• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 29 августа 2014

Коршуны или голуби?

 

Всем известно, что помирить поскандаливших соседей, не способных поделить общую грядку, сложно, но все-таки можно. Но как быть, если такую «грядку» не поделили два государства?

 

Недавняя встреча верхов в Минске в формате ТС – ЕС – Украина стала одной из таких попыток. Президенты России, Казахстана, Беларуси и Украины  собрались на этой неделе, чтобы обозначить свои позиции относительно взаимоотношений между данными странами и найти пути выхода из затянувшегося российско-украинского конфликта.  Редакция «&» решила узнать у экспертов, смогла ли что-то изменить прошедшая встреча? 

 

Данияр Косназаров, завотделом по изучению ЦА и Каспийского региона Службы геополитики и региональных исследований при Библиотеке первого президента РК

 

Если все прошедшие встречи смотреть в совокупности, то становится понятным, что они нужны для поиска приемлемого решения для всех сторон. Проблема в том, что все больше вовлекаются новые государства, пусть даже с целью медиаторства. Вторая проблема заключается в том, что переговоры проходят уже довольно продолжительное время, чего нельзя особо допускать с учетом продолжающихся конфликтов в Украине и возросшего количества жертв. Но с учетом того, что в конфликт вовлечены глобальные игроки, в том числе в рамках санкций, то их переговоры могут тянуться еще долго и долго. Россия и США будут искать для себя наиболее выгодную ситуацию, в том числе исходя из расклада на боевой арене в Украине. Вот почему Казахстан, Беларусь, как и другие страны, озабочены таким медленным темпом проведения переговоров и желают форсировать процесс, так как он влияет и на соседей России и Украины. Еще стоит сказать то, что украинский кризис не стоял бы так остро для Минска и Астаны, если бы не их членство в Евразийском союзе. Этот фактор придает дополнительной остроты, но именно он призван показать, что ЕАЭС, когда требуется, может выступать единым фронтом, что говорит о том, что лидеры трех стран все-таки уделяют серьезное внимание ЕАЭС и существует масштабная политическая воля для претворения в жизнь экономических выгод от членства в организации. Сами переговоры в Минске показали, что члены ЕАЭС могут внутри себя договариваться и выступать в диалоге с третьими сторонами, в том числе с ЕС. Это один из первых новых форматов диалога для всех сторон, для России, Казахстана, Беларуси и ЕС. И получается, что медиаторская роль включена в список деятельности Евразийского союза, что вполне понятно, если учитывать тот факт, что экономика Украины важна и ее нельзя игнорировать. Вот почему президент РФ Владимир Путин заявил о больших убытках для России при вступлении Украины в более тесные отношения с ЕС. Понятно, что более тесное экономическое взаимодействие Украины с ЕС вблизи с границами ЕАЭС окажет влияние и на сам Евразийский проект, его экономические показатели. Дело ведь еще в протекционизме по отношению к третьим государствам, если судить с точки зрения тарифов. В этой связи, кроме регулирования политического и военного кризиса в Украине, важно понять, как будут складываться отношения Украины с ЕС и ЕАЭС уже в мирное постконфликтное время.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков                                    

 

О встрече

 

Все должны хорошо понимать, что самым главным прорывом на этой встрече были не конкретные  результаты снижения военного конфликта на востоке Украины, и даже не вопросы решения энергетических и газовых проблем. Важным прорывом  нужно считать сам факт первой встречи Владимира Путина и Петра Порошенко. Теперь очевидно, что  Киев и Москва наконец-то начали понимать - сложившаяся  ситуация заводит их в тупик. Не говоря уже о том, что данный конфликт также плохо сказывается на ЕС и ТС.

 

Для меня более интересным был тот факт, что благодаря украинскому конфликту в группу посредников были включены государства, которые ранее  находились по разные стороны баррикад. Возьмем, к примеру, Беларусь, где, собственно, и прошла эта уникальная встреча.   Как известно, у Александра Лукашенко в какой-то степени натянутые отношения с США и ЕС.  Однако тот факт, что встреча прошла в Минске, позволил ему получить   определенные политические дивиденды в качестве миротворца.

 

Данную встречу нужно воспринимать как  попытку обозначить    те проблемы, на которые в первую очередь нужно обратить внимание. Так, например, сейчас на повестке дня в первую очередь стоит не решение военной проблемы, поскольку это слишком сложный процесс, а газовый вопрос.

 

О газовом конфликте

 

В первую очередь вопрос возник относительно транзита.  Украина в лице премьер-министра Арсения Яценюка уже сделала два противоречивых заявления. Первое - о том, что якобы Украина сама прекратит транзит российского газа, а второе - относительно того, что не Украина, а Россия  собирается прекратить транзит своего газа.

 

Кроме того, спорным остается вопрос цены на газ. Украина просит ее снизить, а Россия заявляет, что не может этого сделать, поскольку первая подала против второй иск в Стокгольмский арбитражный суд   по поводу ее ценовой политики. Вот и получается, что Украина и Россия занимаются газовыми играми, а нервничают европейцы, которые боятся остаться без газа. А это, кстати,  автоматически может привести  к падению популярности европейских политиков, которые ввязались в войну санкций против России.

 

Поэтому еще раз повторюсь: минская встреча хороша тем, что две стороны   все-таки смогли высказаться по поводу своих приоритетов.

 

Об имидже ЕАЭС И ТС

 

Также можно сказать, что в мировой политике поднялся  имидж ЕАЭС и ТС, по линии которых была организована данная многосторонняя встреча.  Поэтому в этом плане  теперь ТС, возможно, будет восприниматься более серьезно. Но есть и другой момент, на который я бы хотел обратить внимание. Как показали события в Украине, внутри ТС стали четко видны разногласия между Беларусью, Казахстаном и Россией, в частности, по поводу санкций, связанных с запретом на импорт  украинской продукции.  Это говорит о  том,  что Беларусь и Казахстан, несмотря на формальную поддержку России, все-таки не всегда одобряют ее действия. Связано это с тем, что они не собираются нести эту ношу в ущерб своим национальным интересам.  Поэтому недаром в Минске президент Казахстана постоянно подчеркивал, что республика будет поддерживать политические и экономические отношения и с Украиной, и с ЕС,   и с США. То есть Казахстан опять решил сделать акцент на своей многовекторной политике.

 

Хотя еще весной этого года многие стали в ней сомневаться. Напомню, что в первом полугодии со стороны Украины было сделано две ноты протеста в адрес  Казахстана.  Связано это с тем, что наша страна  формально поддержала референдум в Крыму и покритиковала украинскую элиту.

 

О финансовой поддержке

 

Нурсултан Назарбаев отметил на встрече, что для преодоления катастрофической ситуации стоит подумать над вопросом создания специального международного штаба или фонда поддержки экономики Украины. 

 

Инициатива такого рода напоминает заявления, которые Казахстан делал в свое время по отношению к Афганистану. Более того, Казахстан также предложил тогда Афганистану гуманитарную поддержку, то есть то же самое, что мы сейчас предлагаем Украине. Поэтому можно сказать, что Казахстан использует сейчас уже отработанную методику.

 

Что касается самого фонда, все понимают, что самый главный вопрос - какие страны будут формировать этот фонд. Для Казахстана, например, эта лишняя нагрузка сейчас нецелесообразна, хотя бы потому, что тот же Кыргызстан, который хочет войти в ТС,  тоже уже попросил  оказать ему финансовую поддержку.

 

С внешнеполитической же точки зрения, конечно,   есть соблазн  сказать, что мы первыми готовы внести сумму. Но в этом случае взнос будет больше ритуальным, так как здесь все равно не обойтись без поддержки МВФ и Всемирного банка. Что касается европейских стран, там  экономическая ситуация  тоже не очень хорошая.

 

К тому же, прежде чем спасать украинскую экономику, нужно решить вопрос с военным конфликтом. Иначе это то же самое, что тушить костер бензином.  

 

Тулеген Аскаров, экономический обозреватель

 

О  встрече

 

Мнения СМИ и аналитиков об этой встрече  сильно разнятся.   Так, большинство  говорят о том, что от встречи нет никакой пользы. Но я считаю иначе.  Достижение уже то, что президенты Украины и России хотя бы пожали руки.

 

Если же говорить о каких-то политических или экономических изменениях в результате встречи, то таковых нет.

 

Я думаю, что самые приемлемые предложения в ходе встречи озвучил Нурсултан Назарбаев. Хотя возможно, что все три президента – Казахстана, Беларуси, России -  уже заранее согласовали между собой свои позиции.

 

Наш президент говорил про то, что нужно оказывать гуманитарную помощь Украине. С этим заявлением я солидарен. Ведь юго-восток Украины переживает сейчас катастрофу и нуждается в помощи. Президент Казахстана также говорил о том, что Казахстан хочет  сохранить хорошие взаимоотношения между нашими странами.  И здесь он тоже прав. Кроме того, в качестве правильной меры была озвучена идея о перемирии.

 

О финансовой поддержке

 

Отдельно скажу о предложении создать фонд поддержки экономики Украины. Тут, наверное, правильнее  слово «поддержка» заменить на слово «спасение». В Украине очень негативные экономические показатели в этом году. Если так  будет продолжаться и дальше, то  зимой  ситуация станет еще сложнее. Это касается и вопроса отопления, и вопроса продовольствия. Ведь они воюют как раз во время сбора урожая, а есть ли что в закромах, непонятно.

 

Вообще, создание подобных фондов – это давно проверенная схема. Например, есть антикризисный фонд в рамках ЕврАзЭС. Если такой фонд создадут для спасения украинской экономики, то, думаю, основными донорами в первую очередь станут как раз участники ТС. На другие республики я как-то не рассчитываю.

 

Что касается механизма работы такого фонда, то данная межгосударственная структура, скорее всего, будет работать по принципу МВФ, выделяя  кредиты Украине на самые неотложные нужды, например, на закупку медикаментов и т. д.

 

О газовом вопросе

 

Во-первых, абсолютных и реалистичных прогнозов на эту тему нет. Никто пока не знает, что произойдет. Есть риск, что  Европа может  остаться зимой без газа, что очень опасно.

 

Мне кажется, главное сейчас - найти схему, по которой транзит все-таки будет оплачен.  Помочь в этом Украине может МВФ.  

 

Авторы: Рабига Абдикеримова, Екатерина Корабаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №28 (505) от 29 августа 2014

PDF, 3.54 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме