• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 28 ноября 2014

Сплошное расстройство

 

Что общего у дизентерии и коррупции? Основной причиной их появления являются грязные руки. 

 

В Казахстане участились случаи создания бизнесов вокруг не всегда чистых на руку крупных чиновников. Примером тому расследование громкого дела коррупционного характера в отношении бывших руководителей Карагандинской области, включая экс-премьер-министра страны и бывшего министра обороны Серика Ахметова.  Редакция «&» пыталась выяснить, какие существуют способы борьбы с последствиями, которые на себе ощущают обычные граждане от тандема олигархии и нечестных чиновников?

 

Меритократия vs олигархия

 

Одна из системных мер, которую давно пытаются внедрить в центральных и местных органах власти, для того чтобы противодействовать коррупции, – пересмотр механизма согласования, перемещения чиновников внутри одного региона и госоргана. Вот и сейчас на фоне скандального задержания ни много ни мало бывшего премьер-министра мы слышим о намерении Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции пресечь «командные» перемещения чиновников.

 

«Мы должны принять меры, исключающие проявления протекционизма и аффилированности, проведения конкурсов под нужных людей, командные перемещения», - заявил на этой неделе глава антикоррупционного ведомства Кайрат Кожамжаров. Так, по его словам, ведомством будут усилены принципы меритократии через внедряемые информационные системы, интегрируемые со всеми государственными органами.

 

Но достаточно ли этого, чтобы проблема коррупции с участием крупных чиновников была исчерпана? По словам председателя Общественного комитета поддержки программы Президента РК по борьбе с коррупцией  Романа Богданова, решить данную задачу  сложно. «Если говорить о реальных мерах, то они могут сработать только тогда, когда будут крайне радикальными. Я имею в виду пример Сингапура и Китая. Если говорить о законах, то их нужно не только принять, но еще и исполнять, а коррупционер не будет бороться сам с собой и со своими родственниками, которые нередко находятся в его прямом подчинении», - поделился в интервью «&» г-н Богданов.

 

К слову,  сингапурская стратегия борьбы с коррупцией основывалась на целом комплексе мер. Для этого была предусмотрена регламентация действий чиновников и их ротация во избежание формирования устойчивых коррупционных связей. Им также удалось обеспечить  режим конфиденциальности для предотвращения утечек важной информации, которой можно воспользоваться в коррупционных целях. Особое внимание государством было уделено упрощению бюрократических процедур, утверждению верховенства законности и ужесточению законодательства. У них даже получилось добиться  повышения независимости судебной системы через  высокую зарплату и привилегированность  статуса судей. Дальше последовали экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях,  предприняты жесткие акции, вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб.

 

Другой проблемой, которую удалось избежать в Сингапуре, но все еще не получается решить во многих других странах, является наличие олигархии, вкладывающей деньги в лоббирование своих интересов политиками. 

 

Так, например, по словам Романа Богданова, олигархов, которые заработали свои состояния сравнительно честно, можно посчитать по пальцам. Сомнительно заработать миллиарды, не используя коррупционные и преступные схемы, лобби и т. д. «Фактически все банально просто. Когда есть состояние, его стараются приумножить, но  существует опасение того, что этого состояния можно лишиться. Следовательно, человек, владеющий состоянием, будет стараться его защитить.

 

Как это сделать, ведь один в поле не воин? Таким образом, люди со схожими взглядами и равными по суммам кошельками начинают объединяться, создавая совместные бизнес-схемы и проекты для увеличения своих капиталов, а также для их защиты. Кто стоит у них на пути? Милиция, суды, прокуратура? Покупаются легко, тем более в странах, где правительство заботится исключительно о сохранении собственных капиталов и делает все, чтобы поддержать коррупцию как гарант своего дальнейшего обогащения», - делится г-н Богданов.

 

 

Но что произойдет, если вдруг сменится власть и новой власти не понравится, что бюджетные деньги идут не на развитие страны, а прямо в кошельки этих олигархов?  «Они сами создадут правительство, которое будет действовать в их интересах и будет им подконтрольно, – продолжает спикер. - Давно всем ясно и понятно, что, как правило, миропорядком управляют не политики с идеями о «светлом будущем» а финансовые монстры, которые за ними стоят, с их капиталами, которые надо приумножать и защищать. Это не система, основанная на культе денег, это и есть культ денег, интегрированный в политику, который действовал всегда и действует сейчас. Маленькие деньги покупают маленьких чиновников, большие деньги покупают больших».

 

Олигарх олигарху рознь

 

Между тем, по словам политолога Сергея Акимова, правила игры для казахстанского «олигархата» не раз менялись на протяжении всего времени независимости. «Вначале «олигархат» в Казахстане был отделен от власти, при этом имел очень серьезное лобби в структуре власти. Потом Казахстан постепенно перешел к политической структуре, в которой олигархи тесно связаны с властью. Сейчас, как мы видим, многие казахстанские влиятельные бизнесмены и олигархи являются либо родственниками людей из власти, либо самими представителями власти. Обе формы взаимоотношений олигархата с властью имеют свои риски, которые могут привести к крупномасштабной коррупции», - отметил в интервью «&» г-н Акимов.

 

Политолог также попробовал привести  пример подобной ситуации в мире. Так, по его словам, первая форма взаимоотношений олигархов и крупных бизнесменов с властью, когда бизнес отделен от власти, но имеет свое лобби в правительстве, на данный момент действует в США. «Когда там начинаются выборы в президенты, будущий президент  просит деньги у бизнеса для избирательной кампании.  И если этот кандидат становится президентом, бизнес, который дал ему больше всего денег, и будет процветать в течение следующих четырех лет.   Это называется у них демократией и свободными выборами. У нас же в настоящем процесс выборов власти имеет иные особенности. Деньги тут являются не самым решающим фактором», - рассказывает г-н Акимов.  

 

В  Казахстане  же, по его словам, когда влиятельные бизнесмены были отделены от власти, были разные группы олигархов. «Это были люди, которые во власти никогда не состояли. Но тогда почти у каждой олигархической группы были свои политические партии, лоббистские группы в мажилисе и сенате. Но при таких условиях существует риск, что эти люди захотят прийти к власти. Поэтому, как мне кажется, от этой модели у нас и отказались.  Теперь у нас по-другому. И, в принципе, я не считаю, что наша система взаимоотношений власти с олигархами так ужасно работает. Как бы это ни звучало, «олигархат» в любом случае нужен. Его у нас в свое время формировали сознательно и целенаправленно, для того чтобы он стал движущей силой экономики страны. Делает он сейчас это или нет, это другой вопрос. Если посмотреть на соседнюю Россию, там, хотя олигархи и отделены от власти, власть все же заставляет «олигархат»  действовать в своих интересах, к примеру, брать на себя социальную ответственность и т. д.», - отметил политолог.

 

Конфликт интересов

 

Между тем директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев считает, что разрубить тесную связку нечистых на руку чиновников и олигархов могут представители оппозиции, которых так не хватает в стране. Именно они, по его словам,  находя компрометирующие материалы на отдельных чиновников или на отдельные бизнес-корпорации, связанные с чиновниками,  моментально наносят мощный  информационный удар. «Ну и,  естественно, там, где есть электоральная политика,   существуют и сильные СМИ, которые тоже являются мощным контролером», - делится в интервью «&» г-н Сатпаев. Так, по его словам, пока  еще ничего лучше не придумали для контроля   тесной связки власти с олигархами, кроме как СМИ, оппозиция  и НПО. 

 

Что касается экономической сферы, то эксперт предлагает  на законодательном   уровне ужесточить некоторые требования. «Необходимо  ужесточить наказание за нарушение так называемого конфликта интересов. Конфликт интересов - это момент, в котором тот или иной чиновник занимает ту или иную должность и после определенного времени вдруг оказывается на посту крупной корпорации, которая в свое время от этого чиновника получала преференции. Или другой пример - чиновник является одним из главных источников ресурсов бизнес-структуры, которую возглавляет его родственник», - рассказывает политолог.

 

Также, по его словам,  нам необходимо четче прописать в законодательстве само определение конфликта интересов. «Конечно, это есть в нашем законодательстве, но как-то между делом. То есть это конкретный пример, когда государство должно очень четко разграничивать, где есть   конфликт интересов, а где нет. Более того, общество тоже должно следить за этим. Если, например, тот или иной представитель общественности видит, что этот чиновник неровно дышит по отношению к какой-то бизнес-структуре, которая непонятным образом выигрывает тендеры, получает серьезное бюджетное финансирование, нужно бить тревогу», - говорит г-н Сатпаев.

 

Кроме того, политолог говорит о том, что в Казахстане, помимо декларации  о доходах,   необходимо ввести  и ужесточить декларацию о расходах. «В первую очередь это нужно сделать в отношении чиновников, а не  всех граждан. Потому что я сомневаюсь, что все граждане Казахстана смогут,  как хочет наше правительство, быстро и эффективно разобраться в заполнении декларации о доходах и расходах. Сингапурский опыт в этом плане очень хорош. Там не ждут, пока чиновника арестуют, а при малейшем подозрении на коррупцию тут же начинают проверку. Безусловно, чиновнику не запрещено быть богатым. Но он должен доказать, откуда у него это богатство. Есть очень хорошая практика у США. Например,  Блумберг, который был мэром Нью-Йорка. Вот он стал вначале крупным бизнесменом, финансовым магнатом, а уже потом пришел к власти. У нас же почему-то  считают, что только власть может открыть двери к богатству», -заключил эксперт.

 

Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №41 (518) от 28 ноября 2014

PDF, 3.91 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме