• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 9 июля 2014

"Ставя масштабные цели, мы зачем-то ограничиваем себя в инструментарии"

 

Почему в Казахстане все чаще говорят о жестком регулировании финансового рынка? Готов ли отечественный банковский сектор к переходу на Базель III? Как можно решить проблему долгосрочного фондирования казахстанских банков? Об этом и многом другом в своем интервью «&» рассказал президент Евразийского центра финансового консалтинга Жомарт Ертаев.

 

Почему банковскому сектору Казахстана пока рано думать о переходе на Базель III?

 

Дело вовсе не в банках, проблема лежит глубже. Сам по себе отечественный банковский сектор готов к переходу на Базель III. Вот только банки не существуют сами по себе и сами для себя. Они существуют для того, чтобы перераспределять деньги от тех клиентов, у кого их в избытке, к тем, кто в них нуждается. И в этом своем качестве банки являются всего лишь ретрансляторами предъявляемых к ним требований на своих конечных заемщиков. Опасность заключается в том, что, ужесточив регулирование согласно рекомендациям Базеля III, мы просто-напросто отрежем наших производителей, действующих и потенциальных, от банковского финансирования, ибо качество предприятий реального сектора как заемщиков не будет соответствовать тем высоким требованиям, которые предусмотрены третьим Базелем. Как результат - вместо инвестиционной активности, в которой сейчас критически нуждается наша страна, мы получим кредитный штиль. Ограничения в финансировании бизнес-клиентов вынудят банкиров сменить корпоративную направленность на розничную, но и в потребительском кредитовании Базелем предусмотрены дополнительные ограничения. При этом слабый рост бизнеса в стране, вызванный малой доступностью производственных кредитов, приведет к снижению платежеспособного спроса на розничные займы. Если этот круг замкнется, разомкнуть его будет очень и очень непросто.  

 

Поэтому, говоря о регулировании, следует четко понимать, что Базельские стандарты – это инициатива регуляторов развитых стран, направленная на обеспечение финансовой стабильности и устойчивости в условиях именно развитой экономики. Казахстан же – это, во-первых, развивающаяся экономика, во-вторых, экономика сырьевого характера, которую надлежит диверсифицировать, в том числе через создание импортозамещающих производств. И в силу такого ее транзитного статуса требования Базеля III нашей экономике пока что противопоказаны. То есть механически их ввести можно, но это грозит вызвать предпринимательскую депрессию.

 

А если говорить о сроках перехода на Базель III, что думают по этому поводу в других странах?

 

Как сообщалось, в Европе завершение перехода на Базель III намечено на 2019 год. При этом до сих пор элементы третьего Базеля там широко обсуждаются, редактируются, сроки переносятся. Базельский комитет представляет свое видение на обозрение всем банкам, однако в каждой стране Евросоюза есть свой регулятор, а над ними еще и Европейский центробанк (ЕЦБ). Для применения отдельно взятых требований ЕЦБ прописывает их для всех стран Евросоюза, а потом эти рекомендации императивного характера еще и адаптируются с учетом регулятивных норм каждой отдельно взятой европейской страны. В ноябре текущего года будут известны результаты стресс-тестирования по европейским банкам. Как ожидается, на основе полученных данных ЕЦБ примет решение о докапитализации фининститутов, не соответствующих требованиям Базеля III. А, к примеру, в США, государстве, которое лучше других умеет защищать свои национальные интересы, введение Базеля III встречает отчаянное сопротивление со стороны региональных банков. Поэтому если говорить о сроках для Казахстана, то нам как минимум не следует переходить на третий Базель раньше Европы, а в идеале делать это надо позже. Зачем лишать экономику возможностей роста, которого можно было бы достичь за счет полноценного банковского финансирования?

 

Хорошо, тогда какие временные альтернативы есть Базелю III?

 

Трудно представить альтернативу требованиям регулятора регуляторов. Единственная альтернатива – это собственные нормы от нашего регулятора, и я не назвал бы их мягкими. Они жестче, чем в России, и по некоторым аспектам уже сегодня жестче, чем требует Базель III. Причем планируется, что требования нашего регулятора в ближайшие пять лет, до 2019 года, будут только увеличиваться. В то же время приоритет на развитие МСБ, форсированное создание обрабатывающих производств в стране никто не отменял. Мне кажется, что здесь имеет место противоречие между целью и инструментарием, обычно использующимся для ее достижения. Цель у нас масштабная и непростая, а инструментарий мы искусственно ограничиваем. Тот же Базель III представляет собой набор рекомендаций, следовать которым – дело добровольное. Качество этих рекомендаций не подлежит сомнению, их разрабатывают авторитетнейшие западные ученые в тесном диалоге с практиками. Поэтому для меня лично вопрос с Базелем лежит не в плоскости «вводить или не вводить», а в своевременности перехода. Сначала нашей экономике, нашему производственному сектору надо дать время созреть и обрести конкурентоспособность.

 

Что происходит на казахстанском рынке фондирования? Где взять «длинные» деньги? И что нужно поменять в нашем банковском секторе, да и в экономике, чтобы увеличить соотношение активов банков к ВВП?

 

На текущий момент отечественные банки располагают пятью основными источниками фондирования: ресурсы юридических лиц (на них сейчас приходится порядка 30% от совокупных обязательств казахстанских БВУ), ресурсы физических лиц (тоже порядка 30%), ресурсы государства и госкомпаний (порядка 20%), ресурсы финансовых компаний (порядка 10%) и внешние займы (порядка 10%). Рост первых двух источников находится в прямой зависимости от роста экономического благосостояния страны. Таким образом, повлиять на ускоренное увеличение денежного потока от данных источников, по сути, нереально. Безусловно, предстоящая амнистия капитала пополнит банковский сектор определенным количеством денег. Однако в силу того, что это разовая акция, она не может считаться панацеей в вопросе регулярного привлечения средств в экономику.

 

С учетом вышесказанного на роль драйверов роста банковского сектора теоретически могли бы претендовать три оставшиеся источника. В частности, поток от государства может быть увеличен за счет продолжения выделения средств из Нацфонда. Сразу поясню: в контексте рассматриваемого нами вопроса я не предлагаю и не призываю использовать дополнительные суммы из Нацфонда для фондирования банков, я лишь отмечаю, что теоретически такая возможность существует.

 

Вы еще  упомянули о  ресурсах финансовых организаций, что именно вы имели в виду?

 

Под ними я подразумеваю деньги страховых компаний, но в первую очередь – пенсионные накопления. После объединения пенсионных фондов данный источник тоже полностью контролируется государством. Активы ЕНПФ составляют порядка 4 трлн тенге, что в четыре раза больше выделенного недавно трансферта из Нацфонда. Это гигантский источник длинных тенговых ресурсов. Разумеется, сохранность этих денег имеет огромное социальное значение. При этом текущая доходность пенсионных активов оставляет желать лучшего, она даже не компенсирует инфляцию. Почему бы не рассмотреть вопрос размещения пусть не всех, но большей части данных средств в отечественных банках? Это может быть сделано как в форме долгосрочных депозитов, так и в форме выкупа банковских облигаций с фиксированной или плавающей ставкой, превышающей текущую низкую доходность. Банки же в свою очередь направят эти деньги на кредитование реальной экономики. В результате получаем и приумножение пенсионных активов, и инвестиции в отечественную индустрию. Правила размещения данных ресурсов могут быть так же четко прописаны, как и в случае с выделением денег через фонд «Даму», когда кредиты предназначаются только обрабатывающему сектору.

 

А что с фондированием за счет привлечения внешних заимствований, на которые, как вы сказали, приходится примерно 10% от совокупных обязательств казахстанских БВУ?

 

Этот источник в настоящее время является труднодоступным и достаточно дорогим. Однако здесь можно рассмотреть вариант предоставления Нацбанком валютного свопа для тех БВУ, у которых есть возможность выхода на международные рынки капитала. Понятно, что такие ресурсы не будут стоить дешево, зато это будет стабильный источник средств, который диверсифицирует обязательства банков и подтолкнет рост активов и доли банковского сектора в ВВП страны. Нельзя забывать, что на текущий момент отношение банковских активов к ВВП у нас не дотягивает и до 50%. На начало 2014 года данный показатель составлял лишь 44% против 93% на начало 2008-го. В этом есть очевидная вина самих банков, игнорировавших риски в тучные годы. Но вот что касается восстановления банковского сектора в посткризисный период, то ему, на мой взгляд, мешает слишком консервативный подход к банковскому регулированию, исповедуемый в последние 5-7 лет. В этих условиях рассмотренные выше способы наращивания фондирования, увы, не смогут резко улучшить ситуацию и кардинально повысить значимость банков в финансировании экономики. В то же время реализация этих способов, несомненно, сыграет определенную роль в вытягивании БВУ из нынешней стадии стагнации и вялого роста.

 

Ваше мнение о ЕАЭС? Плюсы и минусы.

 

Создание Евразийского экономического союза и предстоящая интеграция финансовых рынков Беларуси, Казахстана и РФ – несомненно, беспрецедентное событие не только на просторах постсоветского пространства, но и в мире. Хотим мы того или не хотим, интеграционные процессы никуда не исчезнут – они будут только усиливаться. Согласно концепции «плоского мира», автором которой является Томас Фридман, сейчас на Земле идет третья стадия глобализации, когда в конкуренцию между собой вступают не только государства и транснациональные корпорации, но и отдельные индивидуумы. На этой стадии совершенно неэффективно водружать какие-либо физические границы, экономические барьеры, информационные стены.

 

Нашей стране нужна теснейшая интеграция с Россией, я убежден в этом. Из соседей Россия является самой дружественной и духовно близкой нам землей, в равноправном экономическом союзе с ней мы построим независимый и сильный Казахстан. Да, сейчас мы проигрываем торговые войны с Россией, и этим активно спекулируют противники интеграции, которые призывают расторгнуть договор о создании Таможенного союза и не допустить создания ЕАЭС. Однако в XXI веке без интеграции не выжить.

 

Объединение интеллектуального и экономического потенциала трех дружественных стран позволит адекватно реагировать на глобальные вызовы современности. У нового союза есть шанс стать не только одним из основных экономических и геополитических центров влияния, но и своеобразным мостом между Западной Европой и Китаем. Новый союз поможет восстановить горизонтальные связи между отраслями и предприятиями, которые были разорваны после распада СССР. Также его создание простимулирует развитие бизнеса за счет устранения торговых барьеров. Важным положительным моментом в вопросе создания ЕАЭС является то, что это не политический, а экономический проект, в основе которого лежит здоровый прагматизм всех его участников, в том числе Казахстана.

 

А что касается опасений насчет захвата нашего внутреннего рынка российским бизнесом?

 

Я их не разделяю. Наоборот, рост конкуренции всегда идет на пользу. Во-первых, это выгодно потребителям. Во-вторых, если говорить о банковском секторе, то это выгодно казахстанским банкам, поскольку подстегивает их к прогрессу, к освоению передовых технологий. В-третьих, средства российских банков поступают в том числе в реальный сектор экономики Казахстана, за счет чего создается добавочная стоимость и появляются новые рабочие места. Это очевидные плюсы. Кроме того, нашему бизнесу, в том числе банкам, никто не мешает применить симметричные меры и, не дожидаясь вторжений на наш рынок извне, самим организовать экспансию на рынки России и Беларуси. Если мы говорим о том, что сделали надлежащие выводы после кризиса 2008 года, это должно подразумевать, что отечественные банки способны реагировать на глобальные вызовы и готовы успешно конкурировать хотя бы на двух соседних рынках в рамках ЕАЭС.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №23 (500) от 4 июля 2014

PDF, 3.42 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме