• Екатерина Корабаева

  • 28 декабря 2013

Что посеешь — то пожнешь

 

 Что общего между государством и обычным фермером? Ответ прост: и тот и другой понимают, что, прежде чем делить урожай, нужно сначала хорошо позаботиться о всходах. Вот и в Казахстане намечается очередная посевная на ниве предпринимательства. В качестве фермера на этот раз нацхолдинг «Байтерек», который заявил о запуске программы индустриально-инновационного развития страны через госбанк и банки второго уровня.

 

 Идея нацхолдинга заключается в том, чтобы обеспечить бизнес длинными кредитами, банки — ликвидностью, а государство — экономическим развитием и налогами. Новость, с одной стороны, можно назвать достойным завершением года. Как сам бизнес, так и банки весь год об этом только и говорили. Обоим не хватало долгосрочного фондирования на хороших условиях. А тут объявляют о поэтапном распределении кредитов на общую сумму до $800 миллионов. Для справки: на первом этапе в коммерческих банках планируется разместить 45 млрд тенге, которые будут выданы частному бизнесу на срок до 5 лет со ставкой вознаграждения не более 11,5% годовых (для сравнения: сейчас среднерыночная ставка по таким кредитам — 13%). Суммы займов для субъектов частного предпринимательства составят от 1 до 4,5 млрд тенге. 

 

 Но что если посмотреть на новость с другой стороны — например, достаточно ли этих средств, чтобы вывести индустриально-инновационное развитие страны на новый уровень? Или сможем ли мы получить эффект от тех денег, которые готово предоставить государство?

 

 Старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Жаннур Ашигали считает, что говорить о каком-то существенном эффекте пока нереалистично, так как, во-первых, сумма инвестирования небольшая и составляет приблизительно 2% от инвестиций в основной капитал за прошлый год. «К тому же, учитывая, что «основным подходом к работе с банками станет невмешательство в их внутренние процедуры и кредитный процесс со стороны кредитора», непонятен принцип ограничительных мер направленности инвестиций. Иными словами, сохраняется вероятность того, что коммерческие банки будут руководствоваться не нуждами реального сектора экономики и экономического роста страны в целом, а краткосрочной коммерческой выгодой. Насколько это будет соответствовать характеру инноваций и диверсификации экономики, судить сложно, не говоря уже о выводе экономики на индустриально-инновационное развитие», — делится эксперт в своем интервью «&».

 

 Между тем, чтобы быть до конца справедливыми, Жаннур Ашигали обращает внимание на то, что в условиях ухудшения внешних рынков для сырьевой экономики любая форма фондирования и тем более попытки кредитования экономики предпочтительнее неиспользования средств в рамках упомянутой программы. Правда, при этом важно понимать, что для вывода отечественной экономики на принципиально новый уровень развития простого фондирования недостаточно.

 

 «2012-2013 годы продемонстрировали, что наша сырьевая экономика за 22 года диверсификации не уменьшила зависимость от нефтегазового фактора. Более того, малейшие осложнения с долгосрочным кредитованием приводят к застою экономики», — говорит эксперт. При этом добавляя, что для социально-экономического прорыва Казахстана требуется достижение целого ряда параметров: транспарентности, развитой финансовой инфраструктуры, дешевой и качественной материальной инфраструктуры, высокой политической культуры, полноценного образования и пр. «Однако ни одно из данных условий не будет осуществимо в условиях существующего уровня коррупции. А Казахстан, как известно по данным Transparency International, занимает в 2013 году 140-е место среди 177», — делится эксперт.

 

 Об этом же говорит и заместитель главы Национальной палаты предпринимателей Гульнар Курбанбаева. По ее словам, сегодня отечественный бизнес волнует неэффективное расходование средств по госпрограммам поддержки МСБ. «Бизнес понимает, что нужна объективная оценка работы госорганов, их руководителей на всех уровнях — региональном и центральном, нужен рычаг общественного давления, который позволил бы отдельным чиновникам работать в интересах не личных, а бизнеса, снижать уровень коррупции, повышать качество взаимодействия бизнеса с госорганами», — делится она.

 

Председатель правления нацхолдинга Куандык Бишимбаев

 

 Мы посчитали, что у нас по группе компаний, входящих в «Байтерек», порядка 53% финансовых ресурсов являются временно свободными. То есть деньги, которые выделены государством и должны работать на экономику, зачастую находятся без движения. В это время отечественный бизнес не может кредит в банке получить на развитие, потому что у банков недостаток длинных и недорогих финансовых ресурсов. Вот и получается у нас, что потребительское кредитование растет, а реальный сектор недополучает необходимое финансирование. Конечно, в масштабах всей экономики $800 млн, которые мы сейчас выделяем, не решат всех проблем, но они начнут работать на индустриализацию, а это уже хорошо.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №45 (477) от 27 декабря 2013

PDF, 2.09 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме