Блог

Над пропастью поколений

&
Нам нужен современный Холден Колфилд — герой книги Джерома Сэлинджера, за утерей детских иллюзий которого в процессе взросления сочувственно следило не одно поколение молодежи. К такой мысли я пришла после просмотра фильма «За пропастью во ржи», в котором идет повествование о том, как еще в юношестве автор бестселлера только начинал искать себя. А нужно нам это для того, чтобы лучше понять новое поколение.

Сегодня каких только терминов не используют при попытке охарактеризовать современную молодежь. Миллениалы, «игреки», следующее за ними поколение Z и даже iGen (новый термин, который все чаще используют американские психологи, занимающиеся изучением подростков). Однако как бы мы ни делили новое поколение на разные группы и ни говорили о некорректности сравнения 15-летних подростков с двадцати- и тем более тридцатилетними молодыми людьми, у тех и других очень много общего. Например, вовлеченность в цифровые технологии и желание оттянуть свой переход во взрослую жизнь.

В социологии из-за этого даже начались споры о том, что следует считать взрослостью. Например, Ларри Нельсон предположил, что представители поколения Y из-за негативного примера своих предшественников не торопятся взять на себя обязательства взрослой жизни. И это, кстати, уже ощущают на себе работодатели. С одной стороны, они видят перед собой сотрудников нового поколения, которые точно знают, чего они хотят от жизни, но с другой — не понимают, как их желания с признаками юношеского максимализма совместить с планами компании.

Так, недавно на глаза мне попалась занятная статья, в которой речь шла о том, что у современной молодежи другие ожидания от работы: она предпочитает гибкий график, возможность работать над разными проектами и желательно с разными компаниями, да и в целом стремится условия работы подстроить под свою жизнь. Чаще всего идеальная картинка рабочего процесса им видится как возможность сначала поработать несколько месяцев над одним проектом, затем еще какое-то время посвятить путешествию в какую-нибудь новую страну, после чего следует работа над очередным проектом и т. д. А исходит это все из того, что они поняли одну вещь: жизнь многообразна и прекрасна, а все остальное — это условности. Это, кстати, и послужило поводом для обвинений современной молодежи в нарциссизме и эгоизме.

Вопрос, который в связи с этим напрашивается и пока остается открытым: как помочь новому поколению переболеть этими «болезнями»? И при этом, с одной стороны, не дать молодежи наступить на те грабли, которые уже встречались в свое время на пути других поколений, а с другой — не помешать сделать правильные шаги к сбалансированному стилю жизни будущего, к которому не смогли прийти ее предшественники из-за условностей, навязанных обществом.
P. S. «Я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак».

(«Над пропастью во ржи», Джером Сэлинджер).
Екатерина Корабаева
Главный редактор
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda