Женское лидерство

Чуткость в творчестве, бизнесе и жизни

Казахстанский этнодизайнер, директор ТОО «Aigul Line», кандидат биологических наук Айгуль Жансерикова убеждена в том, что женщине с ее чуткостью, грацией и особой силой по силам любые преграды. Это она доказывает на собственном примере, взявшись за возрождение национального ремесла и создание узнаваемого отечественного бренда. При этом героиня нашего материала не просто строит бизнес, но и развивает собственный социальный проект.
Досье
Айгуль Жансерикова – инициатор возрождения войлоковаляния в Казахстане.
В 2004 году Айгуль организовала первый национальный тренинг специально для казахстанских женщин. В этом же году состоялось открытие первой в Казахстане мастерской по изготовлению войлочных изделий ручной работы «ak_kiiz». В течение последующих нескольких лет на базе этой мастерской прошли обучение много женщин из различных регионов Казахстана. Однако валяние войлока оставалось для многих на уровне хобби.

Во время стажировки в 2009 году в Германии, Айгуль Жансерикова посетила мастерские многих немецких войлочниц и изучила организацию их деятельности. Увидев, что традиционное казахское ремесло служит для них стабильным источником дохода, а не только полем для творчества, она решает непременно внедрить их успешный опыт и в Казахстане.

К тому времени, ее более чем семилетний труд по возрождению валяния войлока тоже дал о себе знать. Появилось много партнеров, коллег, постоянных клиентов. Так в 2011 году возникла небольшая компания «Aigul Line», которая сегодня уже известный бренд, подразумевающий высокое качество и неповторимость выпускаемой продукции.
Вы инициировали возрождение войлочного ремесла, забытого в стране. Расскажите, как все начиналось.
Когда я начинала, не думала, что создам целый бренд. Изначально не было амбиций и цели стать известной. Идея имела социально ориентированное направление.

В Казахстане в начале двухтысячных еще не была сформирована как таковая культура войлоковаляния. О войлоке можно было услышать только от бабушек, которые научились валять изделия благодаря своим мамам и бабушкам. И если честно, то идея возрождения этого ремесла в тот момент воспринималась пессимистично, невозможно было найти ни одного сувенирного изделия, сделанного из войлока. Не было даже сырмаков и текеметов. Сохранились только изделия, которые передавались в семьях из поколения в поколение. Иными словами, люди увлеклись фабричными синтетическими изделиями, ручная работа ушла в небытие, поэтому и зародилась идея ее возродить. Работа была не из легких, нужно было долго и методично трудиться. На тот момент я работала в составе одного международного проекта, поэтому войлок был для меня хобби. Я открыла небольшой офис, куда приглашала тренеров, консультантов и организовывала вместе с ними мастер-классы для женщин, которым было интересно больше узнать о ремесле наших предков. Позже, в 2004 году, я открыла ИП в Алматы. Теперь, уже будучи предпринимателем, я обучала войлоковалянию женщин из сельских районов. Через мою мастерскую прошло больше 300 мастеров.
Как этнодизайнер могу отметить, что войлочное мастерство без дизайна — ничто. Невозможно делать одно и то же, нужно находиться все время в поиске, необходимо быть смелым, обладать тонким чутьем, чувствовать цвет.
Как вы думаете, почему наши предки ценили войлок, да и сегодня, спустя годы, войлок считается ценным материалом?
Войлок — это просто прекрасный материал, он экологически чистый, натуральный, податливый, полезен для здоровья, у него хорошие терморегулирующие свойства. Так что я как эколог недалеко ушла от своей основной профессии, занявшись популяризацией экологически чистого продукта из войлока.
А как вы все-таки решили, что хотите заниматься именно этим ремеслом? Что вас побудило?
Работая национальным координатором, я была полна патриотизма, много путешествовала по миру. И что самое интересное, увидела в Европе, как женщины валяют войлок. Это были сувениры и шляпы. Я была до глубины души поражена: как так, ведь родина войлока у нас? Как это люди занимаются чуждым для них ремеслом? Тогда мне запомнился интересный диалог с европейской женщиной. Она долго рассказывала, что туркмены где-то там, в Центральной Азии, валяют войлок. Я пыталась убедить, что вся Центральная Азия владеет этим ремеслом. Вот тогда я твердо решила: нужно придумать что-то новое, интересное, не обязательно делать только кошму, юрты и ковры. Думаю, эти стандарты и отпугивали современность от войлочного искусства. Можно сказать так, что у казахов традиционно количество скота, как сейчас банки второго уровня, определяло твое состояние. Мы всю жизнь были скотоводами, и шерсти у нас было много. Однако когда я начала возрождать войлоковаляние, выяснилось, что в наши дни не было специальных пунктов обработки шерсти, и поэтому она загнивала. Попытки самостоятельной обработки приводили к повышению себестоимости, в результате нам приходилось закупать шерсть в Киргизии, а иногда, когда я бывала в западных странах, закупала даже там. Лучшим подарком для меня было привести кусочек шерсти и свалять из нее что-нибудь красивое. Позже я активно занялась вопросом раскрутки пунктов обработки шерсти в Казахстане. В конце концов в стране законодательно было запрещено вывозить необработанную шерсть. Думаю, это нововведение стало стимулом к работе отечественных пунктов обработки шерсти. Так мы получили возможность покупать в своей стране очищенную шерсть. С одной стороны, закупать ее в Киргизии было бы выгоднее, так как электроэнергия, рабочая сила там дешевле, но мы как патриоты пользуемся только нашей шерстью.
Это правда, что, занимаясь войлочным ремеслом, нужно обладать таким качеством, как чуткость?
Как этнодизайнер могу отметить, что войлочное мастерство без дизайна — ничто. Невозможно делать одно и то же, нужно находиться все время в поиске, необходимо быть смелым, обладать тонким чутьем, чувствовать цвет. Учитывая, что женщины чаще мужчин обновляют гардероб, они лучше знают потребности других представительниц прекрасного пола.
А если говорить о бизнесе, такая чуткость помогает или мешает?
Да, от природы женщины очень чувствительны, но при этом и более предусмотрительны. Если мужчина — добытчик, то женщина знает, как расставить все по полочкам. Думаю, этот принцип работает и в бизнесе, где женщина продумывает и планирует каждый свой шаг. Переживая какую-то ситуацию, женщины подойдут к ее решению с философской точки зрения.

Лично я, призывая людей к творчеству, рассуждала так: если научу одну женщину, она сможет научить нескольких, так эта технология распространится по всему Казахстану, причем бесплатно. Многие проявляли интерес к ремеслу, думая, что это легко. Однако если соприкоснуться с ним напрямую, окажется, что все не так просто, как кажется, когда ты просто видишь красивую вещь. На деле процесс валяния очень длительный, требует терпения. Когда мы начинали продавать свои первые изделия, столкнулись с тем, что люди хотели задешево получить товар ручной работы. У современного потребителя не было понимания, насколько ценен этот труд. Возможно, у нас в Казахстане сохранилось ювелирное мастерство, но войлоковаляние было явно забыто. Мне предстояло возродить интерес к нему. Когда собираешь команду, важны лидерские качества, чтобы люди могли поверить в твою идею и стать твоими единомышленниками. Поэтому, хоть это и бизнес, мой лозунг — «Мы должны быть патриотами. Войлоковаляние — это наше исконно казахское мастерство, за этим будущее!».
А с какими трудностями вам пришлось еще столкнуться при развитии такого необычного и творческого направления бизнеса?
Главная трудность, с которой я столкнулась, заключалась в том, что никто не верил в наше дело. Я как-то зашла в акимат, чтобы рассказать, что хочу возродить войлоковаляние, и попросить помощь в выделении помещения, где можно было бы проводить мастер-классы и обучать безработных женщин. Там меня даже не поняли, так я обращалась во многие инстанции. И когда я поняла, что это бесполезно, сама решила стать меценатом и арендовать свое первое помещение.

Еще одной сложностью был пессимизм наших женщин. Как оказалось, все хотят быстрые и большие деньги. Тогда как мастерство оттачивается временем и требует постоянного совершенствования. Я сегодня делаю одно, завтра узнаю еще что-то, через год-два приходит новый опыт, меняется мировоззрение, рождаются новые идеи и мысли, улучшается качество.

К тому же волойковаляние — ремесло, где нужен талант, определенные навыки, склонность к рукоделию и чувство цвета. Однако я уверена в том, что все эти качества воспитуемые, просто кто-то учится быстрее, а кому-то нужно время.

Также, когда я начинала, не было специалистов, я была пионеркой в этом деле. Часто было так, что месяцами обучаешь одного человека, и уже через пять месяцев он понимает, что зарабатывает не так много, поэтому не стоит этим заниматься, уходит, бросает начатое дело. Кто-то говорит: «У меня внучка родилась, времени нет». Так что поначалу была большая текучесть кадров.
На первых этапах нам нужны были ярмарки, чтобы раскрутиться, а сейчас мы просто не успеваем их посещать. Сегодня чаще присутствуем только на международных выставках. Мы побывали несколько раз в Америке, в Берлине, Милане.
Как же вам тогда удалось привлечь внимание к ремеслу и организовывать целые выставки?
Действительно, я была одной из первых, кто организовывал выставки ремесленников в Казахстане. Я взяла семь тысяч долларов и организовала свою первую международную выставку. Двигало мной понимание того, что, когда мастер преподносит широкой аудитории свой товар, обменивается опытом с другими мастерами, он чувствует развитие. Как говорится, один в поле не воин.

Так по моей инициативе в 2002 году в Центральном государственном музее была организована первая выставка ремесленников Центральной Азии. Были приглашены гости из Таджикистана, Киргизии, казахстанские мастера. Думаю, это послужило примером традиционно проводимых ремесленных ярмарок у нас в стране.

На первых этапах нам нужны были ярмарки, чтобы раскрутиться, а сейчас мы просто не успеваем их посещать. Сегодня чаще присутствуем только на международных выставках. Мы побывали несколько раз в Америке, в Берлине, Милане. В 2011 году зарегистрировались как ТОО «Aigul Line». С того времени разрабатываем свои этикетки, упаковки, целую линейку товаров. Изначально мы выпускали традиционные предметы интерьера, а затем постепенно перешли на аксессуары, потом — одежду. Стали комбинировать шелк с шерстью, что лишь подтверждает: спрос определяет предложение. Сейчас мы работаем в основном по индивидуальным заказам, а также обслуживаем корпоративных клиентов.

Вначале как эколог я назвала свой проект EcoBazaar. Потом подумала, что это как-то не по-казахски. Мы как раз стали выезжать за границу и решили, что назовем наше производство «Ак кииз», но для иностранцев это было слишком сложно, не было никакой ассоциации. Когда я создавала ТОО «Aigul Line», специалисты мне подсказали, что, если наше имя связывают с качественным войлоком, нужно оставить его в названии, поэтому получилась «Линия от Айгуль».
Расскажите о социальной стороне вашего дела.
Материнское чувство, женская солидарность присущи женщинам. Наша команда одной из первых полтора года работала над идеей открыть первую в Казахстане мастерскую войлоковаляния в женской колонии в селе Жаугашты Алматинской области. Это настоящий социальный проект. Как известно, женщину после колонии никто не встречает с распростертыми объятиями, а в рамках нашего социального проекта она получает навыки и профессию, к тому же она погашает иски. Из 700-800 женщин трудоустроены максимум 200, остальные сидят без дела. Мы им предлагаем работу. В колонии есть пекарня и швейный цех, где они шьют серую одежду, а в нашей мастерской у них есть возможность творить, создавать что-то новое и красивое. У меня уже сформировалась целая команда, они устроены официально. За хорошее поведение и характеристики, а также погашение исков им сокращают сроки. Я начала сотрудничать с женской колонией в июне 2015 года. До сих пор не предавала огласке этот проект, но сейчас я впервые могу сказать, что эти женщины научились профессионально работать с войлоком, и на каждую сделанную ими вещь можно прикрепить лейбл Aigul Line. Важно не количество, а качество. Самая главная благодарность для меня — видеть горящие глаза, я от этого получаю заряд для дальнейшего творчества.
Айгерим Байзулина
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda