• Хе Олег

    Издатель

  • 4 декабря 2014

Профессионализация всей страны

 

Председатель правления фонда «Даму» Ляззат Ибрагимова — о дешевых кредитах, точках роста и белой экономике.

 

Ляззат Еркеновна, так понимаю, источников финансирования у фонда «Даму» стало больше после получения международного кредитного рейтинга?

 

Да, после получения рейтинга на уровне странового мы сейчас расширяем источники фондирования. Помимо длинных и дешевых финансовых ресурсов Национального фонда, предоставляемых обрабатывающей промышленности, мы параллельно активизировали сотрудничество с международными финансовыми организациями. Но там есть свои условия. Во-первых, не должно быть никаких отраслевых ограничений. 

 

То есть если предприниматель хочет взять кредит под торговый бизнес, то получает?

 

Да, конечно. Ретейл развивает самый главный навык бизнесмена — умение продавать. Международные финансовые организации вообще намного проще относятся к кредитованию разных отраслей, считая, что самое главное — это дать возможность людям самореализоваться через ведение какого-нибудь бизнеса. Во-вторых, эти институты придерживаются правила, что ставки по кредитам должны быть более или менее рыночными.

 

Менеджеры казахстанских коммерческих банков говорят, что деньги по линии Азиатского банка развития выдаются конечному заемщику под 12,5%. Тогда как в обычном порядке ставки выше на 2-4%.

 

Мы прилагаем максимум усилий, чтобы добиться снижения стоимости кредитных ресурсов. Во-первых, за счет предоставления государственной гарантии Министерства финансов. Тогда мы получаем деньги от того же АБР по низкой ставке. Во-вторых, банки делают свопы с Национальным банком под 3% годовых, и эти деньги доставляются казахстанскому бизнесу в тенге, что для него очень важно. В-третьих, маржа фонда «Даму» — от 1-1,5%, и она включает в себя оценку риска на банк. Это позволяет банкам получить пятилетние тенговые ресурсы на уровне 7% годовых. Если бы банки самостоятельно привлекали эти ресурсы, стоимость была бы значительно выше.

 

Можно ли говорить о том, что бизнес будет получать кредиты дешевле, если они сейчас идут из Национального фонда и международных банков?

 

Да, ставка будет примерно 12% в тенге для конечного заемщика. Мы этого добиваемся. СейчасЦеснабанк, участвуя в программе АБР, готов поэтой программе кредитовать МСБ под 11% годовых, и на данный момент в программах безотраслевых ограничений это бенчмарк. Думаю, что будет происходить сильная диверсификация источников финансирования на рынке. Государство как сильный источник финансовых ресурсов хочет, чтобы производители получали значительно ниже ставку по кредитам. Цель — 6% для конечного заемщика по деньгам из Национального фонда и 7% годовых по программе субсидирования. Что касается международных банков, то мы стремимся к тому, чтобы любой бизнес имел свободный доступ к их кредитам под 11-12% годовых. А в идеале под 10% годовых, это вызов на ближайшие три года.

 

Какую сумму вы таким образом сможете аккумулировать и распределять по экономике в ближайший год?

 

Мы сейчас привлекаем заем от АБР в размере $122 млн. Эти деньги поступят в Банк ЦентрКредит и Цеснабанк в течение недели. В следующем году от них же получим еще один заем на сумму $225 млн. ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития. — Ред.) готов предоставить $100 млн до конца года. Мы сейчас находимся в процессе отбора банков — партнеров для этой программы. Она будет уникальной, потому что ЕБРР согласился кредитовать без государственной гарантии, под гарантию фонда «Даму». Для нас это признание наших успехов именно в корпоративном управлении, когда международный финансовый институт подтверждает, что «Даму» имеет эффективную бизнес-модель и, по сути, будет финансировать коммерческий банк под нашу корпоративную гарантию.

 

Отдельно ведутся переговоры со Всемирным банком о кредитной линии на $200 млн. Таким образом, от международных институтов мы можем получитьболее $500 млн. Из Национального фонда готовим транш на 50 млрд тенге и получим его до конца 2014 года.

 

Параллельно работаем над тем, что-бы упростить процедуры получения кредитов. Отношения между банком и заемщиком по нашим программам формализованы в каждом банке индивидуально. Предприниматель приходит к кредитному офицеру и сдает документы. А потом офицер может звонить по нескольку раз и запрашивать дополнительные документы. А когда предпринимателю эта волокита надоедает и он начинает жаловаться в разные инстанции, то вообще может получить отказ в предоставлении кредита. Вот мне пишет сейчас представитель производственной компании «Юнион-Перлит», которая является активным участником всех наших программ. Возмущается тем, что 29 августа текущего года сдали пакет документов, в течение сентября делали оценку залога, а в начале октября банк запросил дополнительные документы. А компания уже сделала предоплату за оборудование, и его надо выкупать. Столько времени прошло, а банк все не может решить с кредитом. Когда мы уже вмешались, позвонила кредитный офицер из банка и сказала: «Я хочу, чтобы вы представили финансовую отчетность за последний год в ежемесячной разбивке». На той стороне заемщик возмущается: «Сказали бы мне сразу, я бы давно это сделал, но сейчас, когда горит контракт на оборудование…»

 

Как же весь этот механизм упрощать?

 

Мы хотим сделать единые правила кредитования по нашим программам, где используется гарантия фонда «Даму», и автоматизировать процесс сбора документов с использованием портала электронного правительства egov.kz. В целом надо банкам жестче регулировать получение и рассмотрение кредитной заявки. А для этого нужны четкие правила: перечень документов при подаче кредитной заявки и срок для вынесения банком индикативного решения. Потому что, когда заемщика рассматривают по 3-4 месяца, то потом бизнесу никто не возмещает его финансовые, административные и временные потери. Надо схему рассмотрения кредитных заявок по государственным программам встраивать в egov.kz, ведь на портале есть все необходимые для этого функции, например, государственные базы данных по движимому и недвижимому имуществу. Какую-то часть документов банк может брать оттуда, чтобы предпринимателю не приходилось таскать кипы бумаг.

 

Но даже при нынешних неотработанных условиях деньги по программам «Даму» расходятся как горячие пирожки. Получается, система более или менее работает. Вы видите эффект от этих денег?

 

Да, конечно. Заемщики, которые получают деньги по нашим программам, увеличивают налоговые выплаты на 30% в год! Это говорит о том, что прибыль у них быстро растет. Думаю, срабатывает эффект наблюдения за ними. Когда мы ходим, постоянно предлагаем различные программы обучения, телевидение про них рассказывает, акиматы постоянно вовлекают во все мероприятия. Региональная палата предпринимателей на местах постоянно создает различные диалоговые площадки. Внимание со всех сторон к бизнесу таких компаний приводит к тому, что у них возрастают ответственность и произ- водительность.

 

А как же быть с теми, кто якобы производит казахстанский продукт,а на самом деле покупает китайское, лепит свой лейбл и выдает за отечественный товар?

 

Мы все списки компаний — участников «Дорожной карты бизнеса — 2020» еще с 2010 года печатаем на сайте, и ни одного случая, о которых вы говорите, я не видела. А по Программе поддержки МСБ в обрабатывающей промышленности, это 6% годовых за счет средств Национального фонда, списки заемщиков доступны всем проверяющим и правоохранительным органам. Все уже давно сходили, все сфотографировали, узнали, есть ли производство и появится ли оно вообще.

 

То есть вы риски нецелевого использования денег исключаете?

 

Абсолютно. Работает гипертрофированная система контроля. При Национальном банке есть комиссия по контролю над деньгами Национального фонда. Ее возглавляет Кайрат Келимбетов. Мы всех приходящих за кредитами предупреждаем: берем согласие заявителя на предоставление информации о нем членам рабочей группы, в которую входят и правоохранительные органы. Потому на первом этапе недобросовестные предприниматели сразу отсеиваются. Если единичные случаи теоретически могут быть, то это покажет углубленный мониторинг. 

 

Если говорить о добросовестных предпринимателях, то как нам взращивать крепкий отечественный бизнес? Сейчас идет возврат к кластерам, национальным чемпионам…

 

Путь очень простой: профессионализация всего общества и максимальная автоматизация всех бизнес-процессов. Правительству нужно портал egov.kz развивать в сторону бизнеса. Для физических лиц там созданы уникальные механизмы, которые позволяют человеку с чиновником не встречаться, теперь очередь за юридическими лицами. Думаю, что в ближайшие пять лет произойдет такая технологическая революция, что мы как атавизм будем вспоминать наши походы в филиалы банков, встречи с кредитными экспертами и все остальное. Думаю, многое будет происходить электронным путем — вся передача документов, данных друг о друге. К этому надо быть готовым и перестраивать соответственно свои бизнес-процессы как бизнесу, так и государственным организациям. Я скептически отношусь к идее национальных чемпионов, потому что в этот термин, наверное, входят и государственные компании, которые осуществляют предпринимательскую деятельность. Не понимаю, кто их будет отбирать.

 

Может, на входе нужно выставить критерии?

 

Какие?

 

Ну да, спор был по этому поводу на конференции «К4».

 

Мне не нравится сама идея, что государство решает, кто из частников будет эффективным, даже выставляя критерии для них. Мне кажется, государство должно создавать среду и инструменты, а уже те, кто пользуется ими, будут доказывать свою эффективность. У нас почему состоялась «Дорожная карта бизнеса»? Потому что мы сами не кредитуем. Весь отбор идет в банках, они оценивают, будет проект доходным или нет. Ко мне приходят предприниматели и просят: «Посодействуйте!». «А чем?» — говорю я им в ответ. Реально я ведь не могу вмешаться в работу банка. Другое дело, если отобрать большую группу компаний среднего бизнеса, которые за последние 3-4 года показали высокие темпы роста выручки от реализации и производительности труда, и оказывать им комплексную поддержку, чтобы наращивать их компетенции для дальнейшего прорыва. Эта идея лежит близко к теории компаний-«газелей», когда около 5% всех быстрорастущих компаний создают 85% новых рабочих мест в экономике. Выявление таких компаний-«газелей» и создание условий для их дальнейшего роста за счет комплексной государственной поддержки — это понятная задача и поэтому выполнимая.

 

А где есть сильный потенциал роста казахстанской экономики?

 

В сельском хозяйстве. Но чтобы оно стало реальной точкой роста, нужно в первую очередь выстроить систему обучения. В свое время мы фактически потеряли сельскохозяйственную науку. Это я говорю вам как выпускник аграрного университета. Эта наука очень сложная, и технологии в ней очень быстро меняются. Думаю, что нужна большая группа молодых амбициозных ребят, которые бы поехали и посмотрели, как работают агроинновации в мире.

 

Ну это ж понятно, что там самая большая инновация — это ГМО. Вот то, что дает большой урожай при низких затратах.

 

Мне кажется, со временем люди будут отказываться от ГМО и переходить на натуральные продукты. Их производство, конечно, будет не столь производительно, но и цены на них будут выше.

 

Но почему, на ваш взгляд, бизнес не идет активно в сельское хозяйство?

 

Думаю, что отечественные предприниматели занимаются тем, что они умеют делать. Вот мы в самом начале научились хотя бы строить дома. По- том в определенный период времени научились делать муку. Помните, сколько было построено мукомольных комбинатов?

 

Потом, судя по количеству цементных заводов, научились производить цемент…

 

Да. Потом мы научились торговать, и все побежали строить торговые центры. То же самое будет и в аграрном секторе. Сейчас будет идти постепенное насыщение отрасли проектами, будет идти обмен информацией и компетенциями. Бизнес перейдет и в эту сферу тоже. Почему я и говорю про профессионализацию общества. Пока у нас не появятся высококлассные специалисты в промышленном дизайне, мы не сможем делать на 100% казахстанский автомобиль. До высокой степени локализации мы будем идти постепенно. Если нет знаний, то можно мечтать сколько угодно о таком автомобиле, но все равно никогда его не сделать.

 

Видите ли вы интерес предпринимателей к аграрному бизнесу?

 

Да. Таможенный союз открыл границы, появились новые перспективы.

 

На мой взгляд, в стране критически мало инвесторов. Желающих запускать стартапы намного больше. Получается, спрос не соответствует предложению.

 

Инвесторы ходят по своей проторенной дорожке, а стартаперы по каким-то другим дорожкам. И эти дорожки почему-то не пересекаются. С одной стороны, сказывается отсутствие инфраструктуры: мало инвестиционных и венчурных фондов, бизнес-ангелов. С другой — низкая инвестиционная культура.

 

Да, вот мне кажется, что инвесторы мало рассказывают о своем успехе: что он вложил деньги в такой-то стартап, заработал доход и успешно вышел из этой компании. Соответственно, когда мало таких кейсов и примеров, то другие даже не рассматривают альтернативу депозитам и недвижимости.

 

Потому что наше общество не настолько прозрачно. Я думаю, что здесь пройдет несколько этапов. Вот вы заметили, что сейчас идет легализация капиталов? Второй шаг: после легализации капиталов правительство планирует ввести всеобщее декларирование доходов. Вот тогда мы придем к белой экономике. И не будет вопросов: откуда у вас деньги появились на инвестирование в стартапы? Все будет ясно и понятно. И тогда появится много инвесторов, которые взахлеб будут рассказывать о своих историях успеха. Потому что этим людям нужно будет объяснять, откуда у них доходы.

 

На ваш взгляд, с чего нужно начинать развивать инвестиционную культуру?

 

С правовой базы знаний. Инвесторам надо разъяснять, что все отношения в бизнесе должны строиться строго на до- говорной основе. Есть уйма примеров, когда предприниматель прибегает и говорит: «Это моя компания». Потом появляется другой с документами и утверждает: «Нет, это моя компания». И первый потом доказывает с пеной у рта, что в свое время использовал административный ресурс для развития компании, помогал ей получать заказы. И эти люди на словах договаривались, что делают совместный бизнес. А инвестиционный рынок предполагает чистоту и простоту отношений. Можно не вкладывать деньги, а, допустим, делиться знаниями и опытом, но любое партнерство должно быть зафиксировано юридически. Мы как организация, отвечающая за государственную финансовую поддержку, также будем перестраивать принципы своей деятельности — чем прозрачнее бизнес и чем больше налогов он платит, тем больше рисков может взять на себя «Даму» при гарантировании кредитов! Таков принцип «Белой книги», что ведет «Даму» о компаниях, которые растут и увеличивают налоги, соответственно, растут их рейтинги.

 

А если смотреть, в каких отраслях Казахстана стартапы будут более жизнеспособны, то вы бы в первую очередь назвали аграрный сектор?

 

В любой сфере, в которой стартапер уверен в своих профессиональных навыках и компетенциях. Вот на днях ко мне приходил человек, который в свое время был одним из руководителей Семипалатинского мясоперерабатывающего комбината. И он объяснил, что в советское время комбинат производил 12 млн банок консервов в месяц! Работало там 10 тысяч человек! После развала Союза там осталось в штате всего 560 человек. А все почему? Потому что раньше была выстроена цепочка: из Монголии в год к нам заходило 5 млн голов крупного рогатого скота и 3 млн голов мелкого рогатого скота. И это все только на нужды семипалатинского комбината. Представляете, как все было продумано — вот сырьевая база под боком, вот переработка мяса, тут же, рядом, обработка шерсти и шкур. И, понятно, налаженная логистика доставки готовой продукции до рынка сбыта. Когда я с этим человеком разговариваю, то вижу, что он знает досконально свой бизнес: все марки холодильного оборудования, все характеристики вентиляционного оборудования, каждую деталь технологической карты. В большинстве же случаев приходят такие предприниматели, которые хотят развивать какой-нибудь проект, но не имеют достаточной компетенции и всех необходимых знаний. Думаю, что многое мы еще можем сделать в сервисной экономике — оказывать лучшие в регионе финансовые, транспортные, логистические услуги. Но в каждой отрасли должен расти профессионализм.

 

Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании РБК №12 (18) от 2 декабря 2014

PDF, 10.89 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме