• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 11 сентября 2014

Ахиллесова пята экономики

 

По мнению главы Евразийского банка Майкла Эгглтона, сейчас у банковского сектора Казахстана две главные проблемы. Первая - это отсутствие долгосрочного фондирования, вторая – большая доля проблемных кредитов. Если с первой Нацбанк борется с помощью валютных свопов, и это, по его мнению, правильный курс, то вторая так и остается в виде несдвигаемой глыбы.

 

Так много говорится о проблемных кредитах казахстанского банковского сектора, но ситуация и не думает меняться в лучшую сторону. Объясните, с чем это связано и почему банки не так охотно расстаются со своими плохими долгами?

 

Наверняка вы сами читали в газетах, что у Казахстана среди стран всего мира практически самый плохой показатель по объему неработающих кредитов. На самом деле реальная картина выглядит иначе. Ложное восприятие показателя проблемных кредитов   сложилось из-за специфики налогообложения в Казахстане. Многие журналисты и даже некоторые аналитики по ошибке думают, что в других странах с проблемными кредитами все хорошо, и только в Казахстане так плохо. Это не так. Объясню на примере.

 

В мировой практике банки продают или списывают проблемные кредиты и двигаются дальше. В Казахстане несколько иная ситуация. Здесь проблемный кредит сидит в кредитном портфеле, как надоевший гость,  которого невозможно выпроводить за дверь. (Смеется.)

 

А если  подробней?

 

Дело в том, что в таких странах, как Исландия, Кипр, Греция, проблема плохих долгов   намного серьезнее, чем у нас. Просто им удалось списать проблемные займы, что в итоге позволило им  выглядеть нормально перед остальным миром. Безусловно, у них есть убытки, и они несут потери, но если сейчас посмотреть на долю неработающих кредитов в их банковском секторе, то там нет никаких 35%, как у нас,  они от них уже избавились.

 

Возьмем ту же Россию, где доля неработающих кредитов в банковском секторе составляет всего 6%. Если смотреть поверхностно, то получается, что в Казахстане ситуация  в шесть раз хуже, чем в России.  Но это не так,  просто в России  банки решили вопрос, списав  или продав большую часть проблемного портфеля.

 

Значит, в мировом сообществе мы сами себе создаем плохой имидж, поскольку ничего не делаем, чтобы продать хотя бы часть проблемной задолженности?

 

Да.   А между тем, по сути, списание или продажа проблемных кредитов - это хорошая мера, которая дает возможность не тянуть  за собой воз, в котором, помимо старых долгов, появляются новые. Россия, кстати, это сделала 5 лет назад.

 

Что в налогообложении нужно поменять, чтобы у нас тоже было, как во всем мире? И почему это до сих пор не сделано? Ведь мы сейчас всеми силами стараемся привлечь инвесторов, а имидж нашего банковского сектора оставляет желать лучшего.

 

Казахстанская налоговая система предполагает налог на провизии, высвободившиеся в результате списания или продажи проблемного кредита.  Понятно, что, продавая проблемный кредит, банк получает за него гораздо меньшую, чем за первоначальный заем  сумму, т. е. несет убытки.  Дальше, после продажи или списания, банк должен заплатить налог на высвободившиеся провизии, которые рассматриваются как доход, хотя фактически это не доход, а собственные резервы банка, сформированные по проблемному кредиту. Поясню на простом примере: у банка есть кредит на 100 тенге.  Вероятность возврата денег по такому кредиту, предположим, всего 10 тенге.  На невозвратные 90 тенге банк должен сформировать (фактически заморозить) собственные 90 тенге провизий. Далее, если банку удастся продать такой кредит за 10 тенге, на собственные 90 тенге освободившихся провизий банк заплатит 20% налога. Получается, банк фактически теряет 90 тенге по кредиту плюс налоги.

 

Но ведь в результате никто и не платит эти налоги, поскольку не пытается избавиться от проблемной задолженности. В чем же тогда смысл?

 

Да, именно так и происходило в течение последних лет, но сейчас ситуация меняется в лучшую сторону, появилась, к примеру, возможность создавать компании по управлению стрессовыми активами, но правила по-прежнему крайне сложные. Кроме того, в налоговое законодательство вносятся ряд позитивных изменений, которые в перспективе помогут решить накопившиеся вопросы.
 

Тогда, если начнется очередной кризис, не получится ли так, что именно банковский сектор вновь назовут грузом, который всех тянет вниз.  Да что далеко ходить, уже сегодня мы видим, как в разных правительственных и неправительственных кругах образ банков чуть ли не демонизируется.

 

Так делается во всем мире. Если в стране кризис, принято сваливать вину на банки. (Смеется.) Но если говорить серьезно, нужно работать совместно, чтобы решить эти проблемы. Банкиры не раз поднимали  тему  проблемных кредитов. Некоторые чиновники воспринимают наши предложения как риск недополучить налоги в госказну, не осознавая,  что проблема и связанные с ней убытки намного серьезней для экономики страны. Не могу не отметить хорошие изменения в банковском регулировании, произошедшие за последнее время. Достигнутый за несколько месяцев прогресс сильнее, чем за последние годы. Но решение всех проблем – процесс сложный, это дело не одного дня.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №29 (506) от 5 сентября 2014

PDF, 4.12 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме