• Аскар Муминов

    корреспондент

  • 16 сентября 2016

Новый или старый баланс интересов?

 

Крупные кадровые перестановки, которые произошли в последнее время в Казахстане, вызвали массу споров о том, какие конечные цели они преследуют.

 

С одной стороны, обновление кадрового состава ключевых политических персоналий происходит в Казахстане с завидной регулярностью, с другой стороны, в этот раз перестановки оказались довольно серьезными и совпали с событиями в Узбекистане, где после смерти Ислама Каримова в решающую фазу вошла операция по передаче власти новому лидеру. Так или иначе, это наслоение придало особую деликатность последним перестановкам в Казахстане.

 

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что в основе последних кадровых перемещений лежит необходимость отвечать современным вызовам и обеспечить безопасность страны. Антикризисные меры должны заменить механизмы стимулирования экономического роста. Таким образом, Карим Масимов был освобожден от должности главы правительства и назначен руководителем Комитета национальной безопасности, а Владимир Жумаканов, возглавлявший спецслужбу, переведен на должность секретаря Совбеза. Имангали Тасмагамбетов освобожден от должности министра обороны и назначен вице-премьером. Пост главы оборонного ведомства занял его заместитель Сакен Жасузаков. Экс-глава Минюста Берик Имашев возглавил Центризбирком, а Марат Бекетаев, ранее заместитель главы Аппарата Президента, был назначен министром юстиции. Дарига Назарбаева, занимавшая должность заместителя премьер-министра, стала депутатом сената. Также было создано Министерство по делам религий и гражданского общества, которое возглавил Нурлан Ермекбаев, экс-помощник президента и секретарь Совета безопасности.

 

«&» попросил политиков, политологов и аналитиков оценить причины последних рокировок и то, насколько они приближают Казахстан к моменту транзита власти.

 

Амиржан Косанов, политик

 

Мне показалось, что все назначения и изменения в структурах исполнительной власти носят несколько сумбурный характер, как будто все произошло спонтанно. И потому получился такой политический пазл. Карим Масимов имеет два «плюса» от своего назначения: став главой такой всесильной структуры, как КНБ, он автоматически получил не только иммунитет от критики за свою премьерскую деятельность, но и доступ к самым сокровенным тайнам казахстанского бытия, в том числе и высших чиновников, олигархов и оппозиции. Имангали Тасмагамбетов всегда позиционировал себя как преданный соратник президента, и его назначение может иметь два аспекта. Во-первых, на самом деле в гуманитарной и социальной сфере у нас провал, и нужен весовой кризис-менеджер для «разруливания» ситуации и принятия некоторых непопулярных мер. Но с другой стороны, должность вице-премьера слишком тесна для фигуры такого рода, как Тасмагамбетов. Дарига Назарбаева же направлена в сенат после событий, связанных с Исламом Каримовым. Но примет ли казахстанское общество династийный вариант передачи власти и способна ли сама претендент поднять этот вес, — это пока вопрос. При форс-мажорных обстоятельствах будущий преемник должен иметь относительную легитимность.

 

Рафаэль Саттаров, независимый политолог

 

На мой взгляд, причина перестановок заключается, прежде всего, в недавних митингах из-за земельных реформ, также страну шокировали теракты и бандитские вылазки криминальных элементов в разных городах Казахстана. Также обострился вопрос с транзитом власти в Казахстане, проблема актуализировалась после смерти многолетнего руководителя Узбекистана Ислама Каримова. Переход на должность главы КНБ Карима Масимова и Дариги Назарбаевой в сенат показывает, что эта тема серьезно прорабатывается в казахстанской элите. Реалии центральноазиатской политики лишний раз подтверждают, что победа условного преемника зависит от того, на чьей стороне окажется глава спецслужбы. Президент доверяет Масимову, которого испытал на различных участках политической жизни страны. Думаю, в будущем мы можем увидеть тандем Дариги Назарбаевой и Карима Масимова, которые могут составить команду продолжателей дела президента. Но, безусловно, следует учитывать и личностный фактор, который внезапно меняет все ходы и возможные сценарии. Не исключено, что года через два мы можем увидеть очередную кадровую перестановку, где условные представители казахстанского Политбюро вновь поменяются местами.

 

Жаксылык Сабитов, заместитель директора Института современного развития РК

 

Перемещение Карима Масимова, по моему мнению, это увод его от удара. В ближайшее время, в течение 2-3 лет, мы будем видеть процесс поиска дна казахстанской экономикой. Непонятно, на какой цифре ВВП остановит свое падение — на уровне 150 миллиардов долларов или ниже. Если бы Карим Масимов оставался в роли премьера, то через два-три года его пришлось бы делать «козлом отпущения», чего Нурсултан Назарбаев не хотел. Назначение Имангали Тасмагамбетова, по моему мнению, не играет большой роли. Возможно, данное «повышение» имело целью поставить на место одного из силовых министров человека без политических амбиций вообще. Такой человек нужен будет, если в один момент начнется политический транзит по образцу Узбекистана. Назначение Дариги Назарбаевой в сенат и Берика Имашева в ЦИК — также звенья одной цепи. Здесь строится страховочный вариант политического транзита власти в случае форс-мажора. Такой «страховочный вариант» как раз нацелен на стабилизацию процесса политического транзита и на то, чтобы гарантировать права и свободы политических лидеров. Ведь, как показывает опыт Узбекистана, лояльность политической элиты к президенту отнюдь не означает лояльности семье президента после его ухода. Как мы видим в Узбекистане, после смерти Ислама Каримова начался экономический передел, в результате которого клан Каримова может лишиться как политического влияния, так и экономического капитала, а также, возможно, даже свободы, это самый экстремальный вариант в случае сильной борьбы за власть. Ведь в несправедливых обществах ничто так не нравится народу, как политические интриги. Так что все перемещения на политическом олимпе — это практическая подготовка к наиболее вероятному сценарию развития событий после транзита. Остается только неизвестным, когда этот сценарий воплотится в жизнь.

 

Денис Кривошеев, блогер

 

Как и говорил ранее, если перестановки начнутся, то они будут означать серьезные тектонические сдвиги во власти. Окончательная диспозиция свидетельствует о подготовке к транзиту, и это правильно. Недавние события в Узбекистане показали, что «все мы внезапно смертны», и если не готовиться, то сценарий может быть непредсказуемым. Для завершения комбинации остается один маленький шаг — назначение Дариги Назарбаевой главой сената, и диспозиция готова. Лояльный премьер, у которого нет больших амбиций, три его зама, представляющие три сильных региона и имеющие огромное влияние, — север, юг и запад. Силовые ведомства, которые могут повлиять на ход событий, возглавляют также крайне преданные главе государства люди. Появление нового министерства и агентства, подчиненных напрямую Лидеру нации, говорит о его обеспокоенности ситуацией с религией. Ведомство по делам религий и гражданского общества, которое возглавил силовик, будет заниматься главным вопросом — наведением порядка в религиозной сфере, так как в ней видится главная угроза стабильности. Гражданское общество добавлено в название для созвучности и исходя из политеса. Возможно, министерство будет осуществлять работу с общественными советами, которые создали в последнее время, и профсоюзами, которые еще остались.

 

Еще одна угроза — коррупция. Масштабы ее настолько велики, что в обществе появились упаднические настроения. Вероятность того, что прямое подчинение уполномоченного органа президенту изменит ситуацию, под вопросом. Принимаемые решения внутри самого агентства вызывают бурю недовольства ввиду очевидной несправедливости. Именно поэтому перестановки кажутся декоративными. У обывателя создается ощущение, что ничего не меняется, однако это не так. Перестановки не ставят цель изменить качество жизни, они не об этом, они про власть.

 

Тазабек Самбетай, политик

 

Эти перестановки в правительстве — лишь очередная перетасовка колоды из тех же карт. Одни и те же «старые» кадры поменялись местами. Состав абсолютного большинства членов Кабинета остался без изменений. Большинство членов исполнительного органа ответственны за провал собственных программ на своих местах. Назначение нового премьера с новыми замами особенного оптимизма не вызывает. Что могут дать стране лица, по 15-20 лет крутящиеся в «новых старых» составах власти? В то время, когда государству необходимы новые подходы по выходу из кризиса, эти телодвижения — лишь имитация бурной деятельности.

 

Сергей Рекеда, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова

 

Бакытжан Сагинтаев получил вице-премьера со значительным политическим весом. Этот факт можно рассматривать как укрепление правительства, если будет существовать связка Сагинтаев — Тасмагамбетов. Но гораздо более вероятен вариант, при котором формируется новый баланс интересов внутри Кабмина, и Имангали Тасмагамбетов с самого начала — кандидат на замену, если нынешний премьер не справится с ситуацией. Т. е. Тасмагамбетов стал «Сагинтаевым» — в той его роли, которую он исполнял при Кариме Масимове. Классическая схема кадровой ротации от Акорды. Есть чему поучиться нашим чиновникам. Да и сам президент РК недвусмысленно поддержал экс-министра обороны. Хотя замечу, что многие земляки нового вице-премьера в соцсетях действительно восприняли его назначение как ослабление позиций региона. Посмотрим.

 

Такая же, кстати, многоаспектная перестановка у Дариги Нурсултановны. С одной стороны, сенат не правительство, а с другой — возможны разные варианты. Если говорить о Берике Имашеве, то ничего удивительного в этом решении как раз не вижу. Человек опытный, входит в «круг доверия» президента. Да и место на перспективу очень серьезное. Может, не сейчас, но через какое-то время ЦИК будет важным инструментом в политических процессах. В целом пока сложно сказать, приведут ли последние перестановки к оживлению политического поля Казахстана. Оживление может произойти, если ситуация в экономике еще более ухудшится. Тогда уже чисто аппаратными шагами проблемы не решить. Комплекс проблем, который стоит перед казахстанским Кабмином, остается прежним. Есть угроза снижения уровня жизни значительной части населения, возможен дальнейший рост безработицы, инвесторы не спешат возвращаться на рынки постсоветских стран, сложной остается ситуация по Кашагану, фактически заморожена земельная реформа. Объем работы громадный, плюс ЭКСПО-2017. Проект же никто не отменял. Но главный вопрос, на который у экспертов нет ответа: насколько велики протестные настроения в казахстанском обществе в связи с возникшими экономическими трудностями? Новые цели экономической политики были озвучены в президентском выступлении 9 сентября. Посмотрим, какими станут первые действия нового премьер-министра. На первом совещании его выступление было достаточно жестким, но и предсказуемым по содержанию: запрет министрам на зарубежные поездки, требования по обеспечению стабильности цен и недопущению роста тарифов.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме