Мнения и аналитика

Прыжок с инструктором в цифровое будущее

Есть ли будущее у цифрового Казахстана?
Ответ на этот вопрос пытались найти участники одной из панельных дискуссий международного саммита Kazakhstan Technology Summit 2018 (K-Tech), проводимого в рамках The Kazakhstan Growth Forum. Мы же решили поделиться основными тезисами спикеров.
Кайрат Балыкбаев, вице-министр информации и коммуникаций РК
О роли государства в создании цифровой экономики

Реалии таковы, что роль государства в развитии экономики сегодня высока. Например, если мы будем говорить о трансформации, то в квазигосударственном секторе этот процесс начался еще пять лет назад. И в нефтегазовой, горнодобывающей, железнодорожной отраслях трансформация происходит с участием государства.
Если говорить об инициативах, которые заложены в госпрограмме «Цифровой Казахстан», то мы видим роль государства в создании инновационной цифровой экосистемы и предоставлении возможности массового применения цифровых платформ. И мы в этих стремлениях не одиноки. Например, ЕАЭС также задумывается о необходимости создания таких платформ в каждой отрасли (как для B2B, так и для B2C-сектора).

И если раньше на государственном уровне («электронное правительство». — Ред.) мы были больше озадачены взаимодействием гражданина с государством, то сейчас нами активно пропагандируется идеология создания платформ всестороннего взаимодействия граждан, бизнеса и государства.

Как пример могу привести цифровую платформу для МСБ, которая делается на базе холдинга «Байтерек» и должна объединить все меры господдержки для малого и среднего предпринимательства по принципу одного окна. Наша идеология заключается в развитии цифровой среды с вовлечением в нее нашей талантливой молодежи. Для этого мы хотим в каждой отрасли запустить определенные инициативы по цифровизации и научиться считать прирост валовой добавленной стоимости в каждой из них, а также долю цифровой экономики.
Об отличиях Astana Hub от ПИТ «Алатау»
То, что планировалось сделать в ПИТ «Алатау» и сейчас делается, подлежит определенному переформатированию. Сегодня в правительстве готовится ряд решений, чтобы все усилия, которые были направлены на ПИТ «Алатау», теперь были направлены на технопарк Astana Hub. При этом мы должны сохранить ту экосистему, которую создавал алматинский парк. Речь в первую очередь идет о компаниях, которые там присутствуют и работают. Эти компании за годы своей работы доказали, что они многое привносят в развитие IT-отрасли. Там у нас был такой же экстерриториальный принцип, как в Белоруссии. В свое время для развития стартап-индустрии был выбран Алматы, идея была хорошая, сделано было немало, но этого недостаточно. Сейчас мы планируем создание Astana Hub. Прозвучал вопрос, почему мы думаем, что это позволит нам добиться лучших результатов, чем это было с ПИТ «Алатау». Astana Hub будет находиться на территории МФЦА, это означает, что на технопарк также будет распространяться английское право. То есть если раньше оставался риск потери средств, вкладываемых в стартапы в нашей стране, то в будущем английское право должно решить этот вопрос. В целом мы сейчас очень много внимания уделяем тому, как создать законодательную среду, благоприятно влияющую на развитие венчурного финансирования.

В создание и развитие ПИТ «Алатау» вкладывались республиканские деньги, учтя этот опыт в рамках технопарка Astana Hub, государство занимается только подготовкой павильонов (10 000 кв. м). Сейчас идет ремонт, который будет завершен к сентябрю или к концу года. Когда технопарк заработает, ориентироваться будем только на частные деньги.
Алмас Чукин, экономист
О программе

Моя задача экономиста — оценить эффективность программы, а не правильность звучащих в ней призывов. Исходя из этого, отмечу три вещи, которые мне фундаментально не нравятся в программе «Цифровой Казахстан».
Во-первых, это вовлечение государства, которое опять все хочет сделать самостоятельно. Я как сторонник рыночной экономики всегда вижу в этом подвох.

Во-вторых, в программе сделан сильный упор на IT-специалистов. Я пять лет возглавлял IT-компанию и знаю, почему это неправильно. В Google тоже недавно пришли к интересным выводам, проведя специальное глубокое аналитическое исследование. В рамках управления своими кадрами они решили понять, что за специалисты работают в их компании. И если раньше Google прочесывал все ведущие университеты США в поисках IT-специалистов среди студентов, то благодаря исследованию они внезапно обнаружили, что большая часть лучших сотрудников — это не IT-специалисты, а представители гуманитарных профессий, которые в состоянии широко посмотреть на проблему. Понятно, что IT-специалисты нужны для развития инноваций, но доверять им структурирование проблем медицины, финансов, банков и т. д. бесполезно. На мой взгляд, здесь нужен общий подход.

В-третьих, мы до сих пор не осознаем в полной мере революционный характер цифровизации. Кроме того, мы продолжаем спускать указания сверху вниз, в результате чего IT начинает упираться в систему принятия решений.

У нас в стране, как и у Google, огромное количество талантов спрятано внутри. Поэтому задача цифровизации не в том, чтобы создать клуб IT-специалистов, а в том, чтобы вовлечь в это все таланты страны и цифровизация стала глубинным процессом.
Медет Рахимбаев, CEO BAS
О программе

Честно скажу: ожидания от программы «Цифровой Казахстан» у меня не очень высокие, и есть несколько причин для этого.
Первая: в этой программе я не увидел одной простой вещи — там нет ни одной предпосылки к тому, чтобы частный капитал устремился в IT-отрасль. Государство сказало: я придумало эту программу, я ею буду заниматься и само себя контролировать, в результате чего через 2-3 года у вас все будет отлично. Сегодня прозвучала фраза, что особенность Казахстана в том, что если государство в чем-то не участвует, то этого не будет. Я не могу согласиться с этой точкой зрения по следующей причине: в Казахстане есть одна отрасль, в которой рыночные отношения, на мой взгляд, победили окончательно. Это ресторанный бизнес. Существует огромное количество заведений, работающих в самых разных нишах — от, извините, «тошниловок» на трассе до ресторанов высокой кухни. И у потребителя есть выбор — в какое из заведений пойти, чтобы удовлетворить свои потребности. А теперь представьте ситуацию, что государство говорит: «Значит, так: 90% ресторанов станут государственными, более того, потребители будут обязаны ходить в государственные рестораны. Очевидно, что такая картина совершенно неестественна. И, к счастью, у нас в ресторанной отрасли этого нет. Но в IT-области я наблюдаю именно такую картину. Государство будто транслирует: «Я буду заниматься всем само, потому что я знаю, как лучше, и железной рукой приведу казахстанцев к счастью».

На одном из мероприятий, где также обсуждалась другая госпрограмма, наш видный экономист Азамат Джолдазбеков сказал очень простую фразу, которую я поддерживаю: «Ребята, вы не тем занимаетесь. Дайте свободу и справедливость, и тогда все остальное произойдет само по себе». Я бы еще добавил: государству не нужно заниматься бизнесом; все, что от него необходимо, — это создать благоприятные условия и убрать барьеры. Дерево не возьмется из ниоткуда, нужно сначала посадить семечко, поливать его и защищать от вредителей, создавая тем самым условия, в которых оно сможет прорасти.
Александр Мартинкевич, заместитель директора Парка высоких технологий (г. Минск)
О роли государства в создании цифровой экономики

Я согласен с тем, что государство в первую очередь должно создавать среду. У нас из 192 компаний, которые работают в Парке высоких технологий, нет ни одной государственной. Все компании частные. Кроме того, мы сейчас начинаем развивать экосистему для стартапов и сидим в больших раздумьях — нужно ли нам выдавать им государственные гранты.
К сожалению, мы наблюдаем, что на постсоветском пространстве государство чаще всего плохо разбирается в инновациях. Ведь зачастую дать деньги очень просто, а добиться хороших результатов — нет.

Сегодня наши стартапы заинтересованы в так называемых смарт-инвестициях. Поэтому мы всегда говорим, что денег в мире достаточно. Если у вас есть хороший продукт, растите в конкурентной среде, поезжайте в Кремниевую долину, за рубеж — там вы найдете не просто деньги, но и менторов, которые вам помогут. Поэтому, с нашей точки зрения, государство должно создавать среду и выступать гарантом в случае взаимоотношений с внешними инвесторами. Все остальное может быть излишним.

Например, в Белоруссии госсредств на создание Парка высоких технологий не выделяли. У нас ничего не было — ни резидентов, ни помещения. Мы, как простая организация, пошли в банк и взяли кредит; единственно, сам президент выступил гарантом, что мы этот кредит вернем. Поэтому здесь сработал принцип «хороший солдат — это голодный солдат».

Что касается стартапов на данном этапе, то мы не рассматриваем вопрос финансирования развития инновационного предпринимательства за государственные деньги. В наших планах привлечение крупных венчурных фондов из-за рубежа. Это один из важнейших элементов экосистемы, который, к сожалению, у нас пока не развит. Но я думаю, что он будет формироваться за счет иностранных фондов, а также ребят, которые уже успели заработать на своих проектах и создали белорусские фонды.
Рашид Дюсембаев, независимый консультант
Честно говоря, уже неважно, какой будет программа и как она будет реализована. Дело в том, что в стране успела появиться прослойка людей, которые могут делать качественные стартапы, рассчитанные на международные рынки.
Совсем недавно один из таких стартапов «поднял» около ста тысяч долларов на краудфандинговой американской платформе. Этих средств им хватит, чтобы сделать первую партию продукта. И я не могу найти причин, по которым им нужно было бы действовать иначе и привлекать средства внутри страны. Давайте откровенно: к кому они могут здесь обратиться? Ну хорошо, возьмем топ-50 людей из списка Forbes, которые в частных разговорах вещают, что готовы инвестировать в казахстанские стартапы. Их ответ стартаперам будет звучать примерно следующим образом: «Я тебе дам 300 тысяч долларов, но мне нужна доля в 80%, при этом финансовым директором я поставлю свою тетю, а племянник будет контролировать такие и такие вопросы, чтобы ты не украл деньги». Кому нужен такой инвестор? Да никому из нормальных казахстанских стартапов. В связи с этим я думаю, что венчурных сделок стоит ждать с внешними фондами. Иными словами, хорошие, качественные команды будут «поднимать» деньги не в Казахстане.

Поэтому, если стартапы у меня спрашивают, к кому пойти за инвестициями из этого знаменитого списка Forbes, я всем им говорю: да ни к кому не идите. Зачем они вам нужны? Что кроме «капусты» они вам дадут? Ведь они не понимают, как развиваются технологии, у них просто есть деньги и старые подходы.

В этом плане я всегда вспоминаю мульт «Корпорация монстров», в котором старая гвардия монстров пугала детей, добывая энергию, а потом пришла новая гвардия и стала смешить людей, получая в 10 раз больше энергии. То же самое и здесь… У нас появилась новая гвардия предпринимателей — стартапов, которые так или иначе выстрелят, что в итоге ляжет в «Цифровой Казахстан».
Кратко о программе
Программа «Цифровой Казахстан» включает в себя пять основных направлений.

1
Цифровизация отраслей экономики— преобразование традиционных отраслей с использованием прорывных технологий с целью повышения производительности труда и роста капитализации.

Успешная реализация данного направления к 2022 году будет означать наличие следующих достижений:

— Повышение уровня производительности труда до уровня 30 топовых стран мира в каждой из приоритетных отраслей.

— Конкурентоспособные экспортные производства в приоритетных отраслях.

— Выход капитализации крупнейших компаний РК на принципиально новый уровень.

— Развитая местная электронная торговля.

— Снижение доли теневой экономики до уровня, сопоставимого с уровнем 30 топовых стран мира.

Повсеместное внедрение цифровых технологий придаст импульс развитию традиционных базовых отраслей путем обеспечения роста производительности, повышения их конкурентоспособности, в том числе на международном рынке.

2
Переход на цифровое государство — выход на новый качественный уровень оказания государственных услуг населению и бизнесу путем предвосхищения их потребностей.

Программой поставлены амбициозные цели цифровизации деятельности госорганов. Для реализации этих целей будет создана инфраструктура поддержки в виде адаптированного законодательства, мер поддержки бизнеса, образования и науки, упрощения процедур ведения бизнеса, сокращения транзакционных издержек при взаимодействии с государством. Более того, государство будет предвосхищать потребности своих граждан в получении услуг, максимально высвобождая их время для производительного труда и стимулирования экономически активного поведения.

3
Реализация «Цифрового шелкового пути» — развитие высокоскоростной и защищенной инфраструктуры передачи, хранения и обработки данных.

Реализацию направления можно будет считать успешной, если к 2022 году будут достигнуты следующие вехи развития:

— Качественное и непрерывное покрытие территории Казахстана мобильной связью 4G.

— Повсеместный высокоскоростной доступ частных лиц и компаний к глобальным сетям передачи данных.

— Работающая и развивающаяся система кибербезопасности на уровне страны в целом и каждого пользователя в частности, обеспеченная компетентными кадрами и современным оборудованием.

Реализация «Цифрового шелкового пути» в ближайшей перспективе предполагает две инициативы, включающие в себя ряд мероприятий: расширение покрытия сетей связи и усиление кибербезопасности.

4
Развитие человеческого капитала — создание креативного общества для обеспечения перехода к «экономике знаний».

Цифровая экономика требует наличия у населения цифровых навыков, позволяющих пользоваться ее плодами. При этом в настоящее время уровень компьютерной (цифровой) грамотности населения составляет 76,2%, и необходим его рост в ближайшие годы. МОН РК уже внедряет ряд инициатив:

— в 3–4-х классах внедрен предмет «Информационно-коммуникационные технологии», формирующий базовые знания о работе с современными информационными технологиями для их эффективного использования в учебе и повседневной жизни;

— функционируют 372 кружка робототехники, обучающие основам программирования в рамках робототехники.

Вместе с тем, принимая во внимание новые требования к молодому поколению, назревает необходимость пересмотра содержания среднего образования через развитие креативного мышления и технических навыков.

В техническом и профессиональном, высшем, послевузовском образовании, по данным Министерства образования и науки РК:

— на базе трех специальностей внедрен предмет «Информационно-коммуникационные технологии», формирующий у студентов базовые знания использования ИКТ на практике в рамках выбранной профессии;

— разрабатываются профессиональные стандарты, которые станут основной базой для образовательных программ технического и профессионального, высшего, послевузовского образования.

Также на сегодняшний день за период 2014–2016 годов на подготовку специалистов по специальностям ИКТ было выделено 14,5 тысячи образовательных грантов, а выпуск за этот же период составил 94 тысячи человек.

При этом на сегодняшний день в экономике страны наблюдается дефицит специалистов по специальностям ИКТ, имеющих профессиональные знания, умения и навыки в выбранной профессии.

Для достижения заданных целей программы в области квалификации кадров будет полностью обновлена система образования в соответствии с лучшими мировыми практиками. Новое образование будет отвечать потребностям цифровой экономики с акцентом, прежде всего, на навыках анализа информации и развитии креативности мышления, нежели на заучивании фактов и формул.

Цифровизация значительно опережает существующую систему требований производства к составу профессий, занятых на рынке труда. Отсутствие оперативной связи между рынком труда и системой образования может привести одновременно к подготовке уже невостребованных кадров и высвобождению кадров по «умирающим» профессиям. Необходимо полностью пересмотреть содержание всех уровней образования через развитие цифровых навыков всех специалистов.

5
Создание инновационной экосистемы — формирование условий для развития технологического предпринимательства и инноваций с устойчивыми горизонтальными связями между бизнесом, научной сферой и государством.

Реальность сегодня представляет собой бесконечный водоворот перемен, причем они происходят настолько стремительно, что очень важно вовремя приспособиться к новым условиям. Успех в долгосрочной перспективе возможен лишь тогда, когда происходят фундаментальные изменения в самой системе, заставляющие эту систему прогрессировать. Именно к таким истинным двигателям прогресса (наряду с человеческим капиталом) относятся стартапы — инструмент обновления и развития, причем не столько экономики в ее физическом измерении (рост ВВП), сколько трансформации общественного сознания, зарождения новой культуры технического предпринимательства.

Для создания такой культуры появится прослойка технологических предпринимателей. Важно понимать, что за каждым успешным предпринимателем стоит сотня чуть менее успешных, а за ними — тысяча мелких предпринимателей, стремящихся к внедрению новых продуктов и услуг, что само по себе является положительным эффектом для экономики. Необходимо достичь такого состояния, когда дети будут мечтать стать предпринимателями и создавать стартапы, своими идеями изменяя Казахстан изнутри.

Эффективно функционирующая экосистема стартапов — это шанс для Казахстана стать «точкой притяжения» лучших умов и генератором прогрессивных идей как в области ИКТ, так и в других отраслях. Это задача не из легких, но даже самое малое промедление в ее реализации способно отложить развитие страны на годы. Именно поэтому сейчас так важно заложить основу для запуска долгосрочных изменений, на что и направлены мероприятия по развитию экосистемы стартапов.

Успешная реализация данного направления к 2022 году будет означать:

— Увеличение на порядок числа технологических стартап-проектов, инициированных в Казахстане, и их совокупной капитализации.

— Наличие в Казахстане частной профессиональной отрасли венчурного капитала, обеспечивающей нужды быстро растущей экосистемы.

— Истории успеха казахстанских стартапов на международной арене, в том числе «экзиты».
Екатерина Корабаева
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda