектаклей в месяц. Нам важен каждый проданный билет. Продавая это количество спектаклей, мы, по сути, выходим в ноль. Мы покрываем свои текущие и непредвиденные расходы, зарплаты штатным сотрудникам. К сожалению, у театра нет возможности платить стабильный оклад артистам. Все, кто занят в спектаклях, получают только гонорар за выход и за репетиционный процесс. Часть актеров совмещают свою работу еще с чем-нибудь. Виктория Мухамеджанова координирует работу команды, расписание, репетиции, репертуар. Дмитрий Копылов и Куантай Абдимади отвечают за монтировочный цех — это установка и разборка декораций, хранение реквизита в театре. Чингиз Капин всегда на подхвате, когда нужно продвигать наши мероприятия и спектакли.

Наши билеты стоят от 3000 до 4500 тенге. Мы понимаем, что это не маленькая стоимость для Алматы. Я очень благодарна всем зрителям, покупающим билеты сознательно, чтобы поддержать театр, чтобы он продолжал существовать. Таким образом мы создали собственную простую, но, я считаю, уникальную модель работы. Я хочу подчеркнуть, что не «выживания», а именно работы, с большими возможностями роста и развития. Мы понимаем, куда нужно двигаться, чего нам пока не хватает и что нужно для этого сделать.

Я окончила журфак КазНУ им. аль-Фараби по специальности «public relations», в институте даже писала в «Бизнес & Власть», позже работала в финансовой журналистике. Потом я поняла, что мне сложно и это не мое. В 2007 году я прошла отбор на обучение в образовательном проекте, который «ARTиШОК» тогда инициировал совместно с голландским фондом Hivos. С тех пор я в театре. В этом году в марте исполняется 10 лет. Для меня большая честь работать в управлении «ARTиШОКа», выруливать из сложных ситуаций, инициировать проекты для его развития и быть вместе с такой сильной командой.

Все, что я делаю, я делаю интуитивно. До театра у меня не было базового опыта ведения бизнеса. Я не трачу время на написание бизнес-планов, подсчетов, сколько нам надо играть того или иного. Везде я говорю, что каждый спектакль выпускается потому, что это наша позиция, наше сознательное высказывание на определенную тему. Мы не просчитываем заранее, коммерческий это продукт или нет. Именно потому, что спектакли сделаны искренне, с большой горячностью, они имеют успех, даже несмотря на сложность темы, непростое восприятие. Таким образом, мы создали успешный неоднообразный репертуар, работая точечно с аудиторией. Каждый человек разного возраста, интереса сможет найти что-то свое среди наших спектаклей.
Благодаря спектаклю «Ұят» к нам повернулась казахоязычная аудитория. И мы будем продолжать активно развивать государственный язык. Делать это интересно, круто, увлекательно.
А бывают ли дополнительные финансовые доходы?
Для всех проектов мы всегда стараемся привлекать партнеров. Могу рассказать на примере последних постановок. Для создания спектакля, конечно, нужны большие суммы, чтобы запустить в производство декорации, произвести выплату гонораров актерам, режиссерам, художникам. Это большой объем работы. Для этого мы ищем финансирование. Например, спектакль «Ұят» поставили совместно с частным фондом Досыма Сатпаева и фондом Фридриха Эберта. Мы выпускали спектакль «История уродства», где партнерами стали Программа развития ООН в Казахстане и Гете-Институт Казахстан. Со спектаклем «Созвездия» нам помог Союз театральных деятелей России, который покрывал режиссерские гонорары. Спектакль «Новые времена» мы поставили сами, с заработанных денег — где-то сэкономили, перераспределили финансы и запустили в работу. К сожалению, непросто привлечь частные компании. В этом сезоне благодаря краудфандингу появился партнер — компания Pernod Ricard с брендом «Арарат». Ведем переговоры с одним банком для партнерства на весь сезон. Это результат большой работы для привлечения коммерческого сектора в театр за три последних года. Мы знаем, что театр — это уникальный инструмент для продвижения идей и глобальных задач. Инструмент, который создает впечатление и дарит людям эмоции. Мне кажется, в нынешнее время это самое ценное.
Как трансформировался театр с 2001 года?
Как я уже говорила, в 2007 году «ARTиШОК» организовал театральную школу, в которой учились я и несколько моих коллег. Тогда это решение было очень важным для театра, чтобы получить новое поколение актеров. Театру важно шаг за шагом обновлять свои ресурсы. Я думаю, что театр стал более открытым к аудитории. Если раньше многие считали «ARTиШОК» слишком андерграундным, фриковым, непонятным театром, то сейчас все больше новых зрителей приходят к нам и понимают, что им близко и понятно экспериментальное искусство. К нам стало ходить много школьников, отдельное спасибо активным и продвинутым учителям. Благодаря спектаклю «Ұят» к нам повернулась казахоязычная аудитория. И мы будем продолжать активно развивать государственный язык. Делать это интересно, круто, увлекательно. Я считаю, «ARTиШОК» — тот самый актуальный театр, который ищет вместе со своей аудиторией ответы на какие-то важные для всех нас вопросы. Мы не ставим себя умнее зрителей, мы предлагаем другой взгляд, другую точку зрения. И вы даже не подозреваете, как она вам может быть близка. В силу условий площадки мы не можем делать 3D-маппинг шоу, насытить спектакль спецэффектами, сделать зрелищный театр. Но мы можем то, чего не могут другие.
Мы знаем, что театр — это уникальный инструмент для продвижения идей и глобальных задач. Инструмент, который создает впечатление и дарит людям эмоции. Мне кажется, сейчас это самое ценное.
Можете подвести итоги за 2016 год?
Одно из важных для нас достижений — мы наконец поехали с гастролями в Астану.
Это было для вас недосягаемой целью?
Это нонсенс, но за 15 лет «ARTиШОК» участвовал в 45 фестивалях по всему миру, но ни разу не был ни в одном городе Казахстана с гастролями. Самим организовать гастроли очень сложно. Организаторы фестиваля тебя приглашают, размещают, решают твои проблемы с площадкой. Если гастроли инициирует государство, то тебе предоставляется помещение и продвижение. Но как минимум есть помещение. А здесь мы замахнулись на то, что сами спродюсировали, заплатили за аренду, продали билеты, нашли что поесть и где поспать. Это был очень масштабный и авантюрный проект.

Мы получили хорошие отзывы от астанинцев и намерены повторить наш опыт. Сейчас весенние гастроли в столицу на стадии планирования. Нам приходится сталкиваться с тем, что любой театр называет сумму от 600 до 900 тысяч тенге за один день аренды площадки. Это космические деньги — выставлять аренду около миллиона! По какой цене мы должны продать билеты, чтобы окупить все и заработать самим?

В прошлом году мы эти гастроли изначально организовывали через столичного продюсера, который возит антрепризы, знает этот рынок. За два месяца он не смог продать наши билеты, а за неделю сообщил нам, что гастроли отменяются, сказав: «Астана не готова к таким экспериментам, как вы». Мы подумали полдня и решили организовать все самостоятельно. Экстренно нашли партнеров по проживанию и питанию, продали билеты за 4 дня, заплатили за аренду зала, авиаперелет, выдали всем гонорары. Мы это сделали! Кстати, зрители в Астане абсолютно адекватные, готовые воспринимать другой, экспериментальный театр. «Они ничего не поймут» — это дурацкий стереотип. С тем же спектаклем «Ұят» хочется приехать в Астану или проехать по регионам.

Не могу не отметить еще одну приятную новость — возвращение нашего режиссера Галины Пьяновой. Также нам сложно было работать без режиссера и художника Антона Болкунова. Галя и Антон два года занимались художественным руководством театром «Старый дом» в Новосибирске. Считаю, что мы достойно продержались на уровне эти два года. Каждый проверил то, что хотел.

Галина Пьянова — режиссер мирового, международного уровня. Ее постановка «Снегурочка» попала в шорт-лист Национальной российской премии «Золотая маска». Впервые казахстанский режиссер удостоен номинации в этой премии, и это очень почетно. 10 апреля — показ спектакля «Снегурочка» в Москве, и мы все держим кулачки за Галю.

Другая приятность — постановка спектакля «Ұят». У меня Досым с первых моих дней в журналистике вызывал только такие эмоции — «Вау, Досым Сатпаев!» Быть знакомым с семьей Сатпаевых, работать и создавать с ними что-то — это потрясающий опыт. Не знаю, как сказать другими словами.

Еще хочу добавить, что у меня вызывает удивление и искреннюю радость каждый раз, когда приходит зритель. Это же потрясающе! Человек пришел! Бросил все свои дела, работу, проблемы и пришел к нам в театр! Каждому хочется сказать спасибо.
А почему возникает такое ощущение?
В Алматы у всех нас есть такая особенность: когда человек делает что-то один, два раза, потом бросает, забывает. Мы часто говорим, что у алматинцев короткая память. Произошло событие какое-то (трагическое или радостное) — и тут же все забыли о нем. Мы, имея такой маленький город, стираем его историю, уничтожая архитектурные памятники, простые дома. Чаще всего люди избалованы эвентами, кому-то некогда. Я сама очень редко куда-то хожу. Поэтому удивляюсь каждый раз, когда приходит зритель. Понимаю, что в этом и есть наша работа. Есть взаимный кредит доверия друг к другу. Театр существует для зрителя. Так было, есть и будет.
Алтынай Айтбаева
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda