Мнения и аналитика

Осторожные планы нефтяных компаний

KPMG уже много лет тесно сотрудничает с ведущими компаниями нефтегазовой отрасли в Казахстане, помогая им эффективно функционировать, проходить сложные этапы в развитии и добиваться успеха, несмотря на все сложности и проблемы. Редакция «&» решила побеседовать о том, каким может выдаться этот год для нефтегазового сектора, с партнером отдела аудиторских услуг, руководителем практики по работе с компаниями нефтегазовой отрасли KPMG в Казахстане и Центральной Азии Мухитом Косаевым.
Досье
Мухит Косаев работает в KPMG с 2000 года. Он занимался разработкой и оказанием помощи в вопросах бухгалтерского учета при подготовке Счетов нефтяных операций и Совместных счетов для нефтегазовых компаний и имеет опыт трансформации Совместных счетов в финансовую отчетность по КСБУ, МСФО, ОПБУ США, ОПБУ Канады и ОПБУ Нидерландов. Мухит руководил и принимал участие в проектах по проведению согласованных процедур, аудита и обзора финансовой отчетности ряда ведущих компаний нефтегазовой отрасли.

Образование: Инженер-экономист, Южно-Казахстанский Государственный Университет.

Аккредитация: CMA, CFM, CPA, Сертифицированный аудитор Республики Казахстан, Сертифицированный профессиональный бухгалтер Республики Казахстан.
По вашему мнению, что обещает 2017 год казахстанской нефтегазовой отрасли?
2017 год обещает быть более предсказуемым в отношении уровня цен из-за соглашения стран ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК, достигнутого в ноябре прошлого года. Это соглашение по итогам января и февраля почти выполняется, и есть большая вероятность продления этого соглашения на второе полугодие 2017 года. Более предсказуемая цена на мировых рынках позволяет казахстанским нефтяным компаниям возобновить планирование более существенных капитальных затрат, хотя и с определенной долей осторожности. Также 2017 год будет первым «полным» годом добычи нефти кашаганского месторождения.
На мой взгляд, сейчас нефтяные компании ищут возможности расширения и соответствующее финансирование в рамках уже существующих проектов.
Как вы думаете, действительно ли соглашение о сокращении добычи нефти на 20 тысяч баррелей в сутки является «символическим» для Казахстана? Почему?
Для Казахстана эта доля в сокращении действительно символическая, учитывая, что он добывает около 1,7 млн баррелей в сутки. Несмотря на планируемое увеличение добычи на Кашагане многие месторождения в стадии падающей добычи. Поэтому с большой вероятностью Казахстан выполнит свою часть соглашения.
Налогообложение в отрасли должно быть ясным и прозрачным для инвесторов. «Ясным» не означает «простым». Налогообложение в США сложное, оставаясь при этом ясным и просчитываемым для инвесторов.
Как вы оцениваете перспективы создания консорциума для геолого-разведочного проекта «Евразия», участие в котором рассматривают Eni, «Роснефть», «Росгеология», Chevron, CNPC, азербайджанская SOCAR, а также сервисная компания NEOS?
Мне трудно комментировать этот вопрос, поскольку это предмет переговоров между заинтересованными сторонами. На него надо смотреть более широко. Геологоразведка преследует цель инвестирования в новые блоки. И мы видим на примере Кашагана, что ввод месторождения в эксплуатацию может отложиться на многие годы. На мой взгляд, сейчас нефтяные компании ищут возможности расширения и соответствующее финансирование в рамках уже существующих проектов. Дело не только в невысоких ценах на нефть в настоящее время, а в неопределенности — будет ли нефтяная отрасль играть такую же ведущую роль в горизонте 20-50 лет в обеспечении энергией из-за возрастающей роли и необратимого падения себестоимости возобновляемых источников энергии. Сейчас есть общее понимание, что население Земли будет увеличиваться, и этому растущему населению нужно будет больше энергии, чем сейчас.
Какие основные вопросы, на ваш взгляд, будут для себя решать игроки нефтегазовой отрасли в этом году?
Я бы обратил внимание на налогообложение — один из самых обсуждаемых вопросов в отрасли и СМИ. Налогообложение в отрасли должно быть ясным и прозрачным для инвесторов. Ясным не означает простым. Налогообложение в США сложное, оставаясь при этом ясным и просчитываемым для инвесторов. Сейчас же налоговая система в Казахстане претерпевает частые изменения законодательных норм и официальных разъяснений, зачастую нечетко изложенных, что допускает их неоднозначное толкование.
Какова на сегодняшний день ситуация с талантами в нефтегазовой отрасли? Что делают компании, чтобы восполнить дефицит специалистов?
Нефтегазовые компании стараются привлечь в свои ряды студентов, предоставляя спонсорскую помощь в обучении. Я бы не стал выделять проблему талантов отдельно для нефтегазовой отрасли. Мотивация гораздо важнее природного таланта. И здесь нельзя не отметить штампы, навязанные фильмами и книгами. Будто все без исключения могут стать успешными и богатыми быстро, не учась в университетах, если есть хорошая идея для стартапа. Есть хорошие примеры стартапов, но таких примеров немного, особенно в Казахстане. Роль систематического образования и непрерывного обучения для отрасли и экономики в целом всегда была и остается важной. Также приходится принимать тот факт, что в данное время число выпускников уменьшилось, и это явление связанно с демографическим «провалом» середины девяностых, когда из-за социально-экономических проблем наблюдалось снижение рождаемости.
Рахимбек Асанов
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda