• Хе Олег

    Издатель

  • 30 июня 2014

Как сделать общество гармоничным?

 

Исполнительный директор Ассоциации развития гражданского общества «АРГО» Джамиля Асанова – о региональном взаимодействии, построении ценностей в обществе и необходимости оценки результатов и воздействия проектов госзаказа.

 

Джамиля, вы провели конференцию «Региональное развитие: взгляд изнутри», в которой участвовали неправительственные организации разных стран. Получается взаимодействие?

 

Да. И как подтверждение - конференция разрастается. В первых трех участвовали только казахстанские организации. Это пятая конференция, и уже второй год мы проводим конференцию с НПО из центральноазиатских стран при поддержке USAID и КИМЭП. А в этом году к нам присоединились еще Афганистан и Пакистан. Идея конференции возникла, когда мы осознали, что в отечественных вузах изучают развитие некоммерческих организаций и социальные проекты на примере западных стран. Региональный опыт вообще не изучается. Благодаря конференции мы начали собирать статьи и публиковать книги о деятельности НПО нашего региона.

 

Чем этот опыт может быть интересен, уникален?

 

Во-первых, это хороший образовательный материал. Во-вторых, мы рассказываем о реальных проектах, которые реализуются здесь, совсем рядом. Не нужно далеко ехать, чтобы увидеть результат. В-третьих, НПО делают большую работу, но при этом мало рассказывают о результатах. Книга помогает резюмировать плоды нашей деятельности.

 

Чем опыт организаций нашего региона может быть интересен для тех же студентов, которые уже изучают или изучили работу НПО дальнего зарубежья?

 

Как я сказала, это живые истории, которые происходят в наших городах и селах. Мы решаем проблемы, которые нам близки. Допустим, когда региональные НПО внедряют инновационные подходы в своих социальных проектах – вовлекают общественность, выстраивают диалог с местной исполнительной властью, участвуют в законотворческой работе, то интерес аудитории возрастает многократно, потому что многие рассматриваемые вопросы касаются лично каждого. Тем более что в этом году тема конференции была нелегкая – развитие сетевого взаимодействия. Несколько некоммерческих организаций могут объединяться и решать разные вопросы в социальной, экономической, культурной сферах. Например, защищать интересы и права своих целевых групп – женщин, детей, инвалидов и других. Организации могут объединяться и решать проблемы как на местном уровне, так и межстрановом.

 

Правильно ли говорить о том, что до сегодняшнего дня НПО в регионе работали разрозненно и только сейчас начинают взаимодействовать?

 

Не то чтобы взаимодействия не было вообще, оно просто недостаточно развито. Сети есть, но надо их укреплять, поддерживать развитие.

 

Объединение в сеть дает главным образом обмен опытом?

 

Самые сложные программы реализуются в партнерстве организаций. Реализацией таких программ управлять сложно, этому надо учиться.

 

Какие темы, на ваш взгляд, актуальны для региона, которые можно было бы сообща решать?

 

В конце 2013 года мы проводили исследование и изучали темы, которые бы способствовали региональному сотрудничеству. Пришли к мнению, что они могут касаться развития малого и среднего бизнеса, ремесленничества. С одной стороны, мы тем самым поднимаем экономику региона. С другой – решаем социальный вопрос с занятостью населения. Еще одна тема – развитие торгово-промышленных палат, которые помогают продвигать продукцию и способствуют кооперации производителей из разных стран.

 

Речь тогда уже идет о создании некоего регионального кластера?

 

Да, такого кластера, который решает реальные потребности мелких предпринимателей. Здесь сотрудничество с НПО не столько диалоговое, когда нужно много обсуждать и дискутировать, сколько практическое – нужно идти и делать.

 

На конференции обсуждались конкретные проекты в этом направлении?

 

Мы впервые опробовали технологию «Мировое кафе» (World café), когда все участники могут обсудить несколько заданных тем. Прежде чем переходить к рассмотрению конкретных проектов, нужно посмотреть, какие для них есть условия в каждой стране, какие ресурсы и формы коммуникаций – у НПО.

 

Джамиля, сейчас гражданский сектор получает много государственных заказов. Страдает ли от этого его независимость?

 

Хочу сказать, что для некоммерческой организации важно сохранять баланс между разными источниками финансирования. Должен идти не только государственный социальный заказ, который, как мы видим, увеличивается в объемах, но и не стоит полагаться исключительно на международную помощь. У многих некоммерческих организаций есть возможность оказывать платные услуги, развивать социальное предприятие и за счет получаемой прибыли реализовывать уставные цели. Получается, с одной стороны, должны быть видение и цели, позволяющие НПО оставаться независимыми, с другой – нужны финансовые ресурсы для осуществления своих планов.

 

Как вы считаете, конечная цель «АРГО»  – построение гражданского общества – отдаляется или приближается?

 

Есть и возможности, и сложности одновременно. НПО ведь могут объединяться в коалиции, а когда есть голос нескольких организаций, то к нему прислушиваются и правительство, и международные доноры. За 20 лет независимости Казахстана третий сектор остается многочисленным благодаря госзаказу, но при этом он малочисленный с точки зрения экспертной среды и независимого мнения в отношении каких-либо процессов, происходящих в стране. Поэтому важно генерировать новое поколение лидеров в неправительственном секторе, обучать их как внутри страны, так и за ее пределами.

 

И все-таки в каком направлении мы двигаемся в вопросе построения гражданского общества – вверх или вниз?

 

На самом деле происходит стагнация. Вышли на плато и там остаемся – ни вверх нет движения, ни вниз. Не скажу, что все совсем плохо или, наоборот, совсем хорошо. Но есть возможности для реализации разных программ.

 

Как вы думаете, почему нет движения вверх? Почему не можем подняться на следующую ступеньку?

 

Во-первых, нет преемственности поколений. Многие годы происходят одни и те же мероприятия, в которых участвуют одни и те же люди. На мой взгляд, не хватает курсов в вузах. Те, кто начинали работу в гражданском секторе 15-20 лет назад и верил в основы демократии, накопили за эти годы богатый опыт и знания. Но вузы сейчас в большей степени ориентируются на экономические специальности. Ценности общества сместились – в фокусе экономика, а не социум. И получается замкнутый круг. Так что нужно появление новых лидеров. Во-вторых, нужно больше НПО, которые самостоятельны, финансово устойчивы и независимы.

 

Но вузы, скорее всего, идут вслед за своей аудиторией, которая предпочитает бизнес общественным делам. Если у молодежи нет интереса к социальным проектам, то и университеты не будут организовывать соответствующие курсы и факультеты.

 

Да, конечно. Но все-таки эту потребность можно формировать. Скажем, на идеологическом уровне. В обществе должна присутствовать социальная компонента, оно не будет гармонично развитым без наличия этических и гуманитарных ценностей. У нового поколения нужно поднимать к ним интерес – рассказывать, показывать в СМИ. Именно поэтому по итогам конференции мы публикуем книгу. Четыре уже вышло. Там мы рассказываем, как наши проекты помогают людям. Это ведь тоже вдохновляет.

 

Какие ключевые вопросы, на ваш взгляд, нужно решить, чтобы пошло движение вверх?

 

Начинать надо с образования, с построения ценностей в обществе, с популяризации идей гуманизма. И если вернуться к разговору о вузах, то важно, чтобы студенты совмещали теоретические знания с практикой – проходили стажировки в некоммерческих организациях. Либо наоборот – практики приходили в вузы и проводили мастер-классы.

 

А как насчет внедрения самоуправления или развития многопартийности в стране?

 

И, конечно, постепенно надо внедрять самоуправление на местах. Усиливать, к примеру, роль советов по взаимодействию между местной властью и третьим сектором. Лучше, чтобы членство в советах было выборным, а не по назначению «сверху». Чтобы там была ротация и оценка реализации рекомендаций совета. Тогда он будет действовать реально, а не формально.

 

Какой эффект могут дать эти советы?

 

В советы входят организации, у которых есть свои целевые группы – пенсионеры, инвалиды, социально уязвимые слои населения и т. д. Понятно, что представитель в совете действует в интересах своей целевой группы, и к его голосу надо прислушиваться. Тогда планы развития области и городов будут составляться с учетом интересов разных слоев общества и обратной связи от граждан. Но для этого нужен мониторинг того, насколько рекомендации представителей НПО исполняются.

 

Возвращаясь к опыту Центральной Азии, что особенного дает Казахстан региону?

 

У нас есть регулярная площадка – Гражданский форум. Один раз в два года представители гражданского сектора собираются и вступают в диалог с правительством. Такая модель, конечно, эффективна. В разных странах региона она используется, но площадка там непостоянная. Есть у нас и минусы – миллиарды выделяются через госзаказ, при этом никто не понимает, какие результаты в итоге были достигнуты, какой конкретно вклад был привнесен в социальную сферу. Что изменилось, что получил конечный потребитель? Вот на этот вопрос часто нет ответа.

 

Нет, получается, транспарентности?

 

С транспарентностью механизма отбора проектов как раз все понятно. Я говорю о том, что необходимо оценивать результаты этих проектов, их воздействие.

 

А что мы можем перенять у других стран региона? Или у других все еще хуже?

 

Хороший вопрос. Вот такого мониторинга мы не делали. Думаю, сделаем его на следующей конференции, она у нас ежегодная. Мы ориентируемся на результат и оцениваем, какой вклад вносят институты гражданского общества в социально-экономическое развитие страны. Возможно, у нас будут какие-то результаты, которые позволят нам сделать сравнительный анализ стран региона.

 

На конференции были эксперты из развитых стран. Как они оценивают Казахстан по уровню развития гражданского общества? Дают ли какие-то рекомендации?

 

В первую очередь они обращают внимание на недостаточное качество работы институтов гражданского общества. То, что я говорила – часто непонятен эффект от проделанной работы сектора. С другой стороны, они видят, что Казахстан является тем местом, где разным сторонам из разных стран можно садиться за стол переговоров. В этом плане Алматы очень привлекателен для многих экспертов. Выстроена инфраструктура, представлены многие международные институты развития – Всемирный банк, Азиатский банк развития, ПРООН и другие. Хорошие возможности для диалога.

 

Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №22 (499) от 27 июня 2014

PDF, 3.46 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме