• Хе Олег

    Издатель

  • 22 сентября 2014

Ногами на земле, головой в небесах

 

Основатель фестиваля FourЭ Дмитрий Дишанди – о ценностях, творческом развитии людей и отношении к любимому делу.

 

Дмитрий, FourЭ отметил в этом году маленький юбилей. Если отслеживать путь от первого фестиваля к пятому - происходит ли изменение замысла, его развитие? Если да, то в каком направлении?

 

Основной слоган фестиваля - эволюция. Когда эволюция происходит, то обязательно что-то меняется. В первую очередь в нас – в тех, кто все это делает. Дальше – в участниках и их окружении. В самом начале у нас были идеи несколько утопические. Похожие на «мир во всем мире». Хотелось создать особое пространство. Но на второй-третий год нашей деятельности мы поняли, что слово «развитие» каждый из организаторов понимает по-своему. Кто-то из команды считает, что развитие исключительно в пении мантр. А кто-то видит в развитии преодоление сложностей и проблем. Отсюда возникли некоторые разногласия. Мы увидели, что ценности у всех нас разные.

 

Из ценностей, по сути, вытекает решение, в каком формате и для кого проводить фестиваль.

 

Конечно. Все вытекает из ценностей. Я видел даже такой отзыв в Сети: «Диша уже не похож на гуру, стал социальным человеком». Конечно, все меняется. Если на первом фестивале я был исключительно инструктором по йоге и все мероприятие вращалось вокруг духовности, то сейчас у меня появились дети, которых надо кормить. Хочется, чтобы моя деятельность была связана с развитием и эволюцией, но в то же время она приносила прибыль. Это раньше я считал, что материальный мир не для меня, он неважен. Теперь уверен, что должна быть золотая середина между духовным и материальным. Есть китайская пословица: «Ногами на земле, а головой в небесах». Когда платформа обеспечена, ты можешь подумать о чем-то высшем.

 

То есть изначально фестиваль не задумывался как коммерческий, и только постепенно он стал осмысливаться как бизнес?

 

Да он и сейчас не особенно-то и коммерческий. Когда идея только зародилась, собрались единомышленники, у многих был свой бизнес. Кто-то занимал руководящие посты в компаниях. И вот мы, будучи друзьями, решили: а давайте замутим. Нашлись деньги, связи. Все это дало старт фестивалю, он стал разрастаться. На сегодняшний день мы поняли, что заниматься благотворительностью долго не сможем. Конечно, многие люди нас благодарят и хвалят, но долго этим питаться невозможно. Наш вклад должен приносить отдачу, в том числе финансовую. Поэтому идею фестиваля стали пересматривать. Команда тоже претерпевала изменения. Просто потому, что кто-то уже не хотел работать за бесплатно. Это один-два раза может делаться в кайф, но затем у людей пропадал интерес. Ведь проведение фестиваля – это огромные усилия, физические и психологические. Когда нет выхлопа, то команда сквашивается. Но я не могу сказать, что сейчас мы поставили фестиваль на сугубо коммерческие рельсы. Пока мы пришли к тому, что структурировали фестиваль, и только на пятый год начинаем его делать, что называется, по-взрослому. Появился отдел маркетинга, фандрайзинга, продаж. Если раньше за месяц до фестиваля все на энтузиазме собирались, обсуждали на коленке и бежали делать, то сейчас мы понимаем, что подготовкой фестиваля надо заниматься весь год. Надо заниматься составлением бюджета, разговаривать с компаниями по спонсорству сейчас, в сентябре-октябре, когда формируются бюджеты на следующий год. Нужно финансирование, чтобы продолжать делать что-то интересное и классное. Чем больше будет средств на фестиваль, тем необычнее его можно сделать. При этом мы остаемся некоммерческим предприятием – открыли общественный фонд и все заработанные деньги должны направлять на свои проекты. Люди, которые пишут, что мы ударились в коммерцию, просто не понимают, какой бюджет у фестиваля. А пока мы тратим деньги из своего кармана. Даже если появится прибыль, то мы будем направлять ее на развитие нашего детища.

 

И если вернуться к китайской метафоре, то фестиваль может заниматься духовным, только крепко стоя на ногах.

 

Конечно. На сугубо волонтерской работе фестиваль долго не продержится. Это чудо, что мы пять лет прожили и не закрылись. В следующем году точно будет какая-то трансформация. В этом году мы отработали фактически по нулям, и команда понимает, что нужно что-то менять.

 

Значит, у фестиваля появляется финансовая база. А по содержанию как сильно он меняется?

 

Содержание идет не столько от финансов, сколько от нашей трансформации. Изначально весь фокус делался на йоге и эзотерике. В этом году мы их объединили на отдельной площадке. По соседству организовали другие – танцы, фитнес, театры. Есть люди, которые далеки от понятий «духовная энергия», «аура». Для них важно красивое и здоровое тело. Поэтому в 2014 году родился новый слоган: фестиваль фестивалей. И задача ставилась иная: зацепить максимальное количество людей, которым на этом пространстве было бы интересно. Отсюда много направлений творчества. Какие-то из них я лично могу не принимать, но понимаю, что есть категория людей, которая этим увлекается. Сам много чем занимался. И когда сейчас веду занятия по разным направлениям йоги, то объясняю людям, которые пришли в первый раз: не говорите, что это плохо, если вам что-то не подходит, попробуйте другое.

 

А смешение разных направлений на фестивале не помешало людям сосредоточиться на своем любимом занятии?

 

Думаю, нет. Хотя отзывы получаем абсолютно разные. Кому-то понравилось, кому-то нет. Такое ощущение, что люди на разных мероприятиях были, в разных странах. Одни восхищаются концертом, говорят, что было волшебно. Другие называют его полной ерундой. Одни радостно восклицают: «У вас такая классная атмосфера!» Другие плюются: «Пыль везде и вонь». Такое ощущение, что люди с разных планет. Собственно, противоречивые отзывы были и с самого первого фестиваля. Понятно, что люди видят обстоятельства по-разному. Но, думаю, смешение не помешало нам создать особую атмосферу свободы. Мне понравился отзыв одного человека: «Можно подойти к любому человеку, обняться с ним просто так». В городе, понятно, такого себе не позволишь. К нам на фестиваль можно надеть такую одежду, которую обычно не носишь, потому что люди могут вслед тебе покрутить у виска.

 

Сплав музыки, йоги, живописи в фестивале - это для того чтобы люди открывали в себе творческое начало? Думаете, этого достаточно или вы хотите еще что-то привнести в будущем в фестиваль?

 

Основная идея фестиваля в том, чтобы люди что-то в себе открыли. Хотелось бы, чтобы приехал обычный «кабачок» - я так называю людей, которые ведут обыденный образ жизни…

«Кабачок», наверное, потому, что человек ведет растительный образ жизни.

 

Да, его особо ничего в жизни не интересует. Он как заезженная пластинка: дом – работа – друзья – пиво. Возможно, он может чем-то заинтересоваться, стоит ему только узнать, что есть другая жизнь. Попав в атмосферу фестиваля, человек может раскрыться, открыть в себе творческое, ментальное, духовное начало. Попробовал танцы – понравилось. Полепил из глины – оказывается, получается. Каждый может найти у нас занятие по душе. Главное, перестать «кабачковать».

 

В этом фестивале всего было достаточно или в следующем году хотелось бы чего-то добавить?

 

Сложно загадывать. Еще много таких интересных областей, в которых мы сами слабо разбираемся. Вот, например, наши друзья организуют фестиваль brain-up – это разные инновации, разработки.

 

То есть вы хотите, чтобы люди сидели за конструктором и что-то собирали?

 

Это может быть встреча новаторов, которые что-то новое в эту жизнь привносят. Неважно, в каких областях – программирование, техника, экология, энергетика… Тема экспериментирования сейчас в Казахстане популярна. Мы бы могли на фестивале организовать свою выставку чудес и провести мастер-классы. Есть чудеса, которые фокусники показывают, а есть чудеса от ученых – физиков и химиков. Многих вещей, которые могут поразить наше воображение, мы еще не знаем и не видим. Но что важно – мы постоянно получаем разные предложения. Люди приходят и говорят: а давайте попробуем то или это. «Ну давайте», - говорим мы.

 

Мне кажется, фестиваль тяготеет к космополитичности. На ваш взгляд, нам надо выходить за пределы своей культуры, больше смотреть вокруг себя?

 

Идея изначально состояла в том, чтобы сделать фестиваль глобальным. Проводить большое мероприятие, которое бы захватывало все больше и больше людей. Как волна, за которой следует вторая – еще выше. Я вижу, что в Казахстане все больше проводится фестивалей. Даже слово «фестиваль» стало трендовым. Люди что-то делают, двигаются. Словно волны запускают. Хочется, чтобы таких волн было больше.

 

Для приближения к глобальности вы будете еще больше людей приглашать из-за рубежа?

 

Сейчас есть предложения делать фестиваль не только в Алматы, и даже не только в Казахстане. Ребята пишут: под Москвой есть имение графа Орлова, давайте FourЭ здесь сделаем. Нам там готовы предоставить территорию, сейчас думаем, как там собрать команду. В Астане в этом году мы провели FourЭ Kids – детский фестиваль. Под него специально подбирали людей в астанинскую команду, которую курировали из Алматы. Потом еще у нас одна девушка уезжает в Словению, и есть идея сделать мероприятие европейского уровня. Идеи рождаются из ничего, даже не знаю, что будет дальше. Нет каких-то определенных планов на будущее. Просто фестиваль, как снежный ком, обрастает по мере движения, а что-то ненужное отваливается. В какой-то степени это движение становится неуправляемым. Есть только общее направление. Мы, команда организаторов, уже становимся наблюдателями: что дальше будет?

 

Вам удалось найти что-то особенное при создании FourЭ или вы ориентируетесь на зарубежные аналоги?

 

Конечно, в мире много всякого разного. Я ведь долгое время жил в Москве, потом в Англии. И когда приехал в Алматы в 2009 году, понял, что подобного рода фестиваля и близко нет. Но вот я нигде не встречал, например, запрета на алкоголь, который мы ввели у себя. На тех фестивалях, на которых я был, вообще нет никаких запретов. В Европе, если люди приезжают на этнофестиваль и даже если выпьют алкоголь, ведут себя вполне дружелюбно. В Казахстане же, если не запрещать, то в лучшем случае может закончиться битьем бутылок. В худшем – морд. Поэтому сразу поставили жесткие ограничения, и к нам стали приезжать люди семейные, которые ценят спокойствие и безопасность. И сколько мы уже провели фестивалей, никаких эксцессов не было. Другая фишка в том, что мы объединили направления, которые кажутся необъединяемыми. Сначала делали этнофестиваль, затем плавно ушли в экофестиваль. А года два назад глава государства объявил о создании в Казахстане «зеленой» экономики, и мы, сами того не подозревая, оказались в тренде. (Смеется.)

 

Получается, чем больше областей вы будете охватывать фестивалем, тем больше людей будет на него приезжать.

 

Мы думаем, как это сделать. В этом году рассчитывали, что будет больше людей, чем в прошлом, а было столько же. Около 7 тысяч. Несмотря на то что добавились новые направления. Определенно не стали приезжать те, кому нравится халява. Нам в этом году сказали: «А что вы так дорого берете за вход?» Ну как же дорого? За все три дня – 5000 тенге. В городе один мастер-класс стоит 2000 тенге, а здесь у тебя 100 мастер-классов. Посещение одного концерта в Алматы может обойтись в 7000 тенге, а здесь их три, и они уже включены в стоимость.

 

Получается, чтобы окупать фестиваль, нужно наращивать аудиторию?

 

Мы понимаем, что если оставлять тот формат, который сложился на данный момент, то роста аудитории не будет. Чтобы увеличить количество посетителей, надо менять формат. И здесь есть варианты. Можно делать городской или окологородской формат. Наши люди не хотят ехать за 60 км от города, как в этом году. Если проводить фестиваль поближе к мегаполису, то это значительно увеличит его аудиторию. Другой вопрос – качество. Можно проводить фестиваль для так называемых фриков, которым неважно, почистит он сегодня зубы или нет. Они спят в палатках и с радостью ходят в соломенный туалет. Но это все-таки узкая аудитория. Если привлекать новую аудиторию, то надо думать о сервисе. Я был на западных фестивалях, в той же Америке, когда в пустыню съезжается 250 тысяч человек. Там никакого водного источника, ни деревца. Люди приезжают с другим сознанием. Наши люди, в Алматы в частности, избалованы разными мероприятиями. Хотят комфорта, новинок.

 

А может, тогда нужно собирать людей как минимум из региона, из соседних стран?

 

В первую очередь думаем о формате, который был бы удобен людям. Есть идея делать в течение года несколько маленьких фестивалей, но узконаправленных. Отдельно – для йогов. Отдельно – для детей. А в конце лета провести большой, объединяющий разные направления. Тогда не будет такого, что мы провели одно свое мероприятие и люди на целый год про нас забыли. Нет, они смогут бывать на разных наших эвентах в зависимости от своих пристрастий.

 

Сможет ли ваш фестиваль собирать не только алматинцев, но и людей хотя бы из регионов страны, соседних стран, а может быть, и из дальнего зарубежья?

 

В этом году 40% посетителей – не алматинцы. Они приехали из регионов страны и зарубежья. Из дальнего зарубежья гостей пока немного. Мы находимся далеко от Европы. Но мы думаем над этим. Ключевой вопрос, конечно, в уникальности фестиваля. Человек приедет, допустим, из России, если он здесь находит что-то особенное. А так у них много своих фестивалей – тематических, музыкальных, хипстерских. Когда я жил в начале 2000-х годов в Москве, то как раз захватил этап становления фестиваля «Пустые холмы». Это волонтерский проект. Мы когда задумывали FourЭ, то хотели идти по этому пути, делать абсолютно бесплатный вход и содержать фестиваль за счет пожертвований – кто-то дал бесплатно звук, кто-то пришел и выступил, волонтеры помогают собрать сцену и шатры и т. д. Но опыт фестиваля «Пустые холмы», который просуществовал несколько лет и закрылся, говорит о том, что чисто волонтерский фестиваль не имеет твердой основы для развития. А нам хочется расти.

 

Важно, что фестивалю вы как инициаторы стали уделять больше внимания и сил, это значит, что проект не умрет.

 

Да, для нас это уже работа. Я являюсь директором ОФ «FourЭ», прихожу в офис. Раньше занимался другими делами точно так же, как и другие члены команды. Мы все подтягивались ближе к фестивалю и делали все спонтанно. Конечно, хорошо, если фестиваль захватывает полностью, люди начинают заниматься любимым делом в течение всего года и достойно зарабатывают при этом. В идеале это было бы здорово.

 

Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №31 (508) от 19 сентября 2014

PDF, 3.71 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме