• Екатерина Корабаева

  • 5 сентября 2014

За закрытыми дверями

 

У граждан будет меньше прав в судах. Такой вердикт вынесли эксперты проекту нового Гражданского процессуального кодекса.

 

Жангазы Кунсеркин, член Попечительского совета фонда «Сорос-Казахстан», адвокат

 

О правосудии

 

Правоприменительная практика убедительно показала принципиальное несовершенство Гражданского процессуального кодекса (ГПК), принятого в 1999 году. Очевидно, что судебная система не справляется с возросшим потоком гражданско-правовых споров. Отправление правосудия  является затянутым и забюрократизированным. Фактически ныне действующий ГПК в других словах и выражениях изложил старый советский кодекс со всеми его недостатками. То есть его разработчики просто заменили в законе слово «социализм» на слово «капитализм», а суть гражданского процессуального закона оставили прежней. В условиях же рыночной экономики и политической демократии суд нужен не только реально независимый и беспристрастный, но и вся судебная система должна быть эффективной и экономичной, исключающей или минимизирующей факты коррупции и нарушения прав человека. Новый проект ГПК – это, по сути, переписывание старого советского ГПК, где мы опять частично возвращаемся к старым досудебным урегулированиям, опять не знаем, как встроить систему медиации в гражданский процесс и как обеспечить реальное верховенство закона и приоритет прав человека.

 

О спорных моментах

 

Снова вводится государственная пошлина за апелляционное, кассационное и надзорное обжалование, что обременяет неимущих граждан и делает участие в суде привилегией зажиточной части общества. То есть само законодательство о государственной пошлине даже в суде первой инстанции я расцениваю как препятствие в доступе человека и гражданина к правосудию. Почему гражданин должен платить государству определенный процент от своего требования? А если человек просто лишен возможности платить, то ему в суд не следует обращаться? Госпошлина за обращение в суд не должна быть обременительной. Допускаю, что разработчики ГПК введением новой госпошлины элементарно пытаются снизить количество судебных обжалований, в том числе и в Верховный суд.

 

Еще имеются институциональные претензии. Государство в лице суда не должно чрезмерно вмешиваться в частные дела граждан и юридических лиц. Если две частные компании спорят по факту заключенного договора, то государство вообще не должно вмешиваться в такой спор, и приоритетом в данном споре должен быть частный третейский суд (арбитраж), состоящий из негосударственных юристов, которых должны выбирать сами оппоненты, поскольку это их частный спор. Однако проект ГПК, как и все прежние ГПК, опять устанавливает приоритет государственного суда. Я считаю, что государство в лице суда - это своего рода ночной сторож, который следит за соблюдением прав граждан и не должен являться арбитром в коммерческих спорах.

 

Очень большие споры вызывает попытка институализации позиции адвоката в гражданском процессе. То есть предлагается, что только адвокат имеет право представлять интересы лиц в вышестоящих судебных инстанциях. Я, как адвокат, не могу не согласиться с такой позицией, потому что считаю адвокатов наиболее подготовленными и осведомленными из профессиональных юристов из-за большей вовлеченности в судебную практику. Видимо, судьи просто уже устали от большого количества непрофессиональных правозащитников, которые свое незнание законов и неумение представлять интересы клиента компенсируют хулиганскими выходками и скандалами на судебных заседаниях.

 

Многим юристам, которые не являются адвокатами, такая законотворческая новация не нравится, и они  вполне аргументированно критикуют эту инициативу.

 

О запрете публичной критики  вступивших в законную силу судебных актов 

 

В предлагаемой редакции статьи 19 части 4 законопроекта я, как юрист, не понимаю значение термина «опровержение» вступившего в законную силу судебного акта, тем более «прямое публичное». То есть, получается, глаза в глаза судье я могу сказать, что его решение незаконно, необоснованно и абсурдно, а уже в интервью или просто с какой-либо трибуны я такого сказать не могу. При этом речь все-таки идет о судебном акте, который я, как участник (сторона) гражданско-правового спора, вправе обжаловать в кассационном и надзорном порядке с обязательным оповещением всех участников процесса, и в таком обжаловании я законодательно обязан указать на причины своего несогласия, то есть указать на нарушение закона во вступившем в законную силу судебном акте. То есть обжалование носит прямой и публичный характер. Какой юридический смысл вкладывается в термин «опровержение», совершенно непонятно. Чем не устраивало разработчиков законопроекта прежнее аналогичное положение статьи 21 ныне действующего ГПК?

 

Хотелось бы отметить, что в принятом Уголовно-процессуальном кодексе аналогичное положение отсутствует, то есть если любой гражданин имеет право после вступления в законную силу называть преступника преступником, то и другой гражданин может прямо и публично утверждать, что приговор незаконен и осужден невинный. Получается существенное противоречие между нормами разных кодексов.

 

Жангельды Сулейманов, адвокат,  директор НИИ экономической преступности, управляющий партнер Казахстанской лиги юристов

 

О судопроизводстве

 

 Основными задачами разработки и принятия законопроекта являются:

  1. повышение эффективности,  оперативность судопроизводства;
  2. дебюрократизация гражданского судопроизводства;
  3. обеспечение эффективного использования технических средств в деятельности судов;
  4. активное применение примирительных процедур в судопроизводстве.

 

Касательно эффективности, думаю, вообще  показатель неприменим  к судопроизводству. Насчет оперативности, если под ней понимать сокращение времени, то проект ГПК противоречив. С одной стороны, много норм направлено на то, чтобы стороны не могли использовать волокиту, например, очень подробно расписан порядок извещений и вызовов. Также предусмотрена обязанность досудебного разрешения спора. Интересным является введение нового письменного производства по некоторым категориям дел, предусматривающее рассмотрение дела без устного разбирательства. Все эти новеллы, безусловно, будут способствовать сокращению времени на рассмотрение дела.

 

Но в проекте ГПК есть нормы, которые, наоборот, никак не будут повышать оперативность судопроизводства. Например, увеличен срок подготовки к делу с семи до пятнадцати дней и возможного продления - до 45 дней. Также увеличен срок рассмотрения дела в апелляционной инстанции с одного месяца до двух и т. д. Какого-либо объяснения увеличению сроков разработчик ГПК не предоставил и не обосновал.

 

Что касается такой задачи, как дебюрократизация судопроизводства, думаю, что проект ГПК более бюрократизирован по сравнению с действующим. Ни одной новой нормы я не нашел, которая упрощает судопроизводство. Наоборот, предусмотрены  новые процедуры и обязанности, которые должны исполняться сторонами и даже лицами, не участвующими в деле.

 

По поводу задач обеспечения  эффективного использования технических средств в деятельности судов и активного применения примирительных процедур в судопроизводстве в  проекте  ГПК по сравнению с действующим ГПК каких-то особых норм в этих направлениях не предвидится.

 

О спорных моментах

 

Во-первых, введение досудебного урегулирования споров является излишней процедурой, так как и без этой процедуры в настоящее время стороны направляют друг другу претензии.  

 

Во-вторых, предусмотренная  проектом ГПК подача заявления об изменении основания или предмета  иска до окончания подготовки, а не как сейчас, до принятия судом решения, значительно ущемляет права истца. Связано это с тем, что  в ходе рассмотрения дела могут выясниться обстоятельства, которые способны повлечь изменение  основания и предмета  иска, но у истца не будет права что-либо изменить, и он будет вынужден подать новый иск.

 

В-третьих, требование представить все доказательства на стадии подготовки к делу может ограничить стороны в доказывании  своих требований и возражений, так как на стадии подготовки не всегда ясен объем необходимых доказательств. Такая новелла более подходит для уголовного процесса, в котором  уже с самого начала известны и позиция обвинения, и позиция защиты.

 

Надеюсь, что указанные спорные  моменты будут улучшены в ходе дальнейшей работы над проектом ГПК.


Сергей Уткин, юрист

 

О спорных моментах

 

Естественно, что задачи декларировались благие, например, упростить и ускорить судопроизводство, ну и в целом сделать ГПК более удобным для граждан и чтоб решения судей стали еще более независимыми, объективными и справедливыми.

 

На деле же новый ГПК, на мой взгляд, даже ухудшит сегодняшнюю ситуацию. Я имею в виду граждан и бизнесменов – для них будет хуже, а самим судьям новый ГПК положение улучшит, да и кто бы сомневался, если сами судьи пишут кодекс, понятное дело, что пишут они его в первую очередь для себя и под себя.

 

К примеру, существенно ограничивается состав лиц, которые смогут быть представителями в суде. Нововведение преподносится как забота о гражданах, которых якобы ограждают от всевозможных проходимцев (непорядочных и неграмотных). Так вот, эти «благие» ограничения, оказывается, распространяются и на меня. Если кодекс примут в такой редакции, как сейчас, смогу представлять интересы клиентов в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

 

О судебной системе

 

Вообще, вся судебная система у нас как один большой междусобойчик, в котором участвуют не только судьи, но и прокуроры, полицейские и прочие госслужащие, а также подавляющее большинство адвокатов. Никаких неожиданностей в этом междусобойчике, как правило, не происходит. Все прилежно играют свои роли, всем хорошо, вот только людей в основном бесит такая судебная система, бизнесмены и инвесторы судам не доверяют, что даже президент заговорил о создании каких-то альтернативных арбитражей. И смуту в эту «идиллию» вносят лишь независимые представители, вот с ними и решили бороться такими новыми ограничениями.

 

Да, вот СМИ тоже как раз из категории «смутьянов», поэтому и вас решили заткнуть окончательно – до вступления решения суда в законную силу уже вроде как бы запрещено критически высказываться, потому что, видите ли, какое-то «предрешение» получается, которое дурно на судей влияет. А теперь и после вступления решений судей в законную силу ничего против них публично говорить нельзя. То есть судей теперь нельзя публично стыдить, какие бы решения они не выносили. Хотя это был последний и единственный способ хоть как-то защититься против судебного произвола простому гражданину или бизнесмену.

 

Предложения

 

Нужно прописывать нормы, направленные на возрождение чести, достоинства, авторитета каждого отдельно взятого судьи. А сегодня судьи совершенно без лиц и имен, их главная задача – угождать начальству. Нужно разрешить вести видеозапись открытого судебного заседания всем присутствующим лицам со своих мест без разрешения суда и без учета мнений других лиц. Это не прихоть, это направлено только на то, чтобы вытащить на белый свет творящийся во время судебных заседаний произвол. А гражданам, ратующим за свое право на изображение, следует объяснить, что в общественное место (в суд) следует приходить умытым, причесанным и в надлежащей одежде, чтобы не было потом стыдно смотреть на себя по телевизору или в Интернете.

 

Освещение хода процесса, существующих мнений «за» и «против» должно поощряться, а не наказываться, критика любых действий и решений судей должна приветствоваться судейским начальством, а не отвергаться, потому что такая обратная связь с народом помогает очищению системы от грязи.

 

Естественно, нужно предоставить право самим гражданам и бизнесменам выбирать себе представителей. Люди не дураки, не надо о них заботиться, как о малых детях, никто не будет платить деньги за юруслуги тому, кто обманывает или неграмотный, а если кто-то обжегся, так рассказывайте об этих случаях публично, привлекайте проходимцев к ответственности – зачем же ко всем представителям сразу применять презумпцию непорядочности и непрофессионализма.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №29 (506) от 5 сентября 2014

PDF, 4.12 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме