• Аскар Муминов

    корреспондент

  • 2 сентября 2016

За соседским забором

Источник фотографии ru.sputniknews-uz.com

 

Самой обсуждаемой темой в мировых и казахстанских СМИ в последние дни стало плохое самочувствие президента Узбекистана Ислама Каримова. По данным некоторых СМИ, бессменный узбекский лидер умер, однако официальные власти опровергают эту информацию, утверждая, что президент жив, его состояние стабильное, он идет на поправку. Правда, никаких доказательств никто не предъявил, наоборот, все косвенные признаки — такие как отмена концерта к 25-летнему юбилею независимости и сокращение праздничной программы, — свидетельствуют скорее об обратном.

 

Как бы то ни было, эксперты считают, что эпоха Ислама Каримова как политика в любом случае подошла к концу, и Узбекистан ждет неминуемая трансформация. Наиболее вероятным кандидатом на пост нового лидера соседней республики назван действующий премьер-министр Шавкат Мирзияев.

 

Политолог Баходир Сафоев отметил, что, конечно, для Узбекистана начинается новая эра, но это совершенно не означает, что будут подвергнуты ревизии прежние договоренности, в том числе отношения с соседними государствами.

 

«Казахстан и Узбекистан, с одной стороны, всегда соперничали друг с другом за лидерство в регионе, с другой — это две страны, которые чаще остальных в Центральной Азии находили общий язык по тем или иным вопросам. Например, в области безопасности, водных проблем, решения приграничных споров. В этом смысле, конечно, встает вопрос: а что будет после ухода Каримова? Никаких кардинальных перемен не произойдет, кто бы ни пришел к власти, он максимально сохранит прокаримовский курс на тесное сотрудничество с Казахстаном. Другой вопрос — каким станет сам Узбекистан, насколько он будет устойчив, смогут ли элиты без Каримова прийти к консенсусу, удастся ли сдерживать исламский радикализм. Потому что все эти факторы могут привести к дестабилизации в самой густонаселенной республике Центральной Азии. А это куда важнее, так как любые проблемы Узбекистана так или иначе начнут отражаться на Казахстане», — сказал Баходир Сафоев.

 

Без шатаний в сторону

 

Политолог, востоковед Александр Князев считает, что, несмотря на общеизвестное «особое мнение» Узбекистана по многим вопросам при Исламе Каримове, Ташкент был и останется после него зависимым как от Астаны, так и от Москвы. Поэтому состояние конкуренции между Узбекистаном и Казахстаном — это, по его мнению, лишь хорошо сконструированный стереотип. Учитывая зависимость Узбекистана от ряда отраслей экономики России и транспортных коммуникаций внутри региона, резких шатаний в сторону точно не будет.

 

Баходир Сафоев заметил, что уровень жизни в Казахстане при правлении Ислама Каримова был намного выше, чем в Узбекистане. Но у Каримова всегда был козырь, что на него делают ставку в регионе США и Европа, а население Узбекистана уже перевалило за 30 миллионов человек, причем в большинстве своем это молодежь. В Казахстане же начался процесс старения нации. По численности вооруженных сил и объему военных бюджетов Узбекистан почти в 2,5 раза превышает Казахстан. Все эти факторы будут иметь место в отношениях двух стран, и при возможном новом лидере Узбекистана их будут брать в расчет в Астане.

 

Политолог сомневается, что Ташкент пойдет на какие-то существенные изменения и в отношении проживающих в Узбекистане казахов, которые являются четвертым по численности этносом страны. До начала массовой репатриации в Казахстан в Узбекистане проживала самая крупная в СНГ казахская диаспора и вторая в мире после Китая.

 

Например, за период с 1999 по 2009 год в РК из соседнего государства переехали 288 839 казахов, это 74% казахов, прибывших на постоянное место жительства из всех стран СНГ, и 48% от доли всех казахов, переселившихся за эти годы в Казахстан из-за границы. Вместе с тем эта статистика не охватила то число переехавших в РК из Узбекистана, кто умер в промежутке между 1999 и 2009 годами, таким образом, можно отметить, что лишь за этот период в Казахстан перебралось свыше 300-350 тыс. этнических казахов из Узбекистана. Казахи в Узбекистане населяют, прежде всего, регионы, которые граничат с РК. Значительную часть населения казахи составляют в Ташкентской (13,7%), в Навоийской (10,2%) и Джизакской (6,6%) областях.

 

Больше всего их проживает в Республике Каракалпакстан — 24,8%. В Ташкенте казахи составляют примерно 2% населения, занимая 4-е место среди представленных в городе этносов. В целом казахская диаспора в Узбекистане насчитывает от 1,5 до 2 млн человек.

 

Что касается казахстанского бизнеса, то у него в Узбекистане нередко возникали проблемы, и вряд ли новые власти сразу изменят устоявшиеся правила игры. Иностранному бизнесу в Узбекистане в принципе нелегко из-за отсутствия свободной конвертации валюты, незащищенности от рейдерского захвата, желания власти национализировать лакомые активы. Это уже пережила российская МТС, также вмиг был разгромлен почти весь турецкий бизнес в республике. Были проблемы и у казахстанского. Так, холдинг United Cement Group (UCG) даже подавал в международный арбитраж иск на правительство Узбекистана в связи с решением о передаче его акций в ОАО «Бекабадцемент» в пользу государства. В 2006 году казахстанское ТОО «Каспийские ресурсы» (ныне UCG) через аффилированные структуры приобрело на фондовом рынке Узбекистана пакет в размере 54,7% акций ОАО «Бекабадцемент», который затем был снижен до 51,53%. Остальные 48,47% принадлежали миноритарным акционерам и трудовому коллективу.

 

Бизнес приспособится

 

Как заметил политолог Марат Шибутов, проблем у казахстанских бизнесменов в Узбекистане много: проверки, пошлины, двойной курс сума и давление власти. Как и у узбекских бизнесменов в Казахстане: проверки, пошлины, коррупция. Но все это не отменяло и не отменит сотрудничество в будущем, убежден он.

 

Отметим, что по итогам 2015 года товарооборот между Узбекистаном и Казахстаном составил $3 млрд, и поставлена задача довести его до $5 млрд.

 

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов считает, что базой системы взаимного экономического сотрудничества между странами может служить партнерство в реализации проектов по транзиту энергоносителей. Да и в целом динамика торгово-экономических отношений выглядит достаточно убедительной: Казахстан входит в пятерку основных торговых партнеров Узбекистана, с долей в общем товарообороте порядка 10%.

 

Любопытно, что аналитики Азиатского банка развития предсказывают, что богатый газом Узбекистан обойдет Казахстан и станет крупнейшей в Центральной Азии экономикой уже к 2035 году. Посредством добычи новых запасов газа в юго-восточном регионе Газли и налаживания связей с Китаем Узбекистан будет увеличивать свою экономику со среднегодовой скоростью 6,4%, с почти $28 млрд в 2010 году до более чем $128 млрд в 2035 году, убеждены они. К тому же, по данным МВФ, внешний долг по отношению к ВВП в Узбекистане на конец 2015 года составил 11,6%, в то время как в декабре 2015 года министр финансов РК Бахыт Султанов сообщил, что в Казахстане внешний долг составляет 15-17% по отношению к ВВП. В абсолютных цифрах эта разница выглядит существенной. Так, по подсчетам ЦРУ США, общая внешняя задолженность Узбекистана составляет $8,751 млрд, в то время как в Казахстане этот показатель достиг по итогам 2015 года $153 млрд.

 

Так или иначе, но экономические отношения двух стран вне зависимости от политической турбулентности, скорее всего, продолжат развиваться.

 

Другой важный вопрос — станет ли преемник Ислама Каримова в свойственной ему манере продолжать условное соперничество с Казахстаном. Ведь известно, что обойти любой ценой Нурсултана Назарбаева было одной из идей фикс узбекского лидера. Даже более высокая строчка в командном зачете на последней Олимпиаде в Рио преподносилась в СМИ соседней республики как «мы обошли Казахстан».

 

В духе соперничества

 

Алишер Хамидов считает, что соперничество никуда не денется, узбекские элиты заражены этой идеей, считая себя наследниками Тамерлана; они убеждены, что Узбекистан должен стать экономическим гигантом региона и лидером во всем.

 

Эксперт заметил, что соперничество Узбекистана и Казахстана имеет давнюю историю и относится еще к советскому времени. Поговаривали, что своего рода состязание за лидерство в Средней Азии и симпатии Москвы начали еще первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев и первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидов. Однако означенная конкуренция не мешала в том числе и в советское время выстраивать достаточно тесные отношения. После обретения странами независимости и Каримов, и Назарбаев хоть и продолжили борьбу за региональное лидерство, но пришли к выводу, что лучше это делать при взаимном учете интересов народов и развитии торгово-экономических связей.

 

Также эксперт сомневается, что с приходом нового президента в Узбекистане вдруг решат стать частью евразийского пространства и войти в тот же ЕАЭС.

 

«Имея огромную армию гастарбайтеров в России, Ташкент продолжает гнуть свою по сути антироссийскую линию в регионе Центральной Азии. Исламу Каримову в значительной степени удавалось продавливать собственное «особое мнение», и существенных рычагов воздействия на Узбекистан у Кремля нет. Эта линия, вероятно, продолжится. В частности, во время истории с МТС, когда Москва была поставлена перед фактом экспроприации компании, это проявилось крайне наглядно. Немалую роль в этом сыграло постепенное ограничение российского информационного влияния в этой стране. В Казахстане ситуация развивается иначе. Нурсултан Назарбаев изначально делал ставку на евразийскую интеграцию, воспринимая Запад как надежного экономического, но вряд ли политического партнера. С одной стороны, эта политика приносит свои плоды, в первую очередь экономические. Но зависимость Казахстана от России куда заметнее, чем у Узбекистана. Но и возможностей для маневра и переориентации своего внешнего вектора на западное направление тоже гораздо меньше. Сюда надо добавить и чрезмерное российское информационное влияние в РК. Обе ведущие республики ЦА, артикулируя политику многовекторности, на выходе получили совершенно разные подходы к своим международным партнерам», — заметил Алишер Хамидов.

 

В целом эксперты сходятся во мнении, что, как бы ни развивалась ситуация в Узбекистане, ждать серьезного переформатирования отношений этой страны с Казахстаном не стоит.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме