• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 24 июня 2014

Конкуренция с наличностью

 

После того как международная платежная система Visa заявила о возможности своего ухода из России, тревожная волна прошлась и по Казахстану. Хотя позднее было объявлено, что международные платежные системы продолжат работать на российском рынке, вопросы у казахстанского бизнеса все равно остались. Как себя поведет компания, занимающая 84% розничного платежного рынка, - в интервью с главой офиса Visa в Алматы Галымом Табылдиевым.

 

Расскажите о казахстанском платежном рынке на фоне других стран, к примеру, постсоветского пространства?

 

При оценке развития платежного рынка в какой-либо стране мы уделяем внимание такому ключевому показателю, как соотношение безналичных платежей к общему объему транзакций по картам (PV/TV). Если общее количество  транзакций по снятию наличных по картам Visa в Казахстане за последний год выросло на 4,1%, количество транзакций безналичной оплаты картами выросло на 18,9%, получается, платежи по карте росли почти в 5 раз быстрее, чем общее количество транзакций. PV/TV уже приближается к 10% и растет из года в год. Когда мы открывали здесь офис, эта цифра приближалась к 7%. Каждый год система безналичных платежей Казахстана отвоевывает по одному проценту у наличных денег.

 

И как увеличение безналичных платежей и уменьшение фактических денег влияет на экономику страны?

 

По исследованиям независимых организаций, есть четкая связь между ростом безналичных платежей и ростом ВВП. Чем выше безналичные платежи, тем быстрее развивается экономика страны. Есть также прямая связь между ростом безналичных платежей и снижением уровня тенезации экономики. Одним из больших достижений казахстанского платежного рынка за прошедший год стал 52%-ный рост количества терминалов. Это самая высокая динамика роста в регионе. Кроме того, количество торговых точек, принимающих безналичные платежи, выросло на 73%. Одних карт Visa в стране уже 13,8 млн штук. Это значит, что каждый работающий казахстанец пользуется более чем одной картой.

 

Если подавляющее большинство карт – это карты Visa, значит, рынком движет одна компания? Какие конкуренты у Visa на этом рынке?

 

Нам очень часто задают вопрос о соотношении с конкурентами. По информации Нацбанка, Visa занимает около 84% казахстанского рынка по количеству держателей карт. Но, кроме нас, здесь есть и другие компании  мирового уровня. Хочу сказать, что на самом деле и MasterCard, и AmericanExpress, и ChinaUnionPay скорее наши коллеги, чем конкуренты. Причина проста. У нас у всех один конкурент - наличные деньги. Нам всем есть над чем работать, чтобы увеличить объемы безналичных электронных платежей. При этом наша главная задача – обеспечить безопасность таких платежей. Поэтому мы все за открытую конкуренцию – конкуренцию технологий.

 

Расскажите об отечественной доле рынка. Кто, кроме зарубежных компаний, есть на платежном рынке Казахстана? Ведь сейчас часто стали говорить о том, что стране необходимо иметь свою платежную систему. Что вы думаете по этому поводу?  

 

Рынок электронных безналичных платежей в Казахстане был создан международными платежными системами в партнерстве с казахстанскими банками. Visa не эмитирует карты. Эмитентами платежных карт выступают казахстанские банки. Расчеты по транзакциям между казахстанскими банками проходят внутри страны. Иными словами, если происходит платеж по карте Visa между двумя казахстанскими банками, деньги из Казахстана никуда не уходят. Что касается создания аналогов международных платежных систем на национальном уровне, то, к сожалению, историй успеха здесь немного.

 

А есть желающие развивать локальную систему?

 

Мы не видим большого желания у казахстанских банков. В свое время был создан национальный процессинговый центр, но, видимо, он работал недостаточно эффективно.

 

Насколько накладно создавать локальную платежную систему?

 

Все зависит от функционала, системы безопасности, технологичности и тех возможностей, которые такая платежная система будет предоставлять. Создание системы, аналогичной по своим параметрам международным платежным системам, обойдется очень дорого.

 

А как насчет себестоимости?

 

Это достаточно политизированный вопрос. Мы, как компания, которая работает в 200 странах мира, с обращением 2,2 млрд карт, считаем, что можем обеспечить более низкую стоимость обработки транзакций, чем локальная система.  С экономической точки зрения часто локальная система для банка является менее выгодной, чем международная. Ведь создать - это одно, а поддерживать - другое. Мы же инвестируем в свою сеть сотни миллионов долларов только для ее поддержания .

 

А как насчет более масштабного China UnionPay – китайской локальной платежной системы? Расскажите, как продвигается бизнес Visa в Китае?

 

Китай   открылся для нас только пять лет назад, после того как  он стал членом ВТО и ему  нужно было соответствовать требованиям мировой организации. До этого китайские банки не могли выпускать карты Visa. По количеству карт, выпущенных в мире, China UnionPay даже опережает Visa, но не по оборотам. Китай - это самый быстрорастущий рынок во всем мире. Безусловно, для нас он очень интересен. Мы намерены вкладывать в него большие деньги и развиваться на этом рынке.

 

Почему China UnionPay нет в Казахстане?

 

Есть, но очень мало. Это скорее вопрос не к нам, а к China UnionPay. Насколько приоритетен для них этот рынок? Для нас же казахстанский рынок всегда был одним из приоритетных в регионе. Поэтому мы вкладывали сюда много инвестиций, знаний и усилий. Мы открыли здесь офис.

 

На фоне обострившихся событий в мире есть мнение, что транснациональные компании могут переходить границы политик разных стран. Что вы об этом думаете? Насколько Visa политизирована?

 

Мы вообще вне политики. Visa не могла бы работать в 200 странах мира, если бы занималась какими-то политическими играми. Мы независимая компания. Мы уважаем законодательство всех тех стран, в которых работаем. Когда между странами, в которых мы работаем, возникают политические противоречия, мы в них не участвуем. Мы не можем быть инструментом политики одного государства по отношению к другому.  Возможно, наш постсоветский менталитет говорит о том, что частной компании всегда можно сказать, что нужно делать. Но этого никак нельзя сказать о такой публичной транснациональной компании, как Visa. Когда произошла недавняя ситуация вокруг российского рынка, которую мы все хорошо знаем, естественно, у инвесторов было очень много вопросов. Мы абсолютно откровенно сказали, что мы, как коммерческая компания, оказались на пересечении интересов двух государств – США и России. Эта ситуация для нас не очень удобна и выгодна, и мы пытаемся найти выход из нее. Сейчас уже можно сказать, что Visa остается в России.

 

Были ли вопросы у казахстанских коллег по этому поводу? Как они отреагировали на возможность ухода Visa из России?

 

Сейчас мы хотим всех успокоить. Когда все это началось, были вопросы от некоторых  казахстанских банков. Все хотели знать, можно ли будет рассчитываться в России картами Visa, выпущенными в Казахстане, и т. д. Сейчас уже можно окончательно сказать «да».

 

А как насчет тех российских банков, которые отказались работать с Visa?

 

Карточки Visa сейчас работают в России везде, кроме тех четырех банков, которые попали под действие санкций. Недавно глава правления ВТБ Банка, одного из крупнейших государственных банков РФ, сказал, что России невыгодно, чтобы Visa и MasterCard выходили из ее платежного рынка. Для нас очень важно было услышать это мнение системообразующего российского банка.

 

Были случаи, когда Visa уходила из какой-либо страны?

 

Насколько мне известно, нет. Наоборот, мы несколько лет назад  вышли на рынок Мьянмы, страны, в которой долгое время не было платежных карт.

 

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №21 (498) от 20 июня 2014

PDF, 3.71 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме