• Мадина Мадреймова

  • 24 августа 2016

Иногда стоящие идеи рождаются в момент разочарования

 

Успех некоторых людей определяют в денежном эквиваленте и положением в обществе, в то время как мерило достижений нашей героини — дети. Венера Байжигитова, генеральный директор Global Student Center, одного из крупнейших языковых центров страны, поделилась своей историей женского лидерства.

 

Венера, наблюдая за успехами и прогрессом вашего языкового центра, в первую очередь хочется спросить: трудно ли строить бизнес женщине?

 

Конечно, трудно. Но не потому, что ты в юбке, а из-за того, что сам бизнес никогда не дается легко. Первые годы я чувствовала себя маленькой рыбкой, окруженной акулами. Тогда я только проникала в эту среду, пыталась освоить стратегию и делать первые шаги к успеху, но на меня тут же набрасывались хищники, пытались строить козни, переманивать клиентов. Это и сейчас нередко бывает. В таких ситуациях важно проявить стойкость, забыв о своей «слабой» природе. Когда кто-то давал мне «пощечину», я никогда не отвечала тем же. Мне гораздо удобнее и спокойнее сделать еще один шаг вперед, чем стоять на месте и топтаться в одной грязи с этим человеком. В бизнесе нет деления по половой принадлежности, здесь есть труд и лень, и выигрывает всегда первый.

 

Известно, что в GSC преподают иностранные языки и отправляют на обучение за рубеж. Почему вы решили выбрать именно образовательную нишу? В чем ее особенности?

 

Как говорится, лучшие инвестиции в будущее — это инвестиции в себя. Сегодня знание языка — это уже не роскошь, а предмет первой необходимости. Согласитесь, во времена мыльных опер о долларе и тенге самой ценной и стойкой валютой остается образование. Его не сломает ни время, ни кризис, и ничто в принципе. Я получала высшее образование в Чехии и Швейцарии, поэтому знаю, сколько возможностей открывается перед тем, кто владеет иностранными языками. Гораздо легче устроиться на работу и развиваться. Можно даже начать с должности официанта, а с этим опытом все становится нипочем. Я очень люблю детей и хочу внести свой вклад в их становление как лидеров. Это не только моя личная философия, а миссия всей нашей команды.

 

Скажите, есть ли у компании особая предыстория? С чего все начиналось?

 

Иногда стоящие идеи рождаются в момент разочарования. Серьезно. Окончила школу, и мы с родителями выбрали отправляющую организацию в Чехию, подобную нашей. Все было хорошо, но только до вылета в Прагу. Представить только: меня, семнадцатилетнего подростка, никогда не выезжавшую за пределы Кызылорды, не встретили в аэропорту чужой страны. В кармане у меня была тысяча долларов, и я, до ужаса испуганная и растерянная, тогда зареклась, что в будущем открою самую ответственную и идеальную образовательную компанию. Освоившись в Чехии, уже в 2007 году я начала осуществлять свое обещание из «подручных средств»: открыла сообщество в сети «ВКонтакте» и начала предлагать свои недорогие, но качественные услуги. Через некоторое время я перевелась на грант. Помню, как я страшно уставала, потому что приходилось совмещать учебу, должность официантки в местном кафе и продвигать свой мини-бизнес. У меня не было богатых родственников или значимых связей, поэтому деваться было некуда. Так продолжалось до Швейцарии, где у меня появилось больше возможностей и друзей. Обучаясь в Glion, я параллельно занималась агитацией студентов из Казахстана в этот университет. Уже позже я открыла языковую школу, и список университетов для посредничества тоже пополнился.

 

Каковы ключевые преимущества обучения за рубежом? Не оказывается в последующем так, что наши студенты остаются там навсегда? Если да, какие вы предпринимаете меры, чтобы они вернулись на родину?

 

Во-первых, обучение вне дома воспитывает самостоятельность. В чужой стране с иным менталитетом, в отсутствие мам и пап ребята учатся всему сами. Взросление происходит именно тогда, когда тебя некому огородить и вся ответственность ложится на твои плечи.

 

Во-вторых, учеба позволяет экономить время. К примеру, бакалавриат в Казахстане длится в среднем четыре года, причем студенты изучают только теорию, практика проходит в основном для галочки. За рубежом и теория, и практика занимают два с половиной года. Выпускник, поехав туда, в 21 год возвращается настоящим профессионалом, знающим, что такое труд и деньги.

 

В-третьих, в заграничных вузах отсутствует коррупция, и качество образования, соответственно, выше. То есть при каждой попытке подкупить преподавателя ты оказываешься на волоске от отчисления.

 

Что касается их дальнейшей жизни, то она никак не может находиться под контролем. Наши студенты после окончания зарубежного вуза часто остаются работать в стране, в которой обучались, а некоторые даже строят семьи. Скажу честно, сравнить жизнь в Казахстане и в государствах, куда мы отправляем детей, довольно сложно. Там гораздо выше уровень жизни, приемлемые зарплаты и кажется, что и люди более мотивированные. Но правду говорят, что хорошо там, где нас нет. Я даже не знаю, возможно ли заставить студентов вернуться на родину против их воли. Однако я стараюсь показывать все на личном примере. Я вернулась из Европы, строю бизнес здесь, хочу развиваться в своей стране, внедряя зарубежный опыт. У меня есть первые выпускники, которые возвратились домой и нисколько об этом не жалеют. Чем наша страна хуже другой? Как говорил Абай Кунанбаев, у нас народ ленивый. Мы хотим перемен, но не понимаем, что это только в наших руках.

 

Получается, студенткой вы много работали. Если не секрет, какую сумму вы успели накопить для старта бизнеса?

 

В один из дней я прочитала книгу «Самый богатый человек в Вавилоне». Автор советовал немедленно откладывать деньги, поэтому я открыла депозит в Чехии. За время обучения накопила почти 12 тысяч долларов. Кажется, что для студента сумма огромная, но сколько за ней труда, времени и слез — аж страшно представить! Я действительно изводила себя на нет. Так вот, в год окончания вуза случилась девальвация, и мои сбережения... возросли втрое! Тогда я осознала, что кому-то девальвация только на руку. Эти деньги и послужили фундаментом для моих начинаний.

 

На что вы делали упор, открывая GSC?

 

На качество. Абсолютно во всем. Вообще, первое, с чем я столкнулась на родине, — это отсутствие сервиса. Невероятно, но даже в самых дорогих заведениях не было подобающего обслуживания. Трудно было сравнить какой-нибудь уличный киоск Праги с люксовым рестораном Казахстана. Никто тебе лишний раз не улыбнется, не спросит, как дела, чем помочь. Это сейчас, благодаря конкуренции и требовательности народа, где-то можно встретить правильное взаимодействие с клиентами. Стоит признать, что в первое время нашей работы соотечественники были слегка озадачены неподдельной любезностью наших сотрудников, боялись какого-то подвоха, но со временем все привыкли. Мы перевоспитали своих клиентов. (Смеется.) Моя команда никогда не обещает скорость, потому что быстро запомнившееся быстро забывается. Вместо этого педагоги предоставляют гарантированный результат. Наш главный приоритет на рынке — это сплоченная команда. Все ребята молодые, энергичные, влюбленные в детей и свою миссию. Расстояние никогда не было помехой для дружбы и сплоченности преподавателей, несмотря на то что филиалы у нас в трех городах: Астане, Алматы и Актау. Для этого я часто провожу тимбилдинги и разные культурные тусовки.

 

Расскажите подробнее о сотрудничестве с молодыми видеоблогерами (вайнерами) Казахстана.

 

Это отдельная история. Первый коллектив вайнеров, который я захотела немедленно в свою команду, — это Jokeasses. Молодые ребята Назим и Бексултан — выпускники топового университета Казахстана. Своей любовью к жизни они подают пример подрастающему поколению. Я их называю «ақ балдар» — «светлые мальчики». Наш новый офис в Алматы под их контролем. Мы расписали вместе стратегию развития, основные задачи и приоритеты. Что касается других вайнеров, то с ними у нас очень дружеские отношения, я часто забираю ребят путешествовать и исследовать разные университеты. Они играют роль некоего моста между нашим языковым центром и молодежью страны, могут четче и веселее рассказать о нашей работе, нежели какое-то рекламное агентство.

 

Вы — пример для многих женщин. Скажите, не мешает ли подобная загруженность с командировками устроить свою личную жизнь?

 

Любой бизнес «с нуля» не допускает личной жизни как минимум три года. Эту заповедь я прочла в одной из книг Брайана Трейси. Когда я открывала бизнес, у меня был партнер. Тоже девушка. В августе 2010 года мы подписали договор о том, что три года не будем строить семьи. По иронии судьбы уже в октябре она вышла замуж. Но я на нее не злилась, ведь каждый расставляет приоритеты по-своему. Руководство компанией легло на мои плечи, но я отложила замужество, а не личную жизнь. Так что жених у меня есть и всегда был. (Смеется.) GSC — это мое дитя, которое растет нереально быстрыми темпами. Я иногда за ним совсем не успеваю. Мой распорядок дня оставляет желать лучшего. Бывают дни, когда я летаю по 5-6 раз. Но за пять лет с рождения GSC я никогда не уставала. Все-таки когда бизнес у тебя в лице любимого дела, даже отдых не нужен. Каждый день — настоящий праздник.

 

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по проекту