• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 28 октября 2016

Крепкие «объятия» государства

 

Из тумана в тень, из тени в сумрак — такого будущего опасаются эксперты для МСБ в Казахстане. Напомним, что резонанс в экспертных кругах и предпринимательском сообществе вызвало недавнее предложение министра национальной экономики РК Куандыка Бишимбаева о распределении налоговой нагрузки. Он высказался в том смысле, что сегодня треть казахстанских предприятий, в том числе предприятия МСБ, практически не платят налог на доабавленную стоимость, не ведут полного учета своих доходов и расходов. Также появилась информация, что Министерство национальной экономики предлагает снизить пороговую ставку НДС, и по сути, как объясняют эксперты, это будет дополнительное налогообложение малого бизнеса.

 

Реакция предпринимателей и экономистов не заставила себя долго ждать — ими уже подготовлена петиция по этому поводу.

 

Глава МНЭ РК после этого решил ввести ясность, написав на своей странице в Facebook, что  Законопроект, разработанный и внесенный в Парламент, направлен на облегчение работы предпринимателей в сложный экономический период.

 

"Сегодня действующий Налоговый Кодекс, предусматривает снижение порога по НДС в 10 раз с 1 января 2017 года. Это означает, что почти 80% (оценочно) всех ИП  с 2017 г. должны встать на учет по НДС. Законопроект, разработанный МНЭ РК и поддержанный Парламентом, в первом чтении, отменяет эту норму в 2017 году", - отметил глава ведомства. Между тем предпринимателей беспокоит, что порог НДС все-равно может быть, хоть и постепенно, но понижен к 2020 году.

 

Какая же альтернатива повышению налогов для бизнеса может быть у Казахстана? Об этом мы побеседовали с независимым экономистом Рахимом Ошакбаевым.


Вы говорите, что меры по снижению порога НДС, которые предлагает министр национальной экономики, не выведут бизнес из тени. Какие у вас предложения? Какова доля теневого бизнеса в МСБ?

 

Есть разные исследования, основанные на мнениях участников рынка, в том числе Всемирного банка. Однако официальных данных об оценке доли теневого бизнеса нет. До сих пор непонятно, какие методики и информацию лучше использовать, чтобы вывести достоверные данные. Ведь те приблизительные цифры, что иногда озвучиваются, нельзя ни опровергнуть, ни подтвердить.

 

Поэтому, если мы говорим в целом о сокращении теневого сектора в экономике, то этот вопрос требует детального исследования. Никто — ни правительственный, ни неправительственный сектор — не должен говорить голословно. Нужно провести хорошее, детальное, публичное исследование и проанализировать природу теневого сектора в стране, выяснить, какие меры и инструменты могут помочь людям выйти из этой тени.

 

Я поклонник концепции кривой Лаффера, которая устанавливает связь между объемом налоговых поступлений и налоговой ставкой и говорит о том, что есть некая точка оптимума. Моя гипотеза заключается в том, что мы находимся справа от этой точки оптимума. Наша фактическая налоговая нагрузка выше, чем та, которая бы стимулировала не уходить в тень и платить налоги.


Справка

 

Кривая Лаффера — графическое отображение взаимосвязи между налоговыми поступлениями и динамикой налоговых ставок. Концепция кривой подразумевает наличие оптимального уровня налогообложения, при котором налоговые поступления достигают максимума. Зависимость выведена американским экономистом Артуром Лаффером.

 

Тем более что у нас есть опыт, когда мы снизили НДС с 18 до 15%, потом до 12%, благодаря чему налоговые поступления по НДС выросли. То есть в свое время с этой мерой по снижению НДС мы сдвинулись по этой кривой Лаффера в нужном направлении.

 

Мы же (экспертное сообщество. — Ред.) предлагаем сейчас начать основательное исследование, которое должно прояснить, что у нас творится с налоговой политикой и администрированием, а также отчего в стране такой большой теневой сектор.

 

У нас очень много проблем в налоговом администрировании. Такое ощущение, что НДС имеет отрицательный эффект как для государства, так и для бизнеса. Мы НДС платим экспортерам больше, чем НДС собираем.

 

И поэтому надо поменять НДС на налог с продаж?

 

Этот вопрос тоже требует исследования. И глава государства в «100 шагах» это обозначил. Речь шла о необходимости всесторонне рассмотреть вопрос замены НДС налогом с продаж. Но мы не видели никакой хорошей публичной дискуссии по этому вопросу.

 

Почему, по вашему мнению, власти отсрочили отмену НДС? Была же какая-то волна, сейчас — молчание.

 

Налог с продаж тоже надо понимать. Что он собой представляет? Когда говорят, что мы отменим НДС, а взамен все будут платить 5% от своих продаж, слышим реакцию — это много. То есть налицо отторжение и, как результат, растущие ряды противников этой идеи.

 

Возможно, что это вообще должен быть ни НДС, ни налог с продаж, который предлагало Миннацэкономики, а что-то другое. Мне, например, нравится специальный налоговый режим с уплатой 3% от оборота, который сейчас действует по «упрощенке». На нем сидят порядка 90% предпринимателей, и он давно себя зарекомендовал. Я убежден, что это большая находка, можно сказать, бриллиант бизнес-климата нашей страны, который позволит серьезно активизировать политику МСБ.

 

Моя гипотеза такая: нужно отменять НДС на реализацию, оставлять по выбору налогоплательщика либо КПН, либо налог с оборота по аналогии с упрощенкой. Соответственно, тот, кто мал и не может себе позволить бухгалтера, пусть платит с оборота, неважно, прибыль у него или убытки. Если же он не хочет платить с убытков, пусть ведет налоговый учет вычетов и платит только с прибыли КПН.

 

И отдельная тема — безусловно, недропользователи. У них должен быть отдельный режим налогообложения, который будет предусматривать изъятие природной ренты. Но, повторю, мы согласно заявлению подчеркиваем, что нужны исследования, аргументы, цифры. Иначе получается, что пока в одностороннем порядке есть какие-то подсчеты, которые выглядят неубедительно.

 

По моим ощущениям, цена вопроса, если примут поправку, о которой сказал глава МНЭ РК, — в пределах 10 млрд тенге. Потому что в прошлом году, когда предлагалось снизить порог НДС в 10 раз, речь шла об ожиданиях дополнительных доходов в бюджет, равных 47 млрд тенге. Если сопоставить цифры, получается только 10 млрд. Эта сумма ничего не решит и не стоит того, чтобы раскачивать лодку. Зато даст очень негативный сигнал для предпринимателей и бизнеса.

 

Понятно, что сейчас у всех кризис. Рост ВВП пытаются натянуть с 0,1 до 0,5%. Общаясь с предпринимателями, я вижу, что у всех кризисная ситуация. Поэтому сейчас нужно принимать контрцикличные меры в экономике. Повышение нагрузки на МСБ и фонд оплаты труда — это худшее, что можно сделать в данный момент. В бюджете есть куча других источников экономии и балансирования бюджета.


В продолжение темы


В прямом эфире Atameken Business Channel 27 октября выступил председатель правления НПП РК «Атамекен» Аблай Мырзахметов. Вот несколько месседжей, которые мы хотим выделить из его выступления.


Образно говоря, утром — радикальное сокращение госрасходов, а вечером возможно повышение налогов.


«Жирные» годы закончились. Первым делом от жирка избавиться необходимо государству. Мы платим «Маккензи» и другим компаниям за различные исследования. От чего-то можно отказаться.


Сегодня 44% ВВП приходятся на государственный и квазигосударственный сектор. По стандартам ОЭСР эту цифру нужно снижать до 15%. Ну, давайте снижать, это же огромные расходы, которые мы несем.


Важно понимать эффективность госпрограмм, на которые мы тратим огромные средства. Давайте сделаем ревизию «Дорожной карты бизнеса», институтов развития «Байтерек», «КазАгро». Никто ведь не провел пока эту работу, но мы сразу хотим повысить налоги для бизнеса.


Наш первичный обзор показывает, что за счет сокращения затрат на исследования и государственные институты развития при текущем бюджете можно сэкономить 500–600 млрд тенге.


Очевидно, что нельзя повышать налоговую нагрузку на МСБ. Это аксиома, которую все мы должны разделять в условиях, в которые сейчас поставлен бизнес.

 

P.S. Аблай Мырзахметов также отметил, в начале следующей недели должна произойти встреча независимых экспертов и НПП с  главой МНЭ РК  Куандыком Бишимбаевым. Там должен состояться аргументированный разговор по позициям "за" и против" поправок в законодательство. Кроме того, к весне следующего года НПП собирается представить свой проект налоговой реформы, который будет готовиться совместно с независимыми экспертами.


Справка

 

Между тем председатель правительства России Дмитрий Медведев поделился планами о снижении налоговой нагрузки на малый бизнес.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме