• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 4 ноября 2014

Углеводородная уязвимость

 

Глава Нацбанка Кайрат Келимбетов отмечает, что цена на нефть $60 за баррель в среднесрочном диапазоне не так страшна для Казахстана. Мы же предлагаем посмотреть, что говорится о «критическом моменте», при котором баланс бюджета страны будет нарушен, в ежегодном отчете S&P, презентованном  в сентябре 2014 года.

 

Глава Нацбанка Кайрат Келимбетов в ходе очередного брифинга сказал: «Нефть по $60 за баррель нас не пугает». До этого он не раз успокаивал журналистов подобными заявлениями. Причиной для сохранения спокойствия, как объясняет г-н Келимбетов, является высокий уровень золотовалютных резервов страны, большой объем резервов в Нацфонде, невысокий уровень дефицита бюджета и государственного внешнего долга.

 

Конечно, успокоительные слова главы Нацбанка не так действенны, как хотелось бы. В информационном пространстве все равно раскачивается волна самых разных слухов и обсуждений. Скорее причиной тому февральская девальвация, после которой государство в лице Нацбанка якобы потеряло часть доверия народа. Другой более объективной причиной может быть и желание журналистов погоняться за «жареным», объектом чего и стал глава Нацбанка в последнее время.

 

Но если ссылаться не только на заявления главы Нацбанка и основанные на них мнения некоторых казахстанских аналитиков, то появится повод для размышлений. К примеру, ежегодный отчет S&P, в котором говорится об углеводородной уязвимости ряда стран, в числе которых есть и Казахстан, дает интересные результаты.

 

Напомним, 10 сентября в Алматы прошла третья ежегодная конференция международной рейтинговой компании Standard & Poor’s. Аналитики компании оценили суверенный рейтинг Казахстана как BBB+ с прогнозом «негативный». Стоит отметить, что это самый высокий уровень, на котором Казахстан был когда-либо.

 

На самой конференции, как это происходит каждый год, аналитики агентства подробно объясняли, на каких основаниях они дают ту или иную оценку. Презентацию по суверенному рейтингу ряда стран, в том числе и Казахстана, проводил старший директор и аналитический менеджер направления «Суверенные рейтинги» Standard & Poor’s Кристиан Эстерс. Он рассказал про факторы, влияющие на суверенный рейтинг, о новых данных, которые S&P начало публиковать, и, самое интересное, о слабых и сильных сторонах ряда «нефтяных» стран в сравнении друг с другом.

 

Помимо разных факторов и критериев, влияющих на суверенный рейтинг Казахстана, г-н Эстерс в своем выступлении показал результаты свежих исследований S&P, касающихся углеводородной уязвимости группы стран, в число которых Казахстан был включен в этом году впервые. При оценке углеводородной уязвимости аналитики агентства смотрели на ряд факторов:

 

- углеводородный компонент в пропорции к номинальному ВВП;

 

- углеводородный компонент в пропорции к общему экспорту;

 

- цена на нефть, предполагающая фискальную рентабельность;

 

- количество лет, в течение которых страна может продолжать добычу углеводородов на текущем уровне,  перед  тем как она исчерпает доказанные запасы;

 

Итак,  что говорит по каждому из этих факторов  г-н Эстерс.

 

1. Углеводородный компонент в пропорции к номинальному ВВП (%)

 

По этому показателю Казахстан находится чуть ниже 30%, что выше Бахрейна, но ниже Омана, Саудовской Аравии, Кувейта, Катара и ОАЭ. Как объяснил г-н Эстерс, эта цифра включат в себя не только добычу, но и связанные с ней деятельность и услуги. Поэтому она и большая.

 

2. Углеводородный компонент в пропорции к общему экспорту (%)

 

Здесь Казахстан находится на уровне 65%, что ниже Бахрейна, Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, но выше ОАЭ.

 

3. Цена на нефть, предполагающая фискальную рентабельность ($США/барр.)

 

Это данные, указывающие на то, какова должна быть цена на нефть, для того чтобы бюджет страны достигал баланса. Другими словами, насколько цена может опуститься, чтобы бюджет стал отрицательным. Здесь слова главы Нацбанка о том, что цена на нефть $60 за баррель в среднесрочном диапазоне не так страшна для Казахстана, приобретают объективность. Как объяснил аналитик в своем выступлении, чем ниже этот показатель, тем лучше. Для Казахстана минимальная цена нефти, при которой сохранится баланс бюджета, равна $65 за баррель.  Более того, по его словам, этот показатель в Казахстане даже идет на снижение, в то время когда многие страны показывают увеличение за последние несколько лет. «Если смотреть на текущую цену на нефть, Казахстан имеет достаточно большую подушку безопасности в этом плане. В Бахрейне, к примеру, ситуация обстоит не совсем так. Высокий показатель по Бахрейну означает, что в стране есть фискальный дефицит и цена на нефть должна будет вырасти почти до $130 за баррель, чтобы страна достигла фискального баланса», - поясняет аналитик. 

 

4. Количество лет, в течение которых страна может продолжать добычу углеводородов на текущем уровне, перед тем как она исчерпает доказанные запасы

 

По прогнозам аналитиков S&P, у Казахстана в запасе есть еще чуть больше 50 лет, у Бахрейна – около 10, у Омана – около 20, у Саудовской Аравии – почти 70, у Кувейта - 90, у Объединенных Арабских Эмиратов – около 80.

 

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №37 (514) от 31 октября 2014

PDF, 3.07 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме