• 13 сентября 2016

Совместимость с прогрессом

 

Какие из ценностей, представленных в универсальной культуре прогресса, существуют в казахстанской бизнес-среде?

 

Прогресс — это не только технологии, это еще и способ мышления, способность создавать инновации, по-новому решать задачи, принимать решения, видеть возможности и создавать новые продукты. Для возникновения всех этих составляющих прогресса нужны определенные условия, система, которая сделает их возникновение возможным. Эта система — культура — сочетание не всегда заметных установок, верований, ценностей, привычек и норм, которые движут действиями индивидов и целых сообществ.

 

Культура — это операционная система, которая управляет материальными механизмами, будь то общество, группа людей или организация. Сразу же возникает вопрос: если культура способна создавать условия для прогресса и процветания, то при всем многообразии культур на нашей планете есть ли культуры, которые более предрасположены к прогрессу, чем другие? А если так, то какие нормы, ценности или традиции способствуют прогрессу, а какие ему мешают?

 

Схожими вопросами задавался американский ученый Лоуренс Харрисон, чьи работы и стали теоретической базой для исследования корпоративной культуры Open Culture. В своей книге «Евреи, конфуцианцы и протестанты. Культурный капитал и конец мультикультурализма» он исследует влияние культуры на экономическое развитие. На основе анализа трех наиболее успешных с точки зрения экономического развития культур — еврейской, конфуцианской и протестантской — Харрисон разработал систему, которую назвал универсальной культурой прогресса. Она состоит из ценностей и установок, способствующих прогрессу и развитию общества.

 

Почему ученый выбрал именно эти культуры? Исследователь проанализировал показатели стран, представляющих еврейскую, протестантскую и конфуцианскую культуры, и пришел к выводу, что именно они демонстрируют способность достижения высоких экономических результатов. «В столь несхожих географических условиях, как Швеция, Гонконг и США, определенный набор ценностей и установок создает наиболее успешные общества», — пишет Харрисон. Если посмотреть на рейтинг глобальной конкурентоспособности за 2015 год, то девять стран из первой десятки представляют одну из трех упомянутых Харрисоном культур: Сингапур, США, Германия, Нидерланды, Япония, Гонконг, Финляндия, Швеция и Великобритания. Схожим образом выглядит рейтинг Индекса человеческого развития ООН, где лидирует Норвегия — страна, представляющая протестантскую культуру. Несмотря на то что Государство Израиль отсутствует в верхних строках рейтингов, успех евреев повсеместно, в любой стране мира сложно подвергать сомнениям.

 

Поговорим и о культурном капитале. Впервые термин появился в работах французского социолога Пьера Бурдье. Он писал, что культурный капитал состоит из форм знания, навыков, образования и преимуществ, которыми обладает личность, которые дают ей более высокий статус в обществе. В данном исследовании культурный капитал рассматривается как совокупность верований, ценностей и установок.

 

В обществах, где высоко ценится образованность, этичное поведение, культивируется способность человека влиять на свою судьбу, принимать решения и ориентироваться на долгосрочные цели, уровень культурного капитала высок, по типологии Харрисона. При этом высокий уровень такого капитала помогает росту финансового, социального и других форм капитала, иными словами, прогрессу.

 

Open culture

 

Исследование Open culture — это анализ культуры в казахстанских компаниях и составление Индекса культуры прогресса. Цель исследования состоит в том, чтобы понять, какие из ценностей, представленных в универсальной культуре прогресса, существуют в казахстанской бизнес-среде, каково отношение к ним и насколько культура внутри компаний соответствует культуре прогресса. Масштаб коммерческих организаций интересен для анализа влияния культурного капитала на их эффективность и экономическое развитие, так как позволяет быстрее находить причинно-следственные связи и видимые эффекты, чем уровень целых обществ.

 

Кроме того, бизнес-сфера уже давно поняла и осознала важность корпоративной культуры, и наиболее успешные компании ведут планомерную и последовательную работу по ее созданию и развитию. Исследование строится на типологии Лоуренса Харрисона и использует 12 ключевых факторов, или ценностей универсальной культуры прогресса, таких как судьба, ориентация во времени, богатство, знание, образование, коррупция, конкуренция, инновации, радиус идентификации и доверия, общественные связи, труд и взаимоотношения полов. Отношение к этим ценностям и обуславливает положение сообщества на шкале культуры прогресса — от низкой культуры прогресса до высокой. Например, если в обществе существует установка на важность качественного образования, то это показатель высокого уровня культурного капитала, а если образование сводится к наличию диплома, то это показатель низкого уровня культурного капитала.

 

По результатам исследования Open сulture, индекс культуры прогресса в выбранных компаниях составил 6,2 из 10 возможных, то есть культура в бизнес-среде тяготеет к культуре прогресса, но в то же время есть и некоторые проблемные зоны. Уровень культурного капитала определяется в зависимости от отношения людей к тем или иным факторам, ценностям. По итогам исследования самыми высокими показателями стали судьба, ориентация во времени и общественные связи. Респонденты показали базовую убежденность, что их судьба в их руках, что долгосрочное планирование необходимо для успеха, и отметили важность общественных связей. Далее — подробный анализ и характеристика каждого фактора.

 

Всего в исследовании приняли участие 128 человек из шести компаний: Deloitte, AB Restaurants, ChocoFamily, LaModa, Qiwi Kazakhstan и Kompetenz.

 

 

Судьба

 

Фактор судьбы — один из центральных в определении культуры прогресса. Верит ли человек в свою способность влиять на свою жизнь, на то, что с ним происходит и произойдет в будущем? Существование этой фундаментальной убежденности и составляет культуру прогресса. Если человек верит в свои силы, в свою способность влиять на происходящее, то он ценит образование, труд, ставит долгосрочные цели. Эта установка учит человека принимать решения, брать на себя ответственность и быть проактивным.

 

По результатам исследования, индекс судьбы составил 7 баллов из 10 возможных, что является одним из самых высоких показателей из всех 12 факторов. В респондентах присутствует базовое желание и вера в то, что их жизнь в их руках. С другой стороны, на вопрос «В реальности у человека есть небольшая возможность влиять на то, что с ним происходит?» ответили «абсолютно согласен» и «согласен» 48% респондентов, то есть почти половина опрошенных считают, что возможность изменить ситуацию есть, но она небольшая.

 

Ориентация во времени

 

Ценность долгосрочного планирования, пунктуальность — важные составляющие культуры прогресса. Джеймс Шуровьески в статье об эквадорской национальной кампании за пунктуальность (опоздания обходятся стране в 700 млн долларов в год) пишет, что «установки по отношению ко времени пронизывают все аспекты культуры. В суперпунктуальных странах вроде Японии пешеходы ходят быстро, коммерческие сделки проходят быстро, а поезда всегда приходят по расписанию». Отношение ко времени выражается и в ориентации на будущее — планировании, желании достичь определенных целей.

 

В рамках исследования необходимо было определить, насколько респонденты понимают важность планирования, постановки долгосрочных задач и целей не только в работе, но и в жизни. 65% респондентов ответили, что уделяют время и ресурсы долгосрочному планированию, потому что оно помогает достигать намеченных целей, что является характеристикой культуры прогресса. В свою очередь 28% участников опроса согласились с утверждением, что обстоятельства часто вносят коррективы в планы, поэтому они не используют долгосрочного планирования.

 

Богатство

 

В культуре прогресса преобладает отношение к богатству как продукту человеческого творчества, к тому, что может быть создано и увеличено. Отношение же к богатству как к чему-то существующему — показатель низкого уровня культурного капитала.

 

Индекс богатства в нашем исследовании составил 6,1. 77% опрошенных ответили, что ресурсов достаточно и богатым может стать каждый. 20% высказались за то, что существующие условия игры таковы, что усилий и профессионализма не будет хватать для накопления богатства. В то же время 31%, или треть опрошенных, считают, что в большинстве случаев богатство — это выражение привилегий, связей и денег, полученных в наследство, а 26% воздержались от ответа на этот вопрос. То есть отношение к богатству как производному от привилегий и наследства очень широко распространено, несмотря на установку, что богатым может стать каждый.

 

Знание

 

Фактор знания отражает, прежде всего, отношение общества к фактам. Харрисон классифицирует знание как практическое, основанное на фактах — тогда оно относится к высокому уровню культурного капитала, и абстрактное, интуитивное, тогда это показатель низкого уровня культурного капитала. Харрисон показывает различие на примере человека, который столкнулся со сложной ситуацией. Каким будет первый вопрос, который он задаст — «Что я сделал не так?» или «Кто виноват в наших несчастьях?» Первый приводит к решению, как исправить ситуацию, второй может породить теорию заговоров и паранойю, которые помешают дальнейшим действиям и не дадут сдвинуться с места.

 

В нашем исследовании показатель знания составил 5 из 10, что говорит о том, что фактологичность не есть сильная сторона нашей культуры. Несмотря на то что с утверждением «Для того чтобы справиться с проблемой, необходимо проанализировать ее причины и понять, что я могу сделать, чтобы ее решить» согласились 99% респондентов, на следующие вопросы ответы были менее однозначные. Интуитивные решения — распространенная практика. 27% ответили утвердительно на вопрос, что при принятии решений они в большей степени полагаются на интуицию, 38% не согласились, а 35% и вовсе воздержались от ответа. 65% опрошенных не склонны доверять сухой информации, а с утверждением, что при возникновении трудностей необходимо в первую очередь выяснить, кто в них виноват, согласилась почти половина — 46% опрошенных.

 

Образование

 

Отношение к образованию неоднозначное. С утверждением, что образование помогало в решении профессиональных задач и является залогом профессионального роста, согласились 70% опрошенных, 16% воздержались, а 14% ответили отрицательно. Практически все респонденты — 97% — высказались за то, что образование — это непрерывный процесс в течение всей жизни. В то же время 20% считают, что образование нужно только для наличия диплома. 10% опрошенных полагают, что в дальнейшем профессиональном развитии образование будет играть наименьшую роль, а 15% затруднились высказаться по этому вопросу. В целом есть понимание важности образования и улучшения навыков и профессиональных качеств.

 

В культуре прогресса образование — совершенно необходимый элемент, более того, оно должно развивать независимость, умение мыслить, творческий подход к решению задач. В обществах с низким культурным капиталом образование второстепенно, а его структура развивает ортодоксию, зависимость.

 

Коррупция

 

Вопрос коррупции болезненный для нашего общества. Это подтвердили и результаты исследования, согласно которым уровень терпимости к коррупции достаточно высокий. 28% респондентов ответили, что взятки — неизбежная часть нашего общества, без них ничего нельзя сделать, 45% выразили несогласие, 27% затруднились высказать свое мнение. 35%, или почти треть опрошенных, сказали, что взятки существенно облегчают жизнь и чиновникам, и самим гражданам. С утверждением, что общественная система не позволяет избежать коррупционных практик, согласились 48%, то есть почти половина опрошенных! 25% затруднились высказаться, и только 27% не согласились с утверждением. В то же время 74% согласны с тем, что коррупция ничем не может быть оправдана. Понимание отрицательного воздействия коррупции среди опрошенных есть, но вот возможностей избежать практики, по их мнению, немного.

 

В культуре прогресса культивируется верховенство права, а коррупция преследуется, терпимое же отношение к коррупции свойственно обществам с низким уровнем культурного капитала.

 

Конкуренция

 

Культуры прогресса — это высококонкурентные культуры, где конкуренция — один из ключевых факторов развития, центральный элемент в успехе как предприятий, так и индивидов — предпринимателей, интеллектуалов, профессионалов из различных областей.

 

В нашем исследовании индекс конкуренции составил 6,4. Респонденты понимают важность конкуренции для рынка, но в то же время опасаются ее и считают, что она создает недоброжелательную атмосферу. С утверждением, что конкуренция создает угрозу успеху, согласились 14% респондентов, не согласны 55%, абсолютно не согласны 8%, а 23% затруднились высказаться утвердительно или отрицательно. Интересны ответы на вопрос, создает ли высокий уровень конкуренции недоброжелательную и напряженную атмосферу. 5% ответили «абсолютно согласен», 34% согласились, ровно столько же (34%) не согласились, 25% заняли нейтральную позицию. То есть конкурентная среда вызывает неуютные ощущения, и ассоциации с ней зачастую негативные. В то же время 64% опрошенных понимают, что отсутствие конкуренции сказывается на качестве товаров и услуг.

 

Инновации

 

Фактор инноваций включает в себя открытость и быструю адаптацию к новшествам, новым знаниям, новым формам знаний. Харрисон подчеркивает, что на появление инноваций большое влияние оказывает мировоззрение и особенно то, насколько люди верят, что могут контролировать свою судьбу. Опасения перед новшествами, закрытость к инновациям и нововведениям — показатель низкого уровня культурного капитала.

 

В нашем исследовании индекс инноваций составил 6,5. В целом наблюдается положительное отношение к инновациям, новым технологиям. Респонденты понимают важность и необходимость новых идей и согласны с тем, что нужно обладать креативным подходом (92%). В то же время 22% в долгосрочной перспективе выберут проверенные решения, 30% готовы пойти на риск, а 44% затруднились ответить на вопрос. То есть склонность к риску довольно низкая, а в культурах прогресса готовность к риску — необходимый элемент развития. Новые технологии в большинстве случаев вызывают симпатию и желание ими пользоваться.

 

Радиус идентификации и доверия

 

Доверие — это также один из элементов здорового общества и эффективной экономики. Доверие в этом случае понимается как способность людей идентифицировать себя со всем обществом, а не только с людьми из своей семьи. Доверие — это некая «смазка», которая позволяет общественной жизни и экономике функционировать. Если люди доверяют друг другу, они будут добровольно платить налоги, участвовать в благотворительной и общественной деятельности, сотрудничать для достижения общих целей в политической, экономической или социальной сфере жизни. Если же превалирует более сильная идентификация с узкой общиной — семья, земляки, то это показатель низкого уровня культурного капитала.

 

Индекс доверия составил 5 из 10. В ответах прослеживается снижение уровня доверия при переходе от семейного круга к более широким общественным группам. Членам своей семьи доверяют 88% опрошенных, причем 52% показали высокую степень доверия. Полностью доверяют своим коллегам 56% респондентов, из них высокая степень доверия только у 7%. А людям, которых видят в первый раз, полностью доверяют только 8% людей. Иная религиозная принадлежность стала препятствием для доверия. Полностью доверяют людям другой религии, которые не входят в близкий круг общения, 23%, 49% не доверяют, из них 11% показали высокую степень недоверия, а 26% воздержались от ответа. Национальность также может служить фактором для оказания доверия. Полностью доверяют людям другой национальности 34%, не доверяют 27%, 30% затруднились высказаться. Важно отметить, что высокую степень доверия респонденты демонстрировали только по отношению к членам своей семьи.

 

Труд

 

Труд как средство достижения благополучия — одна из ценностей культуры прогресса. Удовольствие от процесса работы, внутренняя мотивация к труду, понимание его ценности — это показатели высокого уровня культурного капитала. Положительное отношение к труду включает в себя любовь к своему делу, к профессии. К тому же в культурах прогресса существует установка, что упорный труд ведет к богатству. Отношение к труду как вынужденному занятию для получения средств к существованию демонстрирует низкий уровень прогресса.

 

По итогам исследования индикатор труда составил 5,7 из 10. Несмотря на то что большинство высказало убежденность в том, что упорство и профессионализм ведут к росту доходов, большинство не верит в возможность увеличить доходы через планомерный труд в существующих условиях. 93% опрошенных согласны с базовым утверждением, что усилия и профессионализм ведут к росту доходов. 57% получают удовольствие от процесса работы, даже если результаты не сразу заметны. Тем не менее 40% высказали мнение, что в существующих условиях упорного труда недостаточно для получения соответствующего уровня доходов. 31% считает, что быстрое обогащение — реалистичный сценарий, к которому нужно стремиться, 38% с этим не согласились, а 31% затруднился ответить.

 

Общественные связи

 

Сотрудничество, понимание важности общественных связей, участие в общих делах — все это характеристики культуры прогресса. Способность людей на совместные действия для решения общественных вопросов или их способность работать вместе для достижения общей цели, толерантность и коммуникация с представителями других социальных групп делают общество более устойчивым и увеличивают его способность к развитию.

 

По результатам исследования, у общественных связей самый высокий показатель — 7,2. Респонденты понимают важность общественных связей, участия в формальных и неформальных общественных объединениях, 97% готовы перенимать опыт у коллег и делиться своим.

 

Взаимоотношения полов

 

Фактор взаимоотношений полов отражает отношение в обществе к гендерному равенству, пониманию ценности образования женщин, так как именно они будут проводниками культуры для своих детей. А образованная мать способна лучше передать культуру и воспитать детей, чем не имеющая образования. Харрисон пишет, что в реальности равенства полов может и не быть, но, тем не менее, равенство воспринимается как ценность, к которой необходимо стремиться.

 

В нашем исследовании корпоративной культуры индикатор взаимоотношения полов составил 6,4. В целом отношение к гендерному балансу в компаниях положительное, однако позиция у установки, что у женщин меньше управленческих способностей, также довольна устойчивая.

 

75% респондентов не согласны с тем, что женщина, у которой есть семья и дети, менее эффективна как сотрудник. 40% не согласны с тем, что женщина не склонна к менеджерской работе, 25% затруднились ответить, а 35% согласились. Если посмотреть на ответы представителей мужского пола, то 67% не согласны с тем, что женщины не могут быть хорошими руководителями, а 61% высказался за то, что у женщин собственный стиль руководства и они способны добиваться высоких результатов.

 

Александра Цай, культуролог, соавтор исследования

 

 

Один из важнейших вопросов, возникающих после исследования, — это не только «как определенные ценности и установки влияют на прогресс?», но и «как менять культуру, как делать ее более благоприятной для развития?» Культура — это устойчивые конструкты, но то же время ценности и верования подвержены изменениям. Культура не только определяет склонность общества к прогрессу — она сама подвержена изменениям, внутри нее происходят процессы, она не монолитна. Поэтому важной составляющей развития сообществ и организаций является и работа с культурой, ввод переменных культуры в уравнение составляющих прогресса.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме