• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 24 октября 2014

Куда посеем?

 

Пенсионные накопления словно зерно. Банк развития Казахстана хочет пустить его в жернова экономики. Что получим на выходе?

 

Банк развития Казахстана (БРК) планирует до конца текущего года либо начала следующего найти не менее 75 млрд тенге для финансирования проектов в рамках госпрограммы индустриально-инновационного развития. Об этом заявил на днях председатель правления БРК Болат Жамишев. По его словам, деньги планируется привлечь из Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) и направить в коммерческие банки. А уже оттуда займы будут  выдаваться бизнесменам.

 

Население, да и некоторых экспертов данная новость, как любой инфоповод, связанный сегодня с финансовым вопросом, обеспокоила. Государство в противовес этому беспокойству может привести отработанную схему с деньгами Нацфонда, которые также уже выделялись на поддержку отечественного бизнеса. Сами же банкиры уверяют, что ликвидности сейчас у банков предостаточно.  Выдавать кредиты, по их словам,  они могут  под 8-10% годовых. Отсюда вопрос:  по какой же ставке тогда должны выдаваться средства, привлеченные БРК из ЕНПФ, чтобы экономика получила дешевые и «длинные» деньги? Эксперты такой раскладки давать не спешат, потому как не складывается пока идеального решения, чтобы это было и не в ущерб вкладчикам пенсионного фонда, и конечный заемщик  на выходе мог получить дешевый кредит.

 

Выходом здесь мог бы стать фондовый рынок. Почему бы не  инвестировать  средства ЕНПФ в казахстанские предприятия, представленные на фондовом рынке? Ведь тогда вкладчики могли бы получить большую доходность, а прозрачные предприятия – «длинные» деньги через эмиссии акций и облигаций.

 

Что думают эксперты  об обоих вариантах, выясняла редакция «&».

 

Валихан Тулешов, исполняющий обязанности директора Школы государственной и общественной политики МАБ

 

Эти деньги берутся, для того чтобы поддержать проекты, которые «Самрук-Казына» продвигает  в рамках индустриально-инновационного развития. Накопления ЕНПФ – это, конечно, не фонд национального благосостояния, но тоже народные деньги. Поэтому вопрос возврата этих денег  - проблемный и должен стоять в приоритете. Тем более что похожий опыт у нас тоже имеется. Государство уже как-то бралось помогать отечественным банкам выйти из кризиса, так несколько миллиардов долларов не удалось вернуть до сих пор.

 

В Казахстане никогда не существовало программ, которые бы контролировали подобные расходы. Поэтому и сейчас можно вновь наступить на те же грабли.  Что именно я имею в виду? За последние годы было построено много инновационных проектов по ПФИИР, но порядка 30% из них  до сих пор так и не заработали. Где гарантия, что и новые проекты не станут в результате плохими активами?

 

Что касается другого возможного варианта - инвестировать  средства ЕНПФ в казахстанские предприятия через фондовый рынок, то, наверно, это было бы более эффективно, но в силу   маленьких размеров нашего фондового рынка, недостаточной защиты прав миноритариев и других собственников предстоит для начала большая работа.  Ведь та же история с БТА Банком показала, что даже компании, которые листингуются  на биржах,  могут оказаться в непростой ситуации. Поэтому нам сперва нужны более глубокие институциональные экономические реформы,  создание системы экономического стимулирования предприятия на примере Америки, меры для нормального функционирования фондового рынка и т. д. Но для этого необходимо принять много соответствующих законов.

 

Опять же давайте зададимся вопросом: почему нам приходится искать дополнительные возможности для финансирования бизнеса? Наши предприятия не могут привлекать средства на других биржах, так как у иностранных инвесторов  нет доверия к нашим частным предприятиям. Все знают, что они находятся  под контролем государства и могут регулироваться им в ту или иную сторону.

 

Сергей Акимов, аналитик  

 

Лично я поддерживаю любую альтернативу тому, как инвестируются пенсионные накопления наших граждан сегодня. В частности, это  может быть  идея БРК по привлечению средств ЕНПФ для финансирования бизнеса через БВУ. 

 

Что касается самого нашего населения, то оно, по-моему, уже ко всему, что происходит с их пенсионными накоплениями, относится с большой тревогой.  Во-первых, оно думает, «это наши деньги», а во-вторых, государство и вправду не раз, что называется, «подводило» людей. Чего только стоят две девальвации, в результате которых население потеряло деньги, а государство - доверие этого населения.  И люди начали относиться ко всем новым инициативам государства, особенно в области финансов, очень настороженно.

 

Но, с другой стороны, очевидно, что с этими деньгами (накоплениями ЕНПФ. – Ред.) все равно надо что-то делать. То, как они используются сейчас, как минимум нерационально, с учетом тех условий, в которых находятся наша страна и наша экономика. И по большому счету, я думаю, любое вложение этих денег принесет положительный эффект для экономики.  Даже если это будет такой альтернативный и сумасшедший на первый взгляд вариант, как  фондирование банков для выдачи потребительских кредитов.  Все равно это приведет к росту потребления, рост потребления приведет к росту промышленности. То есть чем больше у народа денег, тем лучше для экономики.  Инструментов на самом деле может быть миллион. Вплоть до того, чтобы эти деньги давать на ипотеку под разумные проценты. Так, например, государство могло бы через Жилстройсбербанк предоставлять ипотеку, скажем, под 7%. Прекрасный инструмент - население обеспечено квартирами, и это же население получает нормальную доходность по своим пенсионным отчислениям. Еще раз повторю, таких инструментов может быть много, но опять же нужно понимать - чем больше рисков несут вложения, тем сильнее недовольство народа. При выборе инструментов нужно учитывать этот момент.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

 

Почему я скептически отношусь к идее передачи средств БРК из ЕНПФ? Потому что такое уже случалось. Во время финансово-экономического кризиса  государством уже выделялись довольно серьезные финансовые ресурсы из Национального фонда на поддержку банковской системы и параллельно на поддержку МСБ. Но потом выяснилось, что банковская система Казахстана абсолютно не приспособлена к кредитованию реального сектора.

 

В свое время, когда банкам выделяли государственные деньги на кредитование бизнеса, они неохотно эти деньги реализовывали. Всегда ссылались на большое количество факторов, которые мешают им это сделать. Во-вторых, не надо сейчас пока лезть в ЕНПФ. Чем отличается пенсионный фонд от Национального фонда? Деньги Национального фонда простые граждане физически не видят, они их не считают «своими». Деньги же пенсионного фонда касаются каждого. Если, не дай Бог, где-нибудь когда-нибудь произойдет серьезная проблема с потерей части этих денег, то это уже будет социальный взрыв. Дело в том, что одно дело – брать деньги из Национального фонда, а другое – лезть в копилку с деньгами, из которой народ рассчитывает обеспечивать свою старость. И рисковать этими деньгами, конечно, намного опасней, чем рисковать деньгами Национального фонда.

 

Как быть тогда с деньгами ЕНПФ? Я все-таки поддерживаю проводимую ныне консервативную политику Нацбанка. То есть не нужно вкладывать эти деньги ни в индустриально-инновационную программу, ни в те или иные бизнес-проекты, а держать их в пускай не очень доходных, но государственных казначейских облигациях, либо пускай даже на депозитах банков второго уровня. По крайней мере, рисков здесь меньше. Это не приносит больших доходов, но обеспечивает некую сохранность денег.

 

А кредитовать МСБ, я думаю, лучше через другие механизмы. Например, через активное привлечение внешних инвесторов. Для чего мы в этом году улучшили инвестиционное законодательство? Для того чтобы инвесторы сюда приехали и вкладывали в несырьевой сектор.

 

Кроме того, нужно создать в стране такие условия, чтобы казахстанские олигархи оказывали поддержку МСБ. Посмотрите список «Форбс». В стране большое количество богатейших людей, которые заработали деньги за счет народного достояния в лице сырья. Так почему государство не берет у этих людей деньги на поддержку реального сектора экономики? Я имею в виду не в плане отъема, а создания определенных условий, для того чтобы эти люди сами были заинтересованы участвовать в таких проектах. Пока же многие наши  олигархи предпочитают инвестировать в венчурные зарубежные проекты, связанные с технологиями. Возникает вопрос – почему это не делается внутри Казахстана? Я думаю, что денег в нашей стране много и без пенсионного фонда. Поэтому в Казахстане должны создаваться условия, для того чтобы   люди из списка «Форбс» наконец-то вкладывали в экономику страны, не выводя капитал за рубеж.  

 

Насколько я знаю, Национальный банк не очень сильно одобряет идею БРК. Но идея была озвучена. Возможно, там будут работать определенные лоббистские группы. А тем же банкам, кстати, более выгодно, если деньги из ЕНПФ будут лежать у них   в виде депозитов.  Мы, собственно, это можем уже наблюдать.

 

Справка: На 1 октября 2014 года сумма пенсионных накоплений в ЕНПФ составляет почти 4,293 трлн тенге. Доходность по пенсионным активам с 1 января 2014 года по 1 октября 2014  года составила 4,7%.

 

Авторы: Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №36 (513) от 24 октября 2014

PDF, 4.24 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме