• Алтынай Айтбаева

    Журналист

  • 24 апреля 2017

«Скелеты» пенсионной системы Казахстана.

 

Что будет дальше с пенсионными вкладами? Поднимется ли пенсионный возраст? Когда закончатся выплаты по солидарной системе? На какие проблемы надо обратить внимание Национальному банку? На эти вопросы попытались найти ответы независимые эксперты и общественные деятели в рамках круглого стола «Пенсионная система Казахстана. Есть ли скелеты в шкафу?».

 

Сауле Егеубаева, заместитель председателя правления АО «ЕНПФ»


В Казахстане три уровня пенсионной системы: солидарная, обязательная накопительная и добровольная накопительная.

 

Плюсы солидарного компонента в том, что выплаты осуществляются в заранее определенном размере и не зависят от финансовых условий. При этом наблюдается высокая зависимость от демографических показателей, а также финансовая неустойчивость в условиях «старения нации», которая приведет к увеличению налоговой нагрузки и необходимости постоянного повышения пенсионного возраста.

 

Ожидается, что солидарная система перестанет использоваться в 2041 году. 2042 год станет первым годом, когда люди не будут получать солидарные пенсии.

 

Накопительный компонент является финансово устойчивым, не зависит от демографических показателей, не создает нагрузки для бюджета (в классическом виде — без государственной гарантии), мотивирует вкладчиков накапливать средства, создает пул сбережений как базу для инвестирования в экономику государства.

 

Недостатки накопительного компонента — вкладчик получает ровно столько денег, сколько он отложил и сколько было заработано за счет инвестирования этих средств ЕНПФ. То есть система зависит от результатов инвестиционного управления и чувствительна к дисбалансам в экономике — разрыву между ростом заработной платы и производительностью труда.

 

В условно-накопительном компоненте присутствует социальная ориентированность: перераспределение от богатых к бедным, установление максимального размера выплаты. Недостаток в том, что в случае смерти вкладчика или его выезда на постоянное место жительство за границу накопленные средства перестают быть собственностью вкладчика и подлежат перераспределению. К тому же данный компонент хоть и в меньшей степени, но тоже зависит от демографической ситуации и инвестиционного дохода. При этом финансово устойчив и не требует вливаний из государственного бюджета.

 

Все компоненты взаимосвязаны и позволяют в совокупности обеспечить более высокий коэффициент замещения и смягчить зависимость от демографической и экономической ситуации.

 

С 1 января 1998 года граждане нашей страны начали накапливать деньги пенсионными взносами. Коэффициент демографической нагрузки (отношение занятого населения к пенсионерам в 1998 году) составлял 3,2, на 2017 год — 2,74.

 

Среднемесячный размер солидарной пенсии в 1998 году составлял 3964 тенге, в 2017 году — 43 720 тенге.

 

Елена Никифорова, заместитель директора департамента рынка ценных бумаг Нацбанка РК


Пенсионная система очень чувствительна ко всем макроэкономическим показателям. В первую очередь таким, как производительность труда, рост заработной платы и пр.

 

Почему страны пошли по пути построения диверсифицированной модели пенсионной системы? Наличие в пенсионной системе только солидарного компонента будет постоянно требовать либо повышения пенсионного возраста, либо увеличения налогов (поступлений в бюджет), либо и того, и другого в совокупности. Альтернативой этому является многокомпонентная пенсионная система, где ответственность за пенсионное обеспечение делят между собой государство, работодатель и сам гражданин.

 

В Казахстане на 1 апреля 2017 года суммарный объем пенсионных активов ЕНПФ составил 6841,4 млрд тенге.

 

Необходимость модернизации пенсионной системы в Казахстане продиктована оптимизацией солидарной компоненты пенсионной системы к 2040 году, долгосрочными демографическими трендами и цикличностью экономического развития, необходимостью дальнейшей оптимизации распределения ответственности за пенсионное обеспечение между государством, работодателем и работником.

 

Направления модернизации пенсионной системы в Республике Казахстан затрагивают:

 

- повышение заинтересованности населения в планировании своей пенсии через вовлечение вкладчиков в процесс управления пенсионными активами;

- снижение концентрации системных рисков и разрешение конфликта интересов, возникающего у госорганов при управлении частными пенсионными накоплениями;

- развитие отечественного фондового рынка за счет появления новых институциональных инвесторов.

 

Предлагаемый вариант реформирования пенсионной системы управления пенсионными активами предполагает частичный возврат к прежней схеме пенсионной системы с учетом устранения недостатков и проблем прошлой и действующей систем.

 

Для ЕНПФ это предполагает: единый учетный центр пенсионных обязательств; единая база данных по индивидуальным пенсионным счетам (ИПС) вкладчиков (получателей); единая оценка пенсионных активов; расчет и распределение инвестиционного дохода по ИПС вкладчиков (получателей); консультирование вкладчиков, в т. ч. по вопросу выбора управляющей компании; информирование вкладчиков.

 

Для вкладчика — право выбора управляющей компании (КУПА); право перевода своих накоплений в компании по страхованию жизни при условии их достаточности и достижения определенного возраста, право выбора индивидуального управляющего (ЧУК) и индивидуальной стратегии управления «сверхдостаточными» пенсионными накоплениями и использование дохода от управления ими.

 

Для управляющего — управление пенсионными активами вкладчиков; учет пенсионных активов, принятых в управление (КУПА не ведет учет в разрезе вкладчиков); выбор кастодиана для хранения и учета пенсионных активов; обеспечение доходности не ниже уровня бенчмарка; реализацию инвестиционной стратегии как на внутреннем, так и на внешнем рынках; жесткий контроль со стороны регулятора за недобросовестным управлением активами.

 

Цели и предлагаемые условия модернизации следующие:

 

- Вкладчик самостоятельно выбирает управляющую компанию.

- Вкладчик получает право выбора индивидуальной стратегии управления «сверхдостаточными» пенсионными накоплениями и использования дохода от управления ими до достижения пенсионного возраста.

- ЕНПФ — единый администратор всех финансовых потоков.

- НБРК — управляющий активами вкладчиков, которые не выбрали управляющую компанию.

 

Ботагоз Жуманова, глава попечительского совета общественного совета «Финансовая свобода»


Если смотреть на структуру инвестиционного портфеля, то мы видим, что большой объем средств ЕНПФ находится в банковском секторе. Маленькая проблема, которую мы можем решить, — это объем денег, размещенных на депозитах. Там сотни миллиардов тенге в 21 банке. Недавно президент сказал, что 34 банка нам не нужны, если акционеры не докапитализируют, то есть не вложат деньги, у нас останется 5-6 банков, и Нацбанк вправе отнимать лицензии, если не видит конкретных действий со стороны акционеров. Вопрос довольно щекотливый. Потому что регулятор, с одной стороны, размещает там деньги в виде вкладов. С другой — может отнять лицензию. Что тогда будет с деньгами вкладчиков? Оказывается, пенсионные деньги в виде вкладов, размещенных в банках второго уровня, не попадают в систему гарантирования депозитов. Попадают только индивидуальные вклады физических лиц. То есть если я как вкладчик сама положила деньги на депозит, то я подпадаю под систему гарантирования вкладов, и мне в течение 14 дней после банкротства банка возвращают деньги в порядке очереди. А вот пенсионные вкладчики встанут, скорее всего, в четвертую очередь как кредиторы. И неизвестно, сколько лет придется ждать возмещения и сможет ли фининститут выполнить свои обязательства.

 

Между тем в стратегии развития Фонда гарантирования вкладов до 2030 года прописано, что фонд может включить в состав гарантированных выплат юрлиц с особым статусом. К ним можно как раз отнести и БВУ с пенсионными деньгами на счетах.

 

Если посмотреть на средние чеки, то видим, что почти 80% вкладчиков пенсионной системы имеют на своих счетах менее миллиона тенге. Если система гарантированных депозитов будет распространена также на вкладчиков ЕНПФ, то это не является чем-то новым в рамках существующего стратегического плана системы гарантирования. Мне кажется, любой банк, который хочет работать с физлицом, должен платить больше по гарантированному депозиту.

 

Теперь обратим внимание на инвестиционную декларацию ЕНПФ, где в пункте 3 статьи 23 говорится о том, что пенсионные деньги ЕНПФ должны размещаться в финансовые инструменты банковского сектора при определенных условиях. Одно из самых важных — соблюдение банками пруденциальных нормативов. На сайте Нацбанка есть информация, что четыре банка нарушили пруденциальные нормативы. Не вижу мер, которые предпринимает Нацбанк по изъятию вкладов. В одном из банков, нарушивших нормативы, долг составляет почти 90 млрд тенге. Государство принимает меры по спасению этого банка. Зачем нам ждать часа икс, когда есть все основания изъять депозиты и предложить другим банкам, не нарушающим пруденциальные нормативы?

 

Рахим Ошакбаев, глава Центра прикладных исследований «Талап»

 

Большинство согласится, что задача пенсионной системы — обеспечение достойного содержания людей, которые выйдут на пенсию. Мы понимаем, что это функция государства. Хотя можно сказать, что каждый должен нести ответственность за себя. В настоящий момент мы видим, что этим критериям именно накопительная часть не отвечает в полном объеме. Первое, что бросается в глаза, — крайне низкий охват накопительной системы. В 2016 году 1,4 млн вкладчиков, которые делали регулярные ежемесячные взносы, — это крайне мало в сопоставлении с экономически активным населением порядка 9 млн человек.

 

Проблема уклонения от уплаты обязательных пенсионных взносов куда острее, чем кажется на первый взгляд. По данным ЕНПФ, при общем числе занятых в 6,3 млн человек число вкладчиков, сделавших 12 взносов за 2016 год, составило около 1,43 млн. Число активных вкладчиков ЕНПФ, сделавших хотя бы один взнос в 2016 году, составило более 5,8 млн человек. То есть около половины базы пенсионных взносов сегодня находится «в тени».

 

Одна из основных причин уклонения от их уплаты — растущая нагрузка на фонд оплаты труда. Из-за будущих нововведений Налогового кодекса к 2020 году она увеличится до 37% с 28,5% в 2016 году. Дополнительное стимулирование пенсионных отчислений только усилит эту нагрузку, что грозит очередным снижением периодичности взносов.

 

Кроме того, ожидается рост расходов бюджета от увеличения пенсионного обеспечения. С 1 января 2017 года пенсионные выплаты из бюджета повышены на 9%, с 1 июля 2017 года они будут увеличены еще на 11%. Учитывая отставание по уровню замещения дохода от стран ОЭСР, практика повышения размера пенсий будет продолжена. Демографическая ситуация увеличит нагрузку на бюджет и накопительную систему за счет роста числа пенсионеров. В ближайшем будущем более остро встанет вопрос повышения расходов на образование и здравоохранение за счет увеличения контингента. Учитывая текущие бюджетные ограничения, должны быть существенно повышены требования к эффективности накопительной пенсионной системы, которая поэтапно должна заместить бюджетные расходы.

 

На мой взгляд, остро стоит вопрос доверия к текущей системе и предлагаемой реформе. Поэтому предлагаем провести небольшой опрос о доверии среди населения.

 

Галим Хусаинов, генеральный директор ТОО «BRB Invest»

 

Население и вкладчиков больше волнует не пенсионная система (все понимают, что это нужно), а больше то, как осуществляется инвестирование средств, которые сосредоточены в пенсионной системе.

 

Средства ЕНПФ в размере 1,8 трлн тенге через различные инструменты размещены в банках, при этом Нацбанк знает о качестве каждого из них. Деньги давали многим, но, наверное, не для того, чтобы получить доходность, а чтобы поддержать банки. Пример этого — Delta Bank. И если бы недавно государство не помогло ему, пенсионные активы, вложенные в него ранее, могли потеряться.

 

Другой вопрос — инфляция. У нас гарантируется государством, что доходность по вкладам в ЕНПФ будет не ниже инфляции. Очевидно, что для Нацбанка на сегодняшний момент выгодно: чем ниже инфляция, тем меньше будет обязательств перед вкладчиками, чтобы получить ту доходность, которая нужна. Это обусловленный и абстрактный тезис. Тем не менее он существует. Основная проблема по инфляции — не сама структура инфляции, а то, что инфляция для всех разная. Если возьмем средний класс, у него никогда не было инфляции в 8% из-за большой доли потребления импортных товаров. С точки зрения доверия я как вкладчик среднего класса не верю в инфляцию в 15% и выше. На сегодняшний момент инфляция насчитывается ниже из определенного сбора продуктов питания и услуг, которые потребляются не всеми. Поэтому какова инфляция в стране в настоящий момент, никто не знает. Я понимаю: мои пенсионные отчисления обесцениваются для меня.

 

Я хотел бы еще остановиться на фундаментальных моментах, не позволяющих развиваться пенсионной системе. Половина пенсионных вкладов сосредоточена в ГЦБ. Деньги, поступающие в пенсионную систему, утилизируются самим государством и используются на его нужды. Может быть, это правильно с точки зрения безопасности вкладов. Но почему происходит так, что самые надежные бумаги — это ГЦБ? У нас нет ни одной истории в корпоративном секторе, когда была хоть одна нормальная бумага. С чем это связано? С фундаментальными структурными проблемами в экономике, отсутствием фондового рынка и институциональными проблемами в стране.

 

Фондовый рынок должен развиваться во всем мире, а у нас он умирает, и началось это после того, как частные пенсионные фонды заменил ЕНПФ. Раньше было хоть двадцать игроков на фондовом рынке. Сейчас у нас один и десять банков, продающих валюту друг другу. Других игроков на фондовом рынке нет. Отсюда и отсутствие качественных заемщиков через фондовый рынок. Может быть, Национальному банку сейчас стоит обратить внимание на фондовый рынок? Мы много говорим, при этом мало делаем. Сейчас все ждут чуда: пройдет ЭКСПО-2017, и мы будем развивать финансовый центр. Это время. Если Астанинский финансовый центр заработает через 5 лет, будет хорошо. Это очень скрупулезная работа, где еще много нерешенных вопросов. У нас все происходит в будущем. В будущем все хорошо у нас. Но в настоящем есть вопросы. Хотел бы, чтобы обращали внимание на настоящее время.

 

Петр Своик, общественный деятель


Проблема не только в «скелетах» пенсионной системы, а в том, что система переносится в новый шкаф, где пока есть только виртуальная оболочка скелета.

 

Прежде всего, нам презентуют принципиально новую модель. Но презентуют очень уважаемые, но не главные суборганизации в этом процессе. И ЕНПФ, и Нацбанк не есть уполномоченные органы. Тогда как Министерство труда и соцзащиты увлечено программой продуктивной занятости и массового предпринимательства и не в курсе, чем занимаются Нацбанк и ЕНПФ. Это неправильно.

 

Между тем сейчас необходима концепция всего того, что затевается. Надо много чего прорисовывать изначально. Если мы затеваем на много лет вперед реформу, мы должны по крайней мере решить вопрос доходности.

 

Глава государства поставил задачу банкам отвечать за рост экономики не бразильской и чилийской, а казахстанской. А также обеспечить достойное доступное фондирование в национальной валюте и сократить расходы из Национального фонда. А пенсионные деньги не должны участвовать в решении этих задач. Вложение пенсионных денег в бумаги Минфина неправильно в принципе. Все пенсионные деньги, идущие в бюджет, — это не инвестирование. Это подсаживание бюджета на долговую зависимость.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме