• Екатерина Корабаева

  • 26 октября 2016

«Нет хороших или плохих стратегий. Они бывают успешными или неуспешными»

 

«За последние годы в Казахстане сформировался слой частных инвесторов, готовых инвестировать не только на местном, но и на зарубежных рынках», — отмечает менеджер счетов состоятельных клиентов Saxo Bank Феликс Инденбаум. В своем интервью «&» он поделился, каким торговым стратегиям и инвестиционным инструментам отдают предпочтение наши соотечественники, а также каков портрет казахстанского частного инвестора.

 

Как вы оцениваете активность казахстанских инвесторов? Насколько они склонны сегодня к диверсификации?

 

Если ранее инвесторы из Казахстана были консервативны и использовали в основном акции и биржевые инвестфонды для сохранения капитала, то в последнее время мы наблюдаем повышенный интерес к другим маржинальным и более рискованным продуктам. Кроме того, можно говорить о том, что в силу динамики казахстанского финансового рынка и укрупнения банковской системы казахстанские инвесторы стали больше доверять западным финансовым инструментам. Так, в целях диверсификации своих сбережений инвесторы стали интересоваться европейскими банками. Например, наш банк имеет полную банковскую лицензию и подлежит надзору со стороны Европейского Центробанка. Кроме того, мы являемся участниками датского фонда гарантирования депозитов. Это повышает доверие к нам и ставит нас на более высокую ступень по сравнению с более мелкими брокерскими инвестиционными компаниями.

 

Помимо финансовых институтов в какие еще сектора инвестируют казахстанцы?

 

Поскольку Казахстан связан с нефтью и газом, многие наши клиенты из вашей страны в той или иной степени связаны с этой отраслью. Этот сектор понятен для них, что позволяет им использовать свои знания для получения дополнительного дохода, торгуя на бирже инструментами, связанными с нефтью и газом. Речь идет о фьючерсах, контрактах на разницу, различных биржевых фондах, а также об акциях добывающих компаний.

 

Также со стороны казахстанских инвесторов есть спрос и на инструменты локального рынка. Несмотря на то что мы не имеем доступа к Казахстанской фондовой бирже, есть казахстанские компании, которые торгуются на мировом рынке, в частности на Лондонской бирже. И с помощью нашей платформы инвесторы из Казахстана имеют возможность инвестировать в отечественные компании, торгующиеся на открытом мировом рынке.

 

Вы можете привести пример, какие именно казахстанские компании интересны инвесторам?

 

Это 5–6 компаний, но я бы выделил «КазМунайГаз», «Народный банк Казахстана» и KAZ Minerals.

 

Если говорить не только о казахстанских эмитентах, а продолжить тему секторов, которые могут быть интересны сегодня частному инвестору, то насколько востребованы бумаги потребительского рынка?

 

Потребительский сектор больше интересен консервативным инвесторам, которые составляют портфель по принципу «купил и держи». Дело в том, что на финансовом рынке есть определенные циклы развития цен, согласно которым принято считать, что такой портфель акций будет доходным в долгосрочной перспективе. Поэтому люди и вкладывают в такие бренды, как «Макдоналдс», «Кока-Кола» и т. д.

 

Между тем существуют еще списки компаний, которые на протяжении 25 лет стабильно повышали свои дивиденды. Это такие золотые акции, по которым на протяжении четверти века постепенно повышался и регулярно выплачивался дивидендный доход. Некоторые инвесторы формируют свой портфель из таких бумаг. Они верят, что эти компании будут продолжать платить дивиденды, которые могут служить неким дополнением к их пенсионным накоплениям.

 

 

Как формируются сегодня торговые стратегии частных инвесторов?

 

Нет единого подхода, каждый клиент выбирает стратегию в зависимости от цели инвестирования. Ведь в первую очередь стратегия определяется тем, с какой целью клиент выходит на рынок. Это может быть сохранение или приумножение капитала. Дальше встает вопрос инвестиционного горизонта — на какой период (месяц, год, 5, 10, 20 лет) человек готов заморозить свои средства. В зависимости от этого выбирают инструменты и точки входа/выхода.

 

Немаловажным фактором является и сфера, в которой разбирается клиент (инвестор). Если клиент хорошо понимает, как работают банки, то он может покупать их облигации. То есть речь идет уже не о банковском депозите, а о покупке облигаций банка за рубежом. Например, если в банке депозитная ставка в долларах ниже, чем доходность, которую можно получить по его облигациям, то человеку есть из чего выбирать. В свою очередь те, кто работает на нефтегазовом рынке и понимает динамику его развития, могут инвестировать в нефтяные фьючерсы.

 

Нет хороших или плохих стратегий. Они бывают успешными или неуспешными. Любую торговую идею можно реализовать через разные инструменты. Например, ожидание роста цены на нефть вызывает положительную динамику валют стран, где нефть — ключевой сектор экономики (Канада, Россия, Казахстан и т. д.). Иными словами, рост цены на нефть всегда усиливает местную валюту. А это значит, что эту идею можно реализовать не просто через покупку фьючерсов на нефть, а через вложение в валюту, которая должна укрепиться.

 

К тому же фьючерсы — это биржевой инструмент, который из-за крупных лотов и маржинальных требований не совсем приспособлен для мелких инвесторов. Удобным решением являются контракты на разницу, которые позволяют приобщиться к этому рынку и более мелким инвесторам.

 

Соответственно, торговая стратегия зависит от опыта и бэкграунда клиента. Есть, например, клиенты, которые опираются на технический анализ. Они привязаны не столько к инструментам, сколько к техническим фигурам, которые показывает график. Сегодня клиент видит понятную для себя фигуру на графике евро/доллара, завтра — на графике золота, а послезавтра — на графике акций Apple. И, соответственно, он торгует некое краткосрочное или среднесрочное видение этой фигуры, опираясь на технический анализ, а не на конкретный инструмент.

 

А какими стратегиями отличаются казахстанские инвесторы?

 

Среди наших клиентов есть разные инвесторы. Одни торгуют на «Форексе» и генерируют в основном короткие сделки. Другие формируют долгосрочный портфель, который нужно лишь иногда перебалансировать. Третьи используют смешанную стратегию, когда те же облигации и акции могут быть использованы в качестве обеспечения под маржинальные сделки. То есть через эти бумаги реализуется долгосрочное видение, а под залог этих бумаг делаются инвестиции в краткосрочные маржинальные инструменты, которые дают реализацию прогнозов уже в краткосрочном периоде.

 

Поэтому мы, конечно, можем сказать, что столько-то процентов клиентов инвестируют в акции, столько-то торгуют фьючерсами и т. д., но эта статистика не имеет практического применения, поскольку у каждого инвестора своя история, свои знания, инвестиционные горизонты, на основании которых он принимает инвестиционные решения.

 

Между тем в конце прошлого года мы запустили новую интересную услугу автоматизированных торговых стратегий Saxoselect. Поскольку у нас много успешных клиентов, которые долго ведут прибыльную деятельность, мы занялись анализом их стратегий. Это позволило нам отобрать несколько стратегий трейдеров, которые показались нам наиболее интересными с точки зрения инструментов, доходности и риска. После чего мы встретились с этими трейдерами и сформировали их психологический портрет. Затем мы предложили клиентам автоматизацию — дублирование на их счетах сделок этих успешных трейдеров.

 

Так мы добились трех очень важных в этой отрасли вещей.

 

Первое — это полная автоматизация. Предположим, когда трейдер покупает нефть на 10% своего портфеля, точно так же 10% выделенной суммы клиента инвестируются в тот же инструмент. Соответственно, когда трейдер производит продажу, то и у клиента идет продажа.

 

Второе — это защищенность инвестора, поскольку он не должен передавать контроль над своими деньгами какой-то третьей стороне. Средства остаются на счете клиента, а это значит, что в любой момент он может нажатием одной кнопки остановить стратегию и сразу высвободить свои деньги.

 

Третье — у трейдера есть свой счет, и все сделки он осуществляет своими средствами, которые характеризуются шестизначной цифрой. При этом трейдер не знает, каков общий пул инвесторов в денежном выражении и сколько именно клиентов за ним следят. Так устраняется возможность какого-то манипуляторного действия со стороны трейдера.

 

 

Как много в Казахстане инвесторов, которым наличие определенных знаний и опыта позволяет принимать инвестиционные решения самостоятельно?

 

Если говорить о портрете казахстанского инвестора, то это люди в возрасте 30-40 лет из финансового или нефтегазового сектора, либо владельцы бизнеса, либо топ-менеджеры компаний. Все они имеют соответствующие знания и понимание, как работают финансовые рынки. То, с какими идеями они выходят на рынок и какие решения принимают, — уже вопрос аппетита к риску. Кто-то хочет реализовывать свои идеи, кто-то полагается на идеи опытных трейдеров, а кто-то использует микс — смешанные стратегии.

 

Вы уже отметили, что наблюдаете повышение активности казахстанских инвесторов и их желание вкладывать в зарубежные инструменты. На ваш взгляд, с чем связан интерес к международному рынку и неготовность инвестировать в локальные инструменты?

 

Финансовая система Казахстана была и остается одной из самых открытых и развитых на территории бывшего Советского Союза. Здесь, скорее, вопрос странового доверия к местным операторам рынка — банкам, финансовым и инвестиционным компаниям, которые несут локальные политические и валютные риски.

 

Казахстан пережил сильную девальвацию, которая не может не оставить следа в банковской системе. Кроме того, недавно аналитики местного S&P поделились своими ожиданиями относительно повышения доли неработающих кредитов в Казахстане на 2-3%. Все это оказывает влияние на местную финансовую систему, из-за чего местные инвесторы хотят держать свои средства в более безопасном месте.

 

К тому же в стране появилось поколение молодых менеджеров, которые получили хорошее западное образование. Все они на «ты» с компьютером, гаджетами и соцсетями, соответственно, более активно оперируют массивами информации и лояльно относятся к совершению сделок онлайн.

 

Ну и напоследок хочу отметить, что часто, когда речь идет о локальном рынке любой страны второго или третьего эшелона, местные инвесткомпании и банки не имеют того масштаба контактов и доступа к ликвидности, которые сегодня имеем мы. Это позволило Saxo Bank запустить онлайн-торговлю облигациями для розничного клиента. Если ранее эти инструменты были доступны только крупным инвесторам, то сегодня мы понизили порог входа на этот рынок до 10 тысяч долларов. Благодаря этому продукт интересен не только розничному инвестору, но и небольшим банкам, а также управляющим активами. Обычно у локального управляющего активами есть 3-4 контрагента, а мы для нашей платформы торговли облигациями имеем 40 поставщиков ликвидности первого уровня. Это крупнейшие операторы рынка ценных бумаг, предоставляющие свои котировки в нашу систему, которые любой частный инвестор получает практически из первых рук.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме