• Хе Олег

    Издатель

  • 18 августа 2014

Врача выдает очередь перед кабинетом

 

Генеральный директор и председатель правления «Санофи, Центральная Азия» Франк Хамалян – об инновациях в здравоохранении, новых возможностях на пространстве ЕАЭС и профессиональном уровне казахстанских медиков.

 

Франк, скажите, планирует ли «Санофи» расширять производство медикаментов в Казахстане?

 

Компания «Санофи» работает в Казахстане уже более 15 лет. Офис в Алматы курирует 8 стран региона. Мы являемся одним из лидеров фармацевтической индустрии в регионе. При этом казахстанский рынок является одним из самых быстрорастущих и потому интересных. В диверсифицированный портфель компании входят инновационные оригинальные препараты, дженерики и вакцины. Мы являемся долгосрочным партнером казахстанского здравоохранения, и для нас очень важно развитие местной фармацевтической индустрии. Так, например, мы работаем над развитием локального контрактного производства. Особо отмечу, что если мы локализуем производство лекарственных препаратов, то их качество соответствует аналогу, производимому во Франции, Японии или где-либо еще. В Казахстане у нас возникли партнерские отношения с «Химфармом» в Караганде. Совместно мы начали производить эссенциале в ампулах. Как я уже ранее говорил, продукт, произведенный локально, является аналогом зарубежного продукта. Поэтому некоторое время ушло на трансфер технологий. Конечный продукт должен соответствовать стандарту GMP – это очень важный стандарт, глобальный бенчмарк. Теперь мы ежегодно производим порядка 2 млн упаковок эссенциале в ампулах на заводе «Химфарм». Но это не полноценное производство, это вторичная упаковка. В 2012 году у нас появился новый проект – с компанией «Нобель». Это второй шаг компании навстречу локальному производству. Естественно, весь процесс становления производства начался опять с трансфера технологий. С апреля 2014 года мы совместно с «Нобелем» запустили вторичную упаковку сахароснижающих препаратов. Есть планы по развитию этого производства. Рассматривается возможность перехода на полный цикл производства лекарственных препаратов в Казахстане. Мы сейчас оцениваем различные возможности в этом плане, так как любой локализационный проект должен обеспечивать возврат инвестиций, и этот фактор в значительной степени влияет на принятие решений о локализации производства. Вот почему мы хотели бы получить гарантии от государства и заключить эксклюзивные договоры на поставки определенных препаратов. Такой подход обеспечил бы долгосрочный интерес международных фармацевтических компаний к развитию местного производства. Сейчас на различных уровнях ведутся переговоры о том, как создать необходимые условия для фармацевтических компаний, желающих локализовать свои производства.

 

А у вас какие пожелания по этим условиям?

 

Важно обеспечить долгосрочный подход к решению таких вопросов, а также учесть интересы обеих сторон с точки зрения юридических нюансов.

 

Получается, когда есть гарантированный государственный заказ на длительный срок, то под этот заказ уже можно создавать производство здесь.

 

Да, совершенно верно.

 

А каким в денежном выражении должен быть гарантированный закуп, чтобы фармацевтические компании захотели запускать местное производство?

 

Это сложный вопрос. Существуют разной сложности лекарственные препараты, и, чтобы начать их производить на месте, нужен разный объем инвестиций. Поэтому для нас ключевой вопрос: с каким уровнем инвестиций мы должны заходить, чтобы получить возврат на них. И, конечно же, в каждом отдельном случае нужно делать свой расчет. Для оригинальных препаратов потребуется один объем инвестиций, для дженериков – другой.

 

Я правильно понимаю, что сейчас для фармацевтических компаний ключевой заказчик и покупатель – это государство?

 

На сегодняшний день 60% продаж на казахстанском фармацевтическом рынке приходится на розницу, 40% - на госзакуп.

 

Госзакуп растет из года в год?

 

Если говорить о быстроразвивающихся странах, то розничный рынок в них растет быстрее. Расширяется средний класс с растущей покупательской способностью. В ближайшие 5 лет этот тренд, на мой взгляд, будет наблюдаться и в Казахстане. Сегодня так и происходит – розница растет быстрее.

 

А кому легче продавать – частному рынку в розницу или государству оптом?

 

Во многом это зависит от продуктового портфеля компании. У «Санофи», например, диверсифицированный портфель. В нем есть безрецептурные препараты, при продаже которых у нас есть прямой доступ к потребителю. Безусловно, у нас также есть и рецептурные препараты, которые назначаются врачами. Это как оригинальные препараты, так и дженерики. Мы прикладываем значительные усилия, для того чтобы врачи знали о новых и лучших способах лечения пациентов. В целом наша стратегия заключается в том, чтобы портфель компании был адаптирован к локальному рынку. То есть ассортимент препаратов должен соответствовать запросам пациентов.

 

Меняются ли стратегия и инвестиционные планы «Санофи» в связи с тем, что экономика Казахстана переживает не лучшие годы? Ведь раньше страна могла расти по 10% в год, сейчас в лучшем случае достигнет 5%.

 

Если говорить о фармацевтическом рынке, то он тем не менее развивается. Наша компания растет вместе с рынком, и мы видим потенциал для дальнейшего роста. Поэтому экономические проблемы не повлияли на наши планы по инвестициям в локальную отрасль здравоохранения и обеспечение доступа к инновационным лекарственным средствам для местных пациентов. И, кстати, если вы посмотрите на показатель ВВП, то он все равно достаточно высок для Казахстана. Даже если есть сиюминутные проблемы в экономике, для «Санофи» они не являются сигналом для прекращения инвестиций и уменьшения  внимания к данному рынку.

 

А как вы оцениваете евразийскую интеграцию и планы по созданию единого фармацевтического рынка между Казахстаном, Россией и Беларусью? Расширяются ли тем самым возможности для деятельности вашей компании?

 

В первую очередь надо говорить о том, что мы уже представлены на все тех рынках, которые сейчас объединяются. У нас неплохие позиции в этих странах. Безусловно, интеграцию между ними мы рассматриваем для себя как новые возможности для синергии. Мы выиграем от создания единого рынка, если выработанные правила будут понятны для всех игроков. Например, если посмотреть на объединенную Европу, то она включает в себя почти 30 стран, и мы в ЕС являемся № 1 среди фармацевтических компаний. Это хороший образец для подражания и в нашем регионе. Мы как лидер рынка можем перенести на ЕАЭС тот опыт, который у нас есть в Европе. Таким образом, мы будем содействовать созданию единого фармацевтического рынка и участвовать в процессах его становления.

 

Недавно в Казахстане проводился конкурс стартап-проектов KazINNO, среди них были проекты по фармацевтике. Очевидно, что мы как страна хотим сделать что-то инновационное в этой отрасли. Что посоветуете сделать, чтобы желания превратились в реальность?

 

В первую очередь надо развивать исследовательские центры. На это требуется определенное время и инвестиции. Я думаю, что Казахстан уже начал двигаться в этом направлении. Одним из таких примеров может являться Назарбаев Университет, в котором появился центр экспертизы в различных терапевтических областях. Именно так и нужно начинать работу в инновационной высокотехнологичной области. Как частная инновационная компания мы открыты к сотрудничеству в данной сфере. Наша компания изучает, в какие локальные инновационные проекты могла бы инвестировать. Сейчас нами проводятся переговоры о сотрудничестве с государственными организациями, занимающимися клиническими исследованиями. Мы, в частности, обучали местных врачей тому, как можно эффективно проводить клинические исследования на локальном уровне.

 

Понятно, какие исследования проводят частные компании – они, например, разрабатывают новые препараты. А вот какие исследования на базе того же Назарбаев Университета могут быть актуальны?

 

Если говорить о фармацевтической индустрии, то в первую очередь стоит сфокусироваться на тех областях, в которых мы действительно можем помочь пациентам. Такими областями могли бы быть сахарный диабет, онкология и кардиология. Например, если посмотреть на текущую ситуацию в Казахстане с сахарным диабетом, то болезнь прогрессирует. Мы как компания работаем над тем, чтобы выявлять болезнь на ранней стадии и помогать пациентам. Таким образом, инновации в здравоохранении могли бы фокусироваться на жизненно важных вопросах. Только представьте себе, что во всем мире к 2017 году сахарным диабетом будут страдать около 400 млн человек. То есть это общая проблема всего земного шара. И было бы правильно работать над созданием такого продукта и сервиса, которые помогли бы сразу многим.

 

Если я правильно понял, то университетам лучше всего исследовать, как выявлять эти болезни. А уже для лечения использовать разработки частных компаний, таких как «Санофи».

 

Безусловно. Для начала нужно понять, какое количество пациентов нуждается в помощи. Поэтому в 2012 году мы подписали с Министерством здравоохранения Казахстана меморандум о взаимопонимании. В рамках данного документа мы начали эпидемиологическое исследование по выявлению реального уровня заболеваемости сахарным диабетом на территории Казахстана. В следующем году мы планируем получить реальные результаты данного исследования, чтобы понять уровень заболеваемости и выйти с решением для данной группы пациентов.

 

А что, Министерство здравоохранения Казахстана самостоятельно не занимается выявлением уровня заболеваемости? Здесь обязательно нужна помощь частных компаний?

 

На самом деле данное эпидемиологическое исследование - это хороший пример удачного сотрудничества государства и фармацевтической индустрии. Министерство в данном случае использует наш опыт в проведении  эпидемиологических исследований. Мы уже сопровождали подобные исследования в других странах, и это происходило успешно.

 

Вы говорили о том, что проводите тренинги для казахстанских медиков. Как вы оцениваете их уровень квалификации?

 

Я не так давно в Казахстане. Но в целом заметил, что уровень местных врачей довольно высок. В первую очередь это касается врачей общей практики, тех, которые должны знать большое количество заболеваний, для того чтобы ставить людям правильные диагнозы. Важно отметить и стремление со стороны государства совершенствовать сферу здравоохранения. Государство предпринимает активные усилия, чтобы уровень знаний врачей повышался.

 

Я часто слышу мнение, что квалификация врачей в советское время была выше. И действительно раньше Карагандинский медицинский институт был одним из лучших в Советском Союзе. Думаете, эта критика необоснована?

 

В Европе тоже есть такой стереотип, что раньше врачи были лучше. На мой взгляд, лучше уж тогда воспользоваться народной мудростью: хорош тот врач, у которого всегда очередь перед кабинетом. Потому что неправильно сравнивать врачей разных поколений. Индустрия здравоохранения динамично развивается. И то, что было правильным 10-15 лет назад, сегодня может быть устаревшим. На сегодняшний день у врачей во всем мире, безусловно, намного выше доступ к различным технологиям лечения, чем это было раньше. Таким образом, у врачей больше выбора среди способов лечения своих пациентов. Это значит, что врачи сегодня должны учиться каждый день и, конечно же, много практиковать. Кроме того, врачи должны следить за теми новостями и тенденциями, которые происходят в глобальной индустрии здравоохранения.

 

- Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №26 (503) от 15 августа 2014

PDF, 15.32 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме