• Екатерина Корабаева

  • 13 июня 2014

Жаркое вето

 

Общественные организации Казахстана просят президента наложить вето на принятые парламентом новые Уголовный и другие правовые кодексы.

 

«Принятые парламентом Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы и Кодекс об административных правонарушениях, вопреки Вашим указаниям, значительно ограничивают и ущемляют права человека, что противоречит Конституции республики и ратифицированным международным договорам», – говорится в обращении, текст которого распространил в среду фонд защиты свободы слова «Адил Соз».

 

В своем обращении авторы приводят целый ряд статей, которые, по их мнению, значительно ограничивают и ущемляют права человека. С полным текстом обращения можно ознакомиться на сайте www.bureau.kz.

 

Редакция же «&» решила спросить у экспертов, какими последствиями грозит принятие нового проекта Уголовного и других правовых кодексов в том виде, в котором они ушли на подпись президенту.

 

Зауреш Батталова, президент Фонда развития парламентаризма в Казахстане

 

О дискриминации

 

Нормы, которые были утверждены парламентом и уже отправлены на подпись президенту, по нашему мнению, носят дискриминационный характер. Они относятся к организациям, зарегистрированным в организационно-правовой форме как общественные объединения, точнее, к их лидерам. Это гражданские активисты, которые отличаются от других участников объединений своей наиболее высокой активностью. Если закон будет подписан, они могут подвергаться за свою правозащитную деятельность наказаниям административного и даже уголовного характера.

 

Общественные объединения занимаются защитой основных прав и свобод человека. Например, прав детей, дольщиков, инвалидов, прав в сфере образования и здравоохранения и других. С введением новых норм многие из общественных объединений будут вынуждены действовать с большой осторожностью или вовсе приостановить свою деятельность. Потому что любая их деятельность может быть квалифицирована как противоправная. Это может привести к тому, что социально уязвимые категории населения останутся без правовой поддержки. А ведь именно они наиболее нуждаются в защите своих социальных и гражданских прав. Это, безусловно, приведет к росту недовольства и социальных конфликтов.

 

Сегодня, если общественная организация начинает наиболее активно защищать интересы граждан, то она и так подвергается фатальной проверке и давлению. Примеров достаточно. Теперь же этому придают «законный вид и толк». Активистов смогут привлекать к ответственности по конкретной статье. Например, за воспрепятствование государственной деятельности. Как это понимать? В статье 33 Конституции РК четко прописано, что каждый имеет право на участие в управлении делами государства. Это значит избирать и избираться, участвовать в государственной службе, отправлении правосудия, в референдуме. Каждый гражданин может обращаться во все государственные органы. Однако новые законы предполагают, что обращения с «жесткими» требованиями или акции протеста могут быть отнесены отдельными чиновниками к категории разжигающих социальную рознь или, хуже того, влияющих на общественную стабильность. Отсюда недалеко и к террористам приписать. Это повлечет репрессии, судебные тяжбы, социальный взрыв...

 

О рисках

 

Считаю, что подотчетность и прозрачность деятельности общественных организаций должны быть. Надо развивать эту культуру в соответствии с международными стандартами вразрез международному праву. Принятые же нормы ведут к ужесточению контроля путем репрессивных методов. Объясню на собственном примере. Когда-то я, как депутат, делала запрос акиму одной из областей. Вместо того чтобы ответить на вопросы, озвученные мной (на то он и депутатский запрос), местная власть заявила о том, что это распространение недостоверной информации. Пришлось подать на акима и акимат в суд и доказать свою правомочность обращаться с запросами по общественно значимым проблемам общества и получать мотивированный ответ. Речь идет о депутатском запросе в соответствии с национальным законодательством. А что будет с обращениями граждан? Думаю, признать их содержание противоправными и дестабилизирующими не составит труда – отсюда и привлечение к ответственности.

 

Правозащитники, прежде чем вступать в судебный процесс в защиту простых граждан, серьезно подумают. А что делать социально уязвимым гражданам?

 

Об обращении

 

Вместо того чтобы регулировать процесс через ограничения, нужно садиться за круглый стол и инициировать диалоги с общественными организациями. Поэтому мы обращаемся к президенту с просьбой наложить вето. Нас постоянно спрашивают: а вы уверены, что глава государства вас поддержит? Я думаю, если нас будет много, то президент обязан прислушаться к нам, как к своим избирателям. Если закон все равно вступит в силу, мы начнем мониторить и показывать на конкретных примерах, как отразилось в общественных отношениях и деятельности вступление в силу этих норм.

 

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков

 

О тренде

 

Я думаю, что это очень хороший тренд, когда все чаще к обсуждению тех или иных законопроектов подключаются общественные организации. Иначе, как это часто бывает, в тех или иных законах больше будут отстаиваться интересы чиновников, которые заключаются во все большем контроле. При этом, как показывает практика, государственные структуры больше стремятся усилить контроль над обществом и не любят, когда контролируют их самих.

 

Об опасениях

 

Когда были внесены изменения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательства, предусматривающие ужесточение наказаний за распространение слухов, блокировку СМИ в интернет-пространстве, если государство посчитает, что есть определенные угрозы для национальной безопасности, – неправительственные организации, правозащитные структуры и СМИ сильно насторожились. Их опасения связаны с тем, что в руках чиновников поправки, которые подаются как механизм защиты общества, могут быть обращены против прав человека.

 

Возьмем, к примеру, информационное поле страны, которое и так слишком зарегулировано. Это стало причиной низкой конкурентоспособности государственных СМИ, что, в свою очередь, привело к тому, что сейчас одна половина информационного поля Казахстана находится под контролем других государств, а другая – под контролем слухократии. Наши чиновники, как всегда, пошли по очень простому пути, начав закручивать гайки – не пытаясь понять, почему те же самые слухи, а не официальные информационные каналы вызывают доверие наших граждан. Между тем многие общественные организации как раз и опасаются того, что в попытке закрутить гайки можно перегнуть палку. Например, использовать те же самые изменения в Уголовном кодексе для политических преследований. Ведь на самом деле тяжело провести четкую грань между слухами и какой-то информацией, которая высказывается в качестве предположения. Хотя, насколько я знаю, со стороны чиновников уже было заявлено, что мнение экспертов не будет рассматриваться как информация, подпадающая под эти уголовные статьи. Но здесь возникает вопрос: какое мнение и каких экспертов?

 

О диалоге

 

Проблема казахстанских законов в наличии в них размытых понятий, под которые можно подстроить политическую конъюнктуру. Поэтому общественные организации делают сейчас акцент на том, что, по их мнению, внесенные изменения и поправки в уголовное законодательство можно рассматривать не как попытку улучшить работу с обществом, а как попытку защитить власть от ненужных и опасных для нее информационных потоков.

 

На мой взгляд, здесь необходим диалог, который предполагает равноправные отношения. Но в нашем государстве так не принято, чиновник не рассматривает себя в качестве равноправного партнера, а, наоборот, считает, что последнее слово должно быть за ним.

 

Поэтому общественные организации были возмущены тем, что к ним не прислушались, несмотря на их предложения, доводы и критику. Сейчас они обратились в последнюю инстанцию – к главе государства. Но есть сомнения в удовлетворении их просьбы, так как госструктурам была дана установка навести порядок. Ну вот они и навели… как смогли.

 

О международной практике

 

В конце 90-х годов я писал диссертацию, посвященную лоббизму в Казахстане, и отмечал в ней интересную закономерность. Во многих демократических системах существуют так называемые точки доступа внутри госаппарата. Это те или иные госструктуры либо представители власти, с которыми можно работать и которые могут повлиять на принятие тех или иных решений. Более того, во многих таких странах данные общественные организации либо сами лоббируют свои инициативы, либо нанимают лоббистов, которые предоставляют собственные проекты законов. Эти проекты потом обсуждаются на уровне парламента и т.д. То есть там идет дискуссия.

 

У нас же если кто-то и занимается лоббизмом, то это сами государственные структуры. Иногда туда подключаются влиятельные финансово-промышленные группы. Иными словами, поле лоббизма у нас очень ограниченно.

 

Между тем мировая практика говорит, что парламент – это как раз та площадка, где перед принятием законопроектов рассматриваются все возможные варианты. То есть во многих странах лоббизм рассматривается как дополнительный информационный канал. И чем больше таких каналов, тем лучше для законодателя и депутатов. Потому что они смогут учесть разные интересы и принять решение, исходя из общих воззрений.

 

О прецедентах

 

В наших условиях это сложнее. Однако, как показывает практика, подобные прецеденты были и в Казахстане. Несколько лет назад президент отказался принимать новый закон о СМИ, потому что это вызвало критику. То же самое было с запретом в стране праворульных автомобилей, от которого пришлось отказаться. Или вот недавний случай, с переносом пенсионной реформы. Ее не отменили, а просто растянули по сроком. Это пример того, что по определенным направлениям власть может пойти на уступки, но таких случаев единицы.

 

Амиржан Косанов, политик

 

Об обращении

 

Такое обращение общественных организаций вполне резонно и своевременно. Резонно, так как многие наши сограждане просто не имеют представления о вводимых изменениях в законы, которые касаются каждого из нас, и не понимают степени тяжести их последствий для реализации своих конституционных прав. Своевременно, так как еще не поздно и есть возможность наложения президентом вето на эти изменения.

 

Об издержках

 

Думаю, что инициирование таких драконовских нововведений – это издержки двух тенденций, которые существуют в нашем обществе. Во-первых, налицо так называемое закручивание общественных гаек. Любой авторитарный режим со временем становится все авторитарнее. Такова логика развития событий, если нет плюралистического общества, которое бы подвигало такие режимы к демократизации. К сожалению, власть сделала все для того, чтобы выхолостить истинную суть «гражданского сектора». Во-вторых, любые изменения в действующее законодательство должны проходить через сито общественной критики, живое и непритворное обсуждение в соответствующих экспертных кругах. Например, если это законы экономического рода, то свое мнение должны высказать все, кто реально занимается экономикой. В нашем же случае речь идет о законах, которые касаются конкретных прав и свобод рядовых граждан, в том числе их политических прав. Поэтому такие изменения должны были широко обсуждаться рядовыми гражданами, общественными организациями, независимыми СМИ и НПО. К сожалению, такой практики у нас нет. А если нет такой практики, то недовольство граждан такими законодательными изменениями будет только возрастать. Об уроне, который наносится имиджу Казахстана на международной арене, я скромно промолчу, так как, мне кажется, инициаторы таких нововведений об этом и не думают.

 

Авторы: Екатерина Корабаева, Рабига Абдикеримова

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №20 (497) от 13 июня 2014

PDF, 3.42 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме