• Екатерина Корабаева

  • 30 мая 2014

Молчание ягнят

 

Очередное важное решение во благо казахстанского общества, но без его участия принято в Казахстане. Речь идет о выбранном  властью курсе на евразийскую интеграцию, которая все это время вызывала неоднозначную оценку экспертов и представителей гражданского общества.

 

Со вчерашнего дня взятый  курс был подкреплен документально. Главы трех стран – Нурсултан Назарбаев, Владимир Путин и Александр Лукашенко - подписали договор о Евразийском экономическом союзе. О том, как обернется интеграционный союз для Казахстана, бывшего долгое время сырьевым придатком, сложно судить однозначно. Если объективно смотреть на экономическую, а во многом даже политическую ситуацию в странах - участницах нового союза, видны как открывающиеся возможности, так и пугающие риски.  И поскольку после драки кулаками не машут,  в данной ситуации   опасения должны вызывать не столько риски экономической интеграции, сколько минимальное участие нашего общества в принятии столь важных решений для страны.

 

Несмотря на проведение исследований среди казахстанского населения, о которых стало известно незадолго до подписания архиважного договора,  непонятным остается то, как именно проводились  опросы, подтверждающие позитивный настрой наших граждан по отношению к евразийской интеграции. В этой связи особенно актуальной видится тема проведенного в эту среду аналитической группой «КИПР» экспертного обсуждения «Гражданин и государство: сойтись характерами».  

 

Собравшиеся говорили об усиливающейся тенденции, которая заключается в том, что в Казахстане, несмотря на декларируемый вектор на партнерство сторон и открытость власти, имеются и  процессы обратного характера. Эксперты и представители гражданского общества неоднозначно оценивают принятые в последнее время поправки в законодательство, касающиеся работы СМИ, деятельности профсоюзов, свободы собраний и выражения мнений, личной безопасности и самообороны, работы социальных сетей и т. д. Кроме того, вызывают вопросы сохраняющийся курс на усиление роли государства в экономике и реализация чувствительных для населения социально-экономических инициатив, экологических проектов, когда решения принимаются без учета и реальной работы с общественным мнением.

 

Как считают эксперты, чтобы преодолеть имеющийся  в Казахстане дисбаланс в сторону усиления государства, отечественной общественности  нужно научиться показывать свой характер. В связи с этим редакция «&» попыталась  разобраться, в чем кроются основные причины недопонимания обеих сторон? Что может способствовать удовлетворению долгосрочных интересов граждан, общества и государства? А также какая роль в налаживании взаимоотношений между этими сторонами отводится НПО?

 

Амиржан Косанов, независимый политик

 

Причина такой неправильной ситуации в том, что у нас институты государства формируются сверху вниз и без учета мнения плюралистического общества. Нет честных и периодических выборов, когда граждане могли бы своим голосом решать, кому быть во власти. Нет честного и открытого обсуждения в СМИ актуальных проблем жизни общества. Нет законодательно оформленной ответственности власти за факты игнорирования мнений граждан и гражданских институтов. В результате у сформированной таким образом власти просто нет никакой необходимости создавать какое-либо партнерство. Нужно в корне менять такое положение дел, и только тогда ситуация может измениться к лучшему. В наших же суровых реалиях такого рода вопросы решаются на самом верху, то есть нужна сильная политическая воля. Но, как показывает практика, ее у действующей власти нет, и вряд ли она скоро появится. Что касается роли НПО. Аббревиатура НПО расшифровывается как неправительственные организации. К сожалению, своей политикой разделения НПО на «угодные» и «неугодные» государство соблюдает двойные стандарты. То есть финансирует и помогает тем НПО, которые поддерживают власть во всех ее правильных и неправильных начинаниях и в то же время ставит препоны для деятельности тех организаций, которые поднимают острые и актуальные проблемы. Налицо желание государства зарегулировать сферу НПО, создать ее сверху. Но истинное гражданское общество, система эффективных НПО могут быть созданы только снизу, живой инициативой самих граждан, без всякого давления сверху. Опасно, что такая тенденция имеет ярко выраженный местный характер, ибо в регионах судьбу той или иной НПО решает... аким. Главный вывод таков: избегая реального и равноправного партнерства с НПО, государство само создает себе большие проблемы - не решаются назревшие проблемы, нет альтернативных путей развития общества и его сегментов. В результате,  не видя в государстве понимающей стороны, наиболее активные граждане становятся ее принципиальными и политическими оппонентами.

 

Антон Артемьев, председатель правления  фонда «Сорос-Казахстан»

 

Государство все более активно вмешивается в  жизнь граждан, регламентируя все больше аспектов нашей жизни, таких, как, например, получение и распространение информации, религиозная деятельность и др. В то же время само государство, а точнее, государственные органы остаются достаточно закрытыми. Гражданину не так-то уж просто получить информацию о деятельности государственных органов, не говоря уже о возможности влиять на решения, которые напрямую затрагивают его интересы. И хотя прозрачность государственной деятельности за последние годы в целом улучшилась, степень подотчетности перед гражданами и уровень вовлечения граждан в процесс принятия решений остаются довольно низкими.

 

 На мой взгляд, фундаментальная проблема заключается в слабости института гражданского общества, которое я понимаю как сферу самопроявления граждан и их организаций, независимую от прямого вмешательства и регламентации со стороны государственной власти.

 

Иными словами, государство не может и не должно доминировать и присутствовать во всех сферах нашей деятельности. Многие проблемы могут и должны решаться гражданами самостоятельно. Граждане могут действовать индивидуально, а могут добровольно объединяться для решения тех или иных задач. Так появляются волонтеры, инициативные группы, общественные объединения – то, что у нас принято называть «неправительственным сектором».

 

Сильное и развитое гражданское общество в состоянии быть равноправным партнером государства, и в этом случае отношения гражданина и государства становятся более сбалансированными.

 

В тех же сферах, где без участия государства не обойтись, необходимо развивать и укреплять культуру подотчетности, когда граждане не боятся спрашивать с власти, а власть умеет отвечать по существу на вопросы граждан. 

 

Если говорить  о том,  что может способствовать удовлетворению долгосрочных интересов граждан, общества и государства, то для этого нужно понять, какие тенденции мешают развитию гражданского общества в нашей стране. На мой взгляд, их две, и они взаимосвязаны.

 

Наше общество в большинстве своем остается патерналистским – это прямое наследие советских времен. Мы ожидаем, что государство будет решать за нас наши проблемы, и часто не готовы брать ответственность на себя. Государство на словах призывает нас быть более самостоятельными, но на деле поощряет патернализм, все более активно вмешиваясь во все происходящие процессы. Соответственно у государства растет недоверие ко всему, что оно не контролирует напрямую, отсюда возникают разговоры о необходимости ужесточения контроля над деятельностью неправительственных организаций.

 

Более эффективная модель взаимодействия граждан, общества и государства предполагает разделение ролей, укрепление доверия между сторонами.

 

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»

 

У нас пока еще нет полноценных взаимоотношений государства и гражданина, так как нет гражданина. Гражданин - это участник государства, субъект управления им, мы скорее же подданные. Нельзя слишком широко, по-бытовому отождествлять общественный договор с государством. Государство как всеобщая организация общества, как публично-правовой аппарат управления обществом может и не быть социальным контрактом. А правительство может и не формироваться гражданским обществом.

 

Более того, не частная жизнь граждан будет формировать общественную, а как раз наоборот. В последнем случае, когда мы просто подданные,  нет необходимости в понимании и согласовании правительством государственных решений с гражданами.

 

Основная причина этого в том, что за 20 лет посткоммунистической независимости мы так и не перешли от «восточного» типа государственности, основанного  на завоевании населения, к «западному», основанному на общественном договоре, социальном контракте. То есть дело не только в формах правления и политическом  режиме, но и в исторически сложившемся типе государственности.

 

Выход из этого - в образовании народа, а не в вечном ожидании или бегстве из страны. Надо пропагандировать свободное правосознание, где законы государства являются лишь инструментом выражения права, а не его источником, где закон должен быть сначала правовым по содержанию, прежде чем правовым образом исполнится всеми без исключения. Объективная ценность права как идея равноправия неравных лиц должна быть освоена нашими людьми с детства. Также надо пропагандировать общегражданскую национальную идею, а не этническую. Национальное государство казахов принадлежит всем гражданам Казахстана, а не только правительству или казахам. Все НПО должны заняться именно этим, так как характер власти чисто сменой власти (правительства) не изменить, необратимые изменения возможны только благодаря развитию менталитета народа с детства.

 

И, кстати,   я не считаю протестную форму активности граждан единственно правильной, если она нарушает процедуры демократии и общечеловеческие ценности прав человека.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №18 (495) от 30 мая 2014

PDF, 4.45 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме