• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 26 июня 2014

"В Казахстане нет мостика между образованием и бизнесом"

 

Недавно Международная Академии Бизнеса (МАБ) получила статус университета и стала называться Almaty Management University (ALMU). О том какие новшества планирует ввести новый бизнес-университет с фешенебельным названием, о проблемах и решениях бизнес-образования в стране и о том, как привлечь инвесторов в образовательный сектор, мы поговорили с президентом Almaty Management University Асылбеком Кожахметовым.

- Асылбек Базарбаевич, в чем, по вашему мнению, состоят три главные проблемы бизнес-образования в Казахстане, которые нужно решить немедленно? Ведь именно предпринимательское образование может дать эффективных менеджеров для нашей экономики. А оно у нас не сильно развито.

- Первая проблема – это нормативная проблема. Дело в том, что в Казахстане бизнес-образование не было и не является отдельной  отраслью в образовании, и его отождествляют с академическим образованием. К примеру, студенты дневного отделения магистратуры и бакалавриата и студенты бизнес-образования воспринимаются как одно и то же. На самом же деле получающие бизнес-образование - это те, кто работает и учится одновременно. Соответственно, критерии к ним должны быть другие - не такие, как к обычным магистрантам или бакалаврам. К сожалению, до сих пор этих критериев нет.

- Как на это реагируют госорганы?

- Законодательно этот вопрос будет решен к 1 января следующего года. Мы сейчас ждём приказов, которые уже месяцами не сдаются в нормативную базу. Что касается самой нормативной базы, то сейчас дело пошло в правильном направлении, но сказать “сделано” еще не могу. Как закон будет принят, правительство в течение полугода будет выпускать нормативные акты, и где – то через год мы сможем получить хорошую нормативную базу.

- Объясните суть этого закона в двух словах.

- Чтобы стандарт Master of Business Administration (MBA) не был стандартом магистратуры. В данный момент в Казахстане магистратура предполагает только очное обучение. Так как стандарты MBA приравниваются стандартам магистратуры, бизнес-образование не может развиваться. Ведь MBA должно предполагать обучение не очное: вечернее, в субботу-воскресенье, дистанционное и т.д. Стандарт образования, который есть в магистратуре, невозможно выполнять в MBA, потому что те, кто учится на MBA, и те, кто учится в магистратуре, это разные категории людей. Бизнесмены приходят к нам и говорят: "Дайте вот это и это". Мы быстро перестраиваемся, отдаем, а этого не оказывается в стандарте. Приходит комиссия и говорит: "А вы что даете? Это нарушение". Это же неправильно. Бизнес каждый день может менять требования к образованию, и поэтому гибкость программ в области бизнес-образования должна быть гораздо выше гибкости в другом образовании. Но такой гибкости сегодня нет, и ее надо получать на законодательном уровне.

- Хорошо, первая проблема может решиться на законодательном уровне. Что насчет второй главной проблемы бизнес-образования в стране?

- Вторая проблема намного шире первой. Дело в том, что в Казахстане не в каждом университете есть своя бизнес-школа. В Европе, к примеру, в каждом университете обязательно есть бизнес-школа. У нас же всего пять бизнес-школ. Из ста тридцати учебных заведений и сорока пяти университетов по всей стране только в пяти есть MBA. Я думаю, в настоящих реалиях мирового сообщества стыдно, когда у национальных университетов нет нормальных бизнес-школ. Вот это проблема! Ведь школы бизнеса не являются частью образования. У нас же в классических университетах считают, что это не их дело, они этим не должны заниматься. Это неправильный подход.

- Согласна. Нам в первую очередь нужно менять подход и менталитет.

- Третья проблема в образовании – это, конечно, преподаватели. Нам нужны преподаватели, которые имеют степень Phd и опыт работы в бизнесе, которые могут применять современные методики обучения именно для бизнеса.  Все-таки читать лекции студентам это одно, а читать их бизнесу - это другое. В случае бизнеса, если ты пять минут читаешь не так, как он хочет, он сразу говорит: "А что вы тут делаете? Мы не будем здесь сидеть, мы уходим!". И знаете, на самом деле уходят. Если такое случается, мы ничего не сможем сделать, они имеют на это право. Мы готовим по 650 преподавателей в год, но и их недостаточно для Казахстана. Мест как МАБ должно быть намного больше. Чтобы в стране по-настоящему развивать бизнес-образование, должно быть хотя бы по одному МАБу в каждом городе. С этой целью мы открыли представительства в Астане, Атырау, Шымкенте, мы также делаем программу в Актау. Потому что местные вузы не способны делать эти программы.

- С началом интеграционных процессов Казахстана с другими странами (наше вступление в ЕАЭС, будущее вступление в ВТО и т.д.) какие специальности стали нам нужны? Как говорится, в Казахстане каждый второй или юрист, или экономист. Кого и чему нам надо обучать, чтобы быть конкурентоспособными?

- Во-первых, образование не может быть оторвано от экономики. У нас экономика ресурсная, у нас нет перерабатывающей промышленности, IT-промышленности, промышленности, связанной с творческими профессиями. Соответственно, образование их и не готовит. Но это не означает, что этого не будет. Казахстан развивается, и образование в нем тоже должно перестроиться. Нужно, чтобы в стране была академическая свобода университета, чтобы мы могли свободно открывать новые специальности.

- Объясните, как обстоят дела с открытием новых специальностей.

- Мы не можем открывать новые специальности по ряду причин. Для этого нам нужна очень долгая процедура подготовки документов. По условиям,  если мы хотим открыть новую специальность, то преподаватели,  которые будут преподавать эту специальность, должны работать у нас в штате. В силу того, что в Казахстане и так очень мало высококвалифицированных преподавателей, это еще более усугубляет проблему.

- То есть, удобней, когда преподаватели привлекаются извне, как это делается за рубежом?

- Конечно. Они не должны у нас в штате работать. К примеру, что если мы хотим привлечь преподавателей из Сингапура, Бельгии, Южной Кореи или Китая? Правила гласят, что нельзя - нужно чтобы 60% преподавателей университета были в штате. Где я возьму, допустим, Phd в IT или веб-дизайне, чтобы привлечь его в свой штат? Их и по Казахстану-то нет.

Нам нужно приглашать специалистов, учиться у них, и начинать это делать самим.

- Обозначьте три главных новшества, которые появятся в ALMU University.

- Первое - это статус предпринимательского университета мирового класса. Мы не только готовим предпринимателей; возможно, этим многие занимаются. Мы хотим, чтобы наши преподаватели стали предпринимателями, наши сотрудники стали предпринимателями. Второе новшество касается IT. Сейчас, на мой взгляд, когда говорят "IT университет" – это неправильно. Когда говорят "международный университет" – это тоже неправильно. Любой университет должен быть международным, любой университет должен иметь высокий уровень IT.

- Вы сказали, что хотите готовить предпринимателей. Как известно, теория не всегда стыкуется с практикой. Как решить эту проблему?

- В рамках предпринимательский университета мы хотим создать бизнес-инкубатор и венчурный фонд. Система будет такая. В бизнес-инкубаторе будут даваться небольшие суммы денег, допустим, до миллиона тенге. Скорее всего, нашим студентам. Для студентов это много, но в реальном бизнесе это не большая сумма. Это будет безвозвратно. А венчурный фонд – это уже другой уровень: до ста тысяч долларов. Но это уже возвратные деньги. Все это будут делать бизнесмены в МАБе.

- Отличная идея! Когда откроется бизнес-инкубатор? По-моему, это как раз то, что нужно студентам сегодня.

- Да. Это может решить вопрос трудоустройства выпускников. Бизнес-инкубатор у нас осенью начинается. Это одна из первых инициатив в рамках Almaty Management University.

- У нас в стране есть инвесторы, которые хотели бы вкладывать деньги в такие проекты, как ваш бизнес-инкубатор или венчурный фонд?

- Да, в Казахстане есть такие инвесторы, которые целенаправленно вкладывают деньги в такие проекты. Также есть люди, которые давно это хотят делать, но у них нет доверия. В Казахстане нет мостика между образованием и бизнесом. И мы как раз хотим показать пример. Мы уверены, что у нас наилучшая связь с бизнесом - каждый год в МАБе учатся 650 бизнесменов - не студентов, а  бизнесменов. Соответственно, у нас наилучшие связи с бизнес-сообществом, и нам доверяют.

- Да, ведь у нас почти все серьезные заведения сидят на государственном обеспечении.

- Когда мне говорят, что бизнес не хочет финансировать образование, не хочет идти навстречу, я говорю - это неправда. Ректорам университетов, которые так говорят, я бы задал вопрос: “А вы хотя бы раз в месяц с конкретным представителем бизнеса встречаетесь?”. Уверен, они не встречаются. Хотя встречи с бизнесменами у них должны составлять  20-30% от общей деятельности. Встреча с президентом компании, встреча с руководителем предприятия, а не встреча с профессорами, министрами или учеными. Бизнес к нам сам не придет, мы должны к нему идти.

Третье изменение, которое мы хотим внести в нашу деятельность, одно из самых значимых. Мы хотим сделать социально-ответственный университет. Мы хотим стать не просто университетом, который дает образование, а быть флагманом в обществе и бизнесе. Это и центр культуры, центр передовой науки. Мы хотим показать, как университет должен относиться к инвалидам – предоставить им и физический, и финансовый доступ к образованию. То же касается и сельского образования. Мы не ждем и не критикуем его, мы идем в регионы сами.

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме