Акулы бизнеса vs стартаперы
Молодо-зелено?
В этот раз у нас необычный выпуск: оба наших героя, несмотря на молодой возраст, успели реализоваться в бизнесе и стать трендсеттерами на рынке.
Пока их сверстники в юности играли в настольную «Монополию», Тимур Турлов и Болатбек Оспанов уже осваивали азы коммерции. О том, что им это дало и какие проекты они реализуют сегодня, — в нашем материале.

Тимур Турлов — генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс». Когда-то его бизнес начинался с 6-8 бывших коллег, оставшихся без работы, а сегодня его холдинг насчитывает уже больше 400 человек, работающих в представительствах России, Казахстана, Украины и Кипра.
VS.
Болатбек Оспанов — основатель Smart Satu. Еще в детстве в нем проснулась коммерческая жилка и задатки предпринимателя. Сегодня все свои таланты он реализует в собственном проекте с офисами в Алматы, Москве и Минске, планируя уже в скором времени развернуться и на других рынках с бизнес-платформой для магазинов, заказчиков и поставщиков товаров.

№1
Как вы пришли в бизнес?
В детстве у меня была мечта — научиться зарабатывать деньги. Так в 15 лет я открыл свой первый брокерский счет. Тогда все это не ассоциировалось у меня напрямую с предпринимательством. Я просто стремился к финансовой независимости.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
Желая научиться инвестировать на профессиональном уровне, в 16 лет я пришел работать в московский филиал небольшой американской инвесткомпании, которая управляла собственным капиталом. Так началась моя карьера в корпоративном секторе. Проработав в инвесткомпании два года, по достижении 18 лет я устроился в подразделение, занимающееся операциями на фондовом рынке, в одном из московских банков. Там я проработал 2,5 года, пока банк не был продан перед финансовым кризисом. Новый собственник принял решение закрыть инвестиционное подразделение, а я со своей командой, по сути, остался на улице. Мы осознали, что можно открыть свою маленькую инвестиционную компанию и продолжить то дело, которое мы делали в банке. Ведь мы очень хорошо понимали весь бизнес-процесс, начиная бэк-офисом и заканчивая привлечением клиентов и риск-менеджментом.

Это был 2008 год. Костяк основной команды (6-8 человек) сформировался из закрывшегося подразделения банка. Некоторые из них до сих пор с нами.
VS.
В детстве я был избалованным и капризным ребенком. Отец всегда уделял мне много времени и сильно вкладывался в меня. Я пользовался этим и мог по щелчку получить все, что мне захочется, — от любой игрушки до велосипеда. А когда мне исполнилось 7 лет и отца не стало, мне пришлось привыкать к другой реальности. Мама работала врачом, и само собой, чтобы исполнился какой-то мой очередной каприз, одного «хочу» было уже недостаточно.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
Это подтолкнуло меня к поиску собственных источников дохода, несмотря на возраст. В первом классе я начал зарабатывать на мытье автомобилей. Помню, как уходил утром из дома в белоснежной рубашке, а возвращался с по локоть грязными рукавами. А по четвергам в 5 утра я отправлялся на пересечение улиц Ташкентской и Чайковского, чтобы раздобыть свежий выпуск газеты «Караван», которую затем продавал на том же перекрестке, возле «Саяхата». Так у меня постепенно появились деньги, на которые я мог покупать сладости.

Затем все стало еще интереснее. Как-то мама дала мне немного денег, я пошел на базар и купил там жвачку, которую продал чуть дороже во дворе. На прибыль я закупил еще жвачки, запасы которой постепенно стали измеряться у меня блоками. Правда, долго жвачка у меня не залеживалась, так как я перешел к новому этапу коммерции и стал продавать ее в школе. Постепенно мой ассортимент стал шире за счет шоколадок, кофе и календарей. Очень быстро мой «школьный бизнес» стал развиваться, ко мне подходили одноклассники, которым я под запись раздавал товар, а они уже продавали его ученикам других классов и даже учителям. По сути, мы создали микрорынок, на котором со временем начали появляться конкуренты. Однако точку на этом бизнесе поставила директор, которая все-таки узнала о наших рыночных отношениях внутри школы.

Правда, долго я без дела не оставался. Когда мне было одиннадцать лет, в городе начался бум летних площадок, и я устроился официантом в одно из таких кафе возле ТЮЗа. Мне удалось быстро там освоиться. Постоянные клиенты даже оставляли мне хорошие чаевые. Затем как-то к нам зашел парень, который фотографировал желающих на полароид, он-то мне и рассказал, что фотография стоит 150 тенге, а пленка на 10 снимков — 750. Я подсчитал возможный доход от такой деятельности и побежал искать деньги на новое дело. В итоге дядя отдал мне свой кассовый аппарат, который я продал в первом же кафе, а взамен купил полароид и начал зарабатывать на фотографиях. Не прошло и месяца, как все кафе в округе никого больше не пускали к себе с фотоаппаратами, кроме меня.

В этот же год я устроился фотографом к ребятам, которые открыли ночной клуб в ТЮЗе. Там я работал до 4 утра, в 8 часов отправлялся в школу, а после обеда отсыпался. В тот период я очень хорошо зарабатывал — в среднем в день у меня выходило около 100 долларов.

Потом я начал играть в компьютерные игры и связался в итоге с IT-сферой. Я начал работать в компьютерных фирмах, собирал, продавал и ремонтировал ПК. Так часть моей жизни была связана с продажами, затем — с компьютерами, что в итоге вылилось в идею создать проект Smart Satu.

История этого стартапа началась следующим образом. Мой друг открыл компанию и попросил меня помочь ему по IT-части и с продвижением продукции в торговых точках. По ходу я столкнулся с тем, что крупные торговые центры — магазины категории «А» — используют систему EDI, благодаря которой тысячи поставщиков-дистрибьюторов могут взаимодействовать. Меня осенило, что есть еще ниша мелких торговых точек. Я стал предлагать другу заняться их автоматизацией, но он отнесся к этому скептически. Меня, конечно, это не остановило, наоборот, подтолкнуло к общению с разными людьми из этой сферы. В итоге мы пришли к идее раздать планшеты в торговых точках, собрать много поставщиков-дистрибьюторов, автоматизировать их платежи и вопросы логистики. Сейчас мы идем к тому, чтобы решить все три задачи, а затем развивать эту модель глобально по всему миру.
№2
С какими страхами вам приходилось сталкиваться в начале предпринимательского пути?
Когда банк закрывал свое инвестиционное направление, мы очень хорошо отработали и получили за это большие бонусы. Все свои отступные и часть денег, которые дал мой бывший руководитель, я вложил в наш новый бизнес. Иными словами, я направил в капитал компании практически все сбережения, которые у меня были.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
А затем весь первый год нашей деятельности очень плохо понимал, чем мы будем платить на следующий месяц зарплату своим сотрудникам. Изначально все шло не так, как было задумано. Нам пришлось с нуля выстраивать все взаимоотношения, поскольку мы не получили клиентов, на которых рассчитывали. На самом деле мы еще несколько лет не имели какой-то уверенности в том, что сможем оплачивать все свои расходы.

В этом плане наемный сотрудник гораздо свободнее предпринимателя. Если первому что-то не нравится, он может хлопнуть дверью и устроиться на другую работу. Но когда вы предприниматель, вы — единственный человек, который не может уволиться из компании, даже если вам очень хочется это сделать. Так что основатель бизнеса больше принадлежит компании, чем себе. Ему приходится постоянно думать о том, чем оплачивать аренду, выдавать зарплату, платить налоги и другие текущие платежи.

Я хорошо помню прирост своих личных долгов за первые полгода существования компании. Ведь, будучи предпринимателем, учишься принимать ответственность, понимая, что, если что-то пойдет не так, глобально во всем виноват будешь только ты. Но мне на самом деле повезло с коллегами, которые сильно меня поддерживали и очень долго работали почти бесплатно.

Помимо этого я хорошо помню еще один момент, когда мы поняли, что нам наконец-то есть чем платить зарплату не только сейчас, но и через один, два и даже три месяца. Это произошло, когда мы приобрели своего первого крупного клиента. А еще через время таких клиентов стало несколько.

Однако проблема бизнеса в том, что по мере того, как он растет, ты начинаешь сталкиваться с новыми вызовами, которые еще сложнее, чем были до этого. Даже сейчас я не могу сказать, что чувствую себя принципиально увереннее, чем в 2010 году. Да, теперь у нас есть понимание, чем мы будем платить зарплату следующие два года, но этого недостаточно, чтобы наш бизнес был успешен.

Мне кажется, что наш бурный рост связан с тем, что нам некомфортно оставаться в нынешних размерах. Нам никогда не приходилось расслабляться, мы и сейчас не можем себе этого позволить. Да, сегодня у нас огромный портфель активов, но при этом еще имеется большой портфель обязательств и много различных проектов развития, в которые мы вкладываемся.

Акции только той компании будут в цене, которая постоянно улучшает финансовые показатели и расширяет бизнес. Инвесторы вкладывают в тебя сегодня, только если верят, что завтра ты сможешь сделать больше.

Один из примеров бизнеса, который так же, как и мы, не может перестать расти, — это Tesla. Любая остановка в росте для этой компании будет означать если не крах, то что-то очень близкое к нему. Сегодня Tesla — крупнейший производитель дорогих автомобилей в Америке. Но инвесторы дают им деньги не потому, что эта компания может стать мировым лидером производства luxury-автомобилей, а из-за того, что за ней будущее. Tesla претендует на роль крупнейшего игрока в производстве электромобилей в мире, а потому не может сбавить темпы своего роста.

Если же говорить о «Фридом Финанс», то наша проблема в том, что в инвестиционном банкинге размер имеет большое значение. Построить маленький инвестиционный банк очень сложно, особенно у нас в регионе. На нашем рынке не так много ниш, в которых можно зарабатывать, но когда ты становишься на нем крупнейшим игроком, получаешь возможность участвовать в крупнейших сделках.

Мы целенаправленно пошли по пути создания универсального инвестиционного брокера, который бы обслуживал достаточное количество клиентов для того, чтобы мы смогли внедрять передовые технологии, которые могут себе позволить только крупные игроки.
VS.
Если говорить о страхе ответственности, когда ты начинаешь нанимать людей, то этот этап мы пережили с друзьями еще в 20 лет, когда открыли и развили сеть интернет-кафе.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
Тогда в год мы открывали по 2-3 точки в Алматы и Астане. То есть осознание ответственности у меня произошло еще до Smart Satu. Тем не менее какие-то переживания все равно были, особенно когда не хватало денег и приходилось импровизировать и искать альтернативные источники доходов.

В бизнесе всегда присутствуют какие-то сложности и переживания, но в процессе ты осознаешь, что существует куча способов решить любую проблему.
№3
В чем заключается ваша большая идея, которая движет вами и вашими единомышленниками?
Моя большая идея в том, чтобы в Казахстане стало гораздо больше частных инвесторов, чем в данный момент. То есть речь идет не о 50 тысяч наших клиентов на данный момент, а как минимум о 500 тысячах казахстанцев, готовых вкладывать свои свободные средства в более сложные и эффективные инвестиционные продукты, чем банковские депозиты. И это совершенно реалистичная цифра.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
Главное, чтобы рынок капитала позволял людям, у которых есть деньги, более эффективно их вкладывать и отдавать тем, кому они нужны. И здесь мы не строим большой инновации, а проходим тот же путь, что и развитые страны в свое время.

Преимущество Казахстана в том, что он развивается по пути рыночной экономики, несмотря на большую долю участия в ней государства. Здесь нормальное законодательство, регулирующее рынок ценных бумаг, имеется пласт людей, обладающих сбережениями, и частных предпринимателей, планирующих развиваться. И я верю, что мы действительно во многом сейчас создаем свой рынок. Уже большая часть сделок, которые заключаются на Казахстанской фондовой бирже, проводятся нашими клиентами.
VS.
В свое время мой отец спроектировал баню «Арасан». Его уже давно нет с нами, а баня стала частью истории нашего города и продолжает работать, принося пользу. Я тоже хочу оставить после себя что-то стоящее.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
Поэтому моя большая идея заключается в создании глобального IT-продукта, который будет работать не только в Казахстане, но и во всем мире. Миссия Smart Satu — приносить пользу поставщикам, дистрибьюторам и потребителям, которые благодаря нашему продукту смогут получать товары по доступным ценам. Поэтому, когда вы думаете над своей идеей, заранее определите, какую пользу она принесет не только Казахстану, но и всему миру. Иными словами, создавайте продукт, который будет легко масштабироваться.
№4
Что для вас самое главное в партнерстве? Есть вещи, которые вы не прощаете ни при каких обстоятельствах?
Для меня в партнерстве важно еще «на берегу» понять простую формулу, по которой мы будем делить свои риски и будущую прибыль. При этом меня смущают отношения, в которых это тяжело или вообще невозможно сделать. Мы сами так и не стали партнерской компанией.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
В любом партнерстве мне важно найти какую-то формулу, по которой мы могли бы прийти к какому-то паритету. Для этого я стараюсь оценивать вклад каждого партнера в виде какого-то эффекта, который он приносит своим участием. Мы реализовали проект и заработали на нем что-то — давайте поделим именно эти деньги, а не акционерный капитал, который представляет собой некую мифическую стоимость бизнеса, способную измениться в любой момент.

Для меня самая понятная история, когда мы можем заранее договориться, — ты делаешь вот это, а я это, при этом наши вклады примерно одинаковы, а значит, мы рассчитываем на одинаковые доли в прибыли. Или, например, мы даем проекту 1 млн долларов, ты приходишь в этот проект в качестве наемного менеджмента и приносишь 200 тысяч долларов. При этом для тебя это основная работа, за которую ты не получаешь зарплату, но свой труд оцениваешь в 100 тысяч долларов в год. Тогда я понимаю: если мы вложили 1 млн долларов, а ты вложил 300 тысяч долларов, то каждый из нас получает долю в прибыли соразмерно своему вкладу.

Именно поэтому меня смешит огромное количество стартаперов, пытающихся поднять капитал по принципу «у нас есть крутая идея, давайте мы вам продадим 20% в проекте за 1 млн долларов». Ребят, если у вас есть крутая идея, но вы хотите платить себе зарплату из моих денег, то вам стоит отдать мне 100% своего капитала и просто прийти устраиваться ко мне на работу. Потому что акционерный капитал приобретает тот, кто вкладывает в него и рискует своими средствами.

Всегда лучшие партнерства — это те отношения, где партнеры получали доли, справедливые своим реальным вкладам. Партнерство, в котором кто-то много работает, но получает слишком маленькую долю или, наоборот, приносит мало ценности, но получает за это слишком большую долю, превращается в очень большие проблемы для проекта. Начинаются конфликты интересов, так как каждый начинает защищать свои инвестиции, но только при этом все теряют уже по-разному.

Поэтому я за то, чтобы во всех партнерских отношениях и доходы, и ответственность (включая риски как с точки зрения репутации, так и с точки зрения денег) всегда делились пропорционально.
VS.
В партнерстве — как в семье. Если у тебя какие-то проблемы в бизнесе, ты всегда найдешь варианты их решения. Однако если у тебя проблемы в семье, то на работе тоже ничего не будет ладиться, пока ты не прояснишь ситуацию с родными и не придешь к какому-то совместному решению. Так же с партнерами: если ты что-то делаешь и понимаешь, что есть какая-то недоговоренность с ними, необходимо прояснить все недомолвки. Иначе это будет съедать твою энергию и мешать достижению результатов в работе. Поэтому для меня важно, чтобы между партнерами было доверие и понимание.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
На это же следует обращать внимание и при поиске инвестора. Вообще, я считаю, что лучше привлекать «умные» инвестиции, которые не ограничиваются только средствами на реализацию проекта, а включают еще и помощь в виде полезной экспертизы. При этом важно, чтобы инвестор доверял вам. Бывают случаи, когда в какой-то момент у инвестора начинается паника, и из-за того, что он перестает тебе верить, не происходит самого главного в развитии проекта. Мне, например, очень повезло с нашим первым инвестором. Когда он давал нам деньги, сразу с ними попрощался. В том плане, что он поверил в нашу идею и готов был рискнуть ради нее вместе с нами, несмотря на то что в тот момент она была только на бумаге. В последующем мы также старались искать именно «умные» инвестиции.

По второй части вашего вопроса: я не злопамятный и, как уже сказал, предпочитаю доверять людям. Если же мне все-таки встречаются те, до кого я пытаюсь что-то донести, но в итоге не получается договориться или они в чем-то меня подводят, то я стараюсь в будущем просто не замечать их, чтобы не тратить время и энергию.
№5
Какой философии в бизнесе вы придерживаетесь?
Моя философия заключается в том, чтобы никогда не жертвовать возможностью ради денег. Если у нас были свободные средства, мы всегда пытались найти им какое-то применение. Это позволяло компании расти и двигаться вперед. Я пытаюсь относиться к деньгам как к некоему инструменту, который должен удовлетворять потребности нашей компании.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
Если же говорить о философии ведения бизнеса с точки зрения решения управленческих задач, то я всегда исхожу из того, что любая компания — это, прежде всего, отношения. Я очень счастлив, что мне удалось собрать команду из огромного количества людей, которые гораздо профессиональнее меня в областях, в которых они работают. Также считаю, что нам удалось добиться уникальной атмосферы доверия внутри команды.
VS.
Моя философия бизнеса заключается в глобализации. Мы стараемся создать онлайн-систему, которой сможет воспользоваться любой производитель, чтобы увидеть всех дистрибьюторов в любой стране — не важно, в Саудовской Аравии, Мьянме или Камбодже.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
Для этого мы уже ведем переговоры с глобальными партнерами в США, которые, возможно, смогут открыть нам двери в офисы Unilever, Mondelez, P&G и Henkel. Это позволит продукту Smart Satu развиваться глобально.

Помимо этого мы сейчас накапливаем данные, чтобы затем сделать зонтичный продукт с big data, позволяющий производителям подбирать себе правильного дистрибьютора исходя из его категорий продаж в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Саудовской Аравии или России.

Если говорить больше о каких-то управленческих вещах, то я стараюсь строить компанию на доверии. В Smart Satu есть отличная команда управленцев, поэтому в рабочие процессы я стараюсь не вмешиваться. У нас три офиса — в Минске, Алматы и Москве. И ни в одном из них у меня нет личного кабинета или персонального рабочего места. Когда я прихожу в офис, сажусь за стол переговоров, открываю свой ноутбук и так работаю. Но это бывает нечасто, так как я могу заехать в офис только раз в неделю, а иногда и раз в месяц.

Я стараюсь коммуницировать с одним, максимум тремя людьми в офисе, а общие собрания, которые мы используем, чтобы прокачать, направить и вдохновить команду, бывают не так часто. Если я вижу, что это необходимо, то присоединяюсь. Но в целом стараюсь не лезть в операционную работу вообще.

Даже когда мы начинали работать с первым инвестором, я ему сразу сказал, что не буду директором в компании. На это он спросил: «Ты боишься ответственности?» А я ответил: «Нет, я просто не хочу на себе завязывать рутину, поскольку планирую заниматься глобализацией проекта».
№6
Какое решение за все время развития вашего бизнеса было для вас самым сложным или неверным?

Мне искренне тяжело ответить на этот вопрос. Было много вещей, из-за которых мы потерпели кучу тактических поражений.

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
Могу привести небольшой пример. Я лично профинансировал сделку одних наших партнеров, которая выглядела сомнительной и впоследствии оказалась крайне неудачной для нас.

Но благодаря этой плохой сделке мы не совершили другую, более плачевную. Поэтому сложно сказать, насколько это вообще пошло нам во вред.

Подобных тактических ошибок было много за время нашего развития, но они были для нас опытом, который помогал становиться сильнее и принимать правильные решения в стратегически важных ситуациях.

Тем не менее иногда мне кажется, что сейчас, будучи опытным, я бы в принципе не решился делать этот бизнес. Мне бы не хватило смелости. Это в 2008 году мы просто плохо понимали, во что ввязываемся. С другой стороны, тогда я был бы не я, и мне было бы скучно жить. (Смеется.)
VS.

Трудный вопрос. Сложности были, когда заканчивались деньги и нам предстояло привлечь новые инвестиции.

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
На тот момент мы нашли потенциальных инвесторов в России в лице крупного банка и в Казахстане — в лице инвестфонда. Нам нужно было сделать выбор, а это решение давалось крайне сложно. Но в итоге нам вновь повезло, мы поговорили с бизнесменом Маргуланом Сейсембаевым, который сказал: «Больше никого не ищите, я проинвестирую даже больше, чем вы просите».

И он не ограничился просто инвестициями, принимая активное участие в проекте и подсказывая нам много полезных вещей. Помимо этого Маргулан всегда открыт к предложениям и дает нам возможность не придерживаться того плана, который мы предложили изначально. Это важно, потому что стартап — это проект, который постоянно видоизменяется. Здесь нужна гибкость и скорость принятия решений.
№7
Что вы пожелали бы себе…
18-летнему и в тот период, когда начинали бизнес?

Тимур Турлов
Генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс».
Себе 18-летнему я бы пожелал больше верить в себя и в то, что все у меня получится.

А в тот период, когда мы начинали свой бизнес… наверное, меньше бояться. Я не могу сказать, что в свое время мы были недостаточно смелыми в своих действиях, но я очень много нервничал и переживал. Знаете, у группы «Звери» есть замечательная песня: «Не надо думать, что все обойдется, не напрягайся, не думай об этом». Вот что-то подобное хотел бы пожелать.
VS.
18-летнему и через 20 лет?

Болатбек Оспанов
Основатель Smart Satu.
Я скучаю по времени, когда мне было 18 лет. Мне бы хотелось вновь пережить тот период. Ну а пожелаю себе тогдашнему больше заниматься спортом — играть в теннис, кататься на лыжах, ездить на велосипеде. Я и раньше уделял этому время, но если бы у меня был еще один шанс, то делал бы это с еще большим усердием.

Если же говорить о будущем, хочется, чтобы через 20 лет мы вместе с сегодняшними партнерами могли гордиться достижениями Smart Satu. Также желаю крепкой семьи, здоровья родителям и чтобы друзья оставались рядом.

Прошлые выпуски проекта
Екатерина Корабаева
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda