• Екатерина Корабаева

  • 17 октября 2014

На нефтяной игле сидели…

 

На рынке энергоресурсов в очередной раз пикируют цены на нефть.  Для Казахстана это  очень плохой сигнал. Ситуация в мировой экономике и так не из простых, а здесь еще и основной источник доходов превращается из бурной реки в тоненький ручеек. Чем грозит нашей стране такое развитие событий?  

 

Ситуация вырисовывается, прямо сказать, нелицеприятная. Даже министр национальной экономики Ерболат Досаев признает, что в связи с  резким падением мировых цен на нефть казахстанская экономика может серьезно пострадать. Все планы строились на основе совсем иных показателей, а работать теперь, по всей видимости, придется по пессимистичному сценарию. То есть при цене нефти $80 за баррель.

 

При этом, помимо снижения доходов, поступающих в страну от продажи нефти, Казахстану грозит пересмотр  прогноза роста ВВП и коридора инфляции на 2014 год. Так, по словам г-на Досаева, Казахстан, скорее всего, выйдет из ранее заданного коридора инфляции 6-8%. Так, по его словам, по окончании года этот показатель может сложиться на уровне 8,5%.  Снижение же темпов роста ВВП станет результатом снижения спроса на казахстанское сырье.

 

Чтобы узнать, что по  этому поводу думают эксперты и какие контрмеры необходимы Казахстану сегодня, редакция «&» провела блиц-опрос.

 

Айвар Байкенов, директор департамента аналитики АО «Асыл Инвест»

 

Столь стремительный рост инфляции в целом был ожидаемым после проведенной в феврале девальвации. Будучи экспортером сырья, мы остаемся достаточно сильно зависимыми от импорта готовой продукции. В потребительской корзине граждан доля импорта превышает 50%. В итоге корректировка курса приводит к аналогичному удорожанию ввозимых конечных товаров и услуг.

 

Но также происходит и рост себестоимости и соответственно розничных цен казахстанской продукции, так как во многом производственное оборудование и материалы также являются импортируемыми.

 

Вдобавок была осуществлена корректировка заработных плат государственных служащих – 10%-ная компенсация за девальвацию. Недавнее увеличение предельных розничных цен на ГСМ лишь усилило инфляционное давление.  Поэтому вполне реален сценарий инфляции по итогам года на уровне 8% и выше. При этом хотелось бы отметить, что по итогам прошлого года был зафиксирован многолетний исторический минимум – 4,8%.

 

В данном случае единственный выход для правительства – это контроль оптовых и розничных цен, а также ограничение роста тарифов коммунальных предприятий и отдельных монопольных компаний. Наблюдаемое сдерживание курса также является одним из инструментов контроля инфляции.

 

В долгосрочной же перспективе по-прежнему актуальным остается вопрос диверсификации экономики и увеличения производств конечной продукции внутри страны. То есть необходимо проводить политику импортозамещения. 

 

Что касается замедления ВВП, то в данном случае имеется два фактора. Замедление экономик торговых партнеров и снижение спроса на казахстанское сырье вкупе со снижением его стоимости (падение цен на нефть и промышленные металлы) оказывают основное давление на темпы роста. Вдобавок проблемы с Кашаганом и ограничение банковского кредитования также оказали негативное влияние.  

 

Сергей Смирнов, экономист

 

На мой взгляд, к концу года ничего страшного не произойдет, поскольку среднегодовая цена за нефть все равно будет выше $100. А вот что нас ждет в 2015 году - уже большой вопрос. Сказать что-то более конкретное можно будет только ближе к концу текущего года, когда пройдет некий период неопределенности. В частности, следует дождаться, когда в конце ноября пройдет  сессия ОПЕК  и, возможно, будут наконец приняты решения о сокращении нефтедобычи, что,  в свою очередь, должно привести к повышению цен на нефть. Еще один фактор, который скажется на повышении спроса и цен  на нефтепродукты, – это отопительный сезон в Европе. Другой аспект – это возможное снятие санкций с Ирана, что может привести к большому выбросу на рынок иранской нефти.

 

Во всей этой неопределенной ситуации масла в огонь подливает тот факт, что наши власти пока не презентовали свой антикризисный план. Эта ситуация начинает напоминать  «план Б» Масимова, прославившийся в свое время тем, что его подробности были недоступны  широкой общественности. А ведь если мы не видим результатов труда, то совершенно логично, что у людей возникают сомнения в существовании антикризисного плана вообще. Возможно,  они тоже пережидают эту самую неопределенность, о которой я уже говорил. 

 

Вообще, все это вызывает ощущение дежавю. Помнится, в 2007 году наши власти уже говорили, что кризис поможет нам диверсифицировать экономику, в стране будут развиваться разные инфраструктурные проекты, и тем самым мы сможем обезопасить себя  на будущее.  Но в итоге ничего этого не было сделано, и мы опять осознанно наступаем на одни и те же грабли.  Мы как сидели на нефтяной игле, так и продолжаем на ней сидеть. Вроде и попытки изменить ситуацию есть, но все они в итоге пускаются на самотек. Вот, к примеру, сейчас в очередной раз пытаются запустить Silicium Kazakhstan, который долгое время просто простаивал, несмотря на то что раньше входил в число 30 прорывных проектов. Подобных примеров немало. Проекты заявляются, и в большинстве случаев даже строятся   заводы, но в итоге выясняется, что они по каким-то причинам не работают. Думаю, это результат непродуманной диверсификации. Тогда как власть должна создавать условия, чтобы частный бизнес шел в обрабатывающую промышленность и другие сектора несырьевой экономики. Пока этого нет, мы продолжаем бояться  призрака нефтяного коллапса, который бродит по Казахстану.

 

Сергей Акимов, политолог

 

Если смотреть на экономическую ситуацию, которая продиктована Казахстану мировыми событиями и трендами, то  картина складывается тревожная.

 

Однако здесь  надо учитывать тот факт, что показатели, к которым мы традиционно привязывались (в первую очередь речь идет о ВВП страны),   в случае с Казахстаном являются не очень-то и объективными. К ним было выгодно привязываться, когда цена на нефть росла и, как следствие, формальный объем продукции, производимой в стране, тоже рос. На самом же деле больше нефти мы не производили, фактические объемы оставались те же. Увеличение происходило за счет роста цен на сырье.

 

Поэтому сейчас наше правительство попало в собственную ловушку. Официальные данные (ВВП, уровень инфляции), на которые оно опиралась, чтобы показать свои достижения, сейчас начинают ухудшаться.

 

Конечно, сам по себе ВВП на душу населения - показатель   хороший и объективный, но только не в странах с такой сырьевой экономикой, как у нас. Допустим, если в Германии растет ВВП, то это происходит потому, что там с каждым годом больше производят и продают, к примеру, тех же автомобилей. А не потому, что они поднимают на них стоимость.  В Казахстане же мы молимся на цену.

 

Другой ракурс, с которого стоит смотреть на складывающуюся тревожную экономическую картину, – это проблемы, которые происходят в России.  Санкции Запада против России перешли в стадию реальности, а не формальности. И казахстанскому правительству в данной ситуации трудно позавидовать. Очевидно, что в такой нестабильной обстановке  правительству нужно подготовить себе подушку безопасности, что наши чиновники   и стараются сделать. Делают они это, правда, все теми же традиционными способами.

 

Взять, к примеру, госрасходы, которые  были сокращены по максимуму уже в прошлом году. Была даже серия непопулярных социальных мер, например, попытка повышения пенсионного возраста. Это значит, что весь резерв, который можно было сокращать, практически был исчерпан. Поэтому не исключаю, что могут появиться и другие меры. Одной из них может стать сокращение госпрограмм, в том числе программы индустриализации, на которую тратятся колоссальные деньги при маленькой отдаче. Очень вероятны всевозможные сокращения и оптимизация госслужащих. Это наша традиционная мера, которая больше является психологической, потому что там много денег сэкономить сложно. В целом могу сказать, что в текущих условиях политической и во многом экономической нестабильности в мире, которые не зависят от нашего кабмина, избежать или решить эту проблему превентивными мерами практически невозможно.

 

Автор: Екатерина Корабаева, Рабига Абдикеримова

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №35 (512) от 17 октября 2014

PDF, 3.14 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме