• Аскар Муминов

    корреспондент

  • 18 августа 2016

Как закалить экономику?

 

Грандиозные мероприятия в разных странах, на которые расходуются колоссальные деньги из бюджета, все чаще попадают под огонь критики. О том, как минимизировать риски ЭКСПО в Астане и не повторить судьбу Олимпиады в Рио, мы побеседовали с экспертами и представителями общественности.

 

Завершающиеся на этой неделе Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро претендуют на статус одних из самых провальных в истории. Они существенно подорвали экономику Бразилии, однако ожидаемого эффекта, связанного с наплывом туристов, так и не случилось, как, впрочем, и роста инвестиций в эту страну. Между тем популярность самой идеи Олимпийских игр падает, с каждым соревнованием доля их телепросмотров падает, все меньше людей стремятся попасть на сами игры.

 

Конечно, ЭКСПО и Олимпиада — совершенно разные по тематике мероприятия, но все-таки есть у них и общее в связи с масштабностью и грандиозностью событий.

 

В свете этого не кажется удивительным и двойственное отношение казахстанцев к проведению международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Ведь нет никаких гарантий, что и ее не постигнет та же участь, что и бразильскую Олимпиаду. И как сделать так, чтобы все-таки удалось «отбить» потраченные деньги? Высказать свое мнение по этому поводу мы попросили экспертов, как сторонников, так и противников предстоящей ЭКСПО-2017.

 

Айкын Конуров, депутат парламента РК

 

Думаю, что такие крупные проекты, как Олимпиада или ЭКСПО, всегда были и будут в большей части имиджевыми. Претендент заявляет, что готов провести весьма затратное мероприятие, а в случае выигрыша права на проведение должен во что бы то ни стало реализовать проект. В небольшой период стабильности после Второй мировой войны большая часть проектов стала успешной, ведь экономики стран росли на заемных средствах как на дрожжах. Сегодня ситуация противоположная: идет глобальный экономический спад, нарастают риски терроризма, геополитические противостояния отражаются на всех странах. В этих условиях говорить об окупаемости проекта ЭКСПО не приходится. Остается только сохранить лицо. Инфраструктура, что останется после ЭКСПО, пригодится в любом случае. Тут планы и по МФЦА со всей его инфраструктурой, и технопарк, и офисы класса А, которые будут востребованы компаниями вокруг вышеуказанных проектов. Предполагаю, что и торговые центры на этой территории обретут своих покупателей, ведь старые поднадоели, да и жилые массивы бизнес- и премиум-класса, куда переезжает элита за новым качеством жизни, обеспечат поток. Как это отразится на проектах Старого города и левого берега, — это уже другой вопрос. Но куцее одеяло потребительского спроса городок ЭКСПО перетянет на себя. Думаю, что инвесторы уже давно обращают минимальное внимание на имиджевые проекты стран, ведь есть более эффективные критерии оценки экономик стран, которые рассматриваются как привлекательные для инвестиций.

 

Алибек Алияров, генеральный директор и учредитель компании Pride Investments

 

Конечно, проведение таких масштабных мероприятий — затратное дело, а окупится ли наша ЭКСПО-2017, — вопрос. Ее общая стоимость оценивается в 3 млрд долларов, и это не окончательная сумма, если она превысит 5 млрд, я не удивлюсь. Нынешняя Олимпиада в Рио показывает, что расходы на такие мероприятия очень больно бьют по государственной казне. И ЭКСПО-2017 не исключение, например, сейчас выделяют из ЕНПФ деньги на финансирование объектов на территории ЭКСПО, хотя они непосредственного отношения к выставке не имеют. Такие большие мероприятия — это политический ход, если в развитых странах это может привлечь инвестиции, то у нас вряд ли получится, пока развита коррупция. Если говорить об использовании объектов ЭКСПО после окончания выставки, то эти объекты не будут приносить большой прибыли.

 

Артур Цыганов, аналитик Центра государственно-частного партнерства

 

Олимпиада в Рио-де-Жанейро не такая дорогая на фоне других. Так, организация летних Игр стоила Барселоне 7 млрд долларов (1992), Афинам — 11 млрд долларов (2004), Лондону — 14,8 млрд долларов (2014). В 2016 году организация олимпиады обошлась Бразилии в 9,77 млрд долларов, что выглядит весьма бюджетно.

 

При этом 60% вложенных средств — частные. Соответственно, размер вложенных бюджетных средств составляет порядка 4 млрд долларов. Еще 60% этой суммы приходятся на строительство и реконструкцию инфраструктуры, что весьма сложно назвать пустой тратой денег. Ввиду всего вышесказанного не стоит смотреть на олимпиаду в Рио столь пессимистично. Что касается Казахстана, то действительно, проект ЭКСПО-2017 весьма дорогой. Бюджет выставки составляет 3 млрд долларов, при этом ожидается, что выставку посетят 2 миллиона человек, из которых 15% будут иностранцами, каждый из которых — это потенциальный инвестор в экономику Казахстана. Организация такого проекта дает стимул к строительству и обновлению инфраструктуры Астаны, которая, в свою очередь, положительно влияет на качество жизни. Проведение такой масштабной выставки, как «Астана ЭКСПО-2017», показывает международным инвесторам и простым гражданам, что Казахстан весьма сильно отличается от других стран Центральной Азии. При этом объекты, которые останутся после ЭКСПО-2017, переформатируются под инфраструктуру международного финансового центра «Астана», который начнет свою работу 1 января 2018 года. В целом государства вряд ли откажутся от организации подобных мегапроектов, так как они способствуют повышению имиджа страны и в частности города, в котором реализуется проект. Это особенно важно для такой молодой столицы, как Астана. При этом она играет очень важную роль в проекте Экономического пояса Шелкового пути. Организация такой крупной выставки может дать некий образный мандат Казахстану на право быть одной из ключевых стран пояса.

 

Александр Егоров, аналитик ГК TeleTrade

 

Не совсем корректно проводить сравнение Игр-2016 в Рио-де-Жанейро с выставкой ЭКСПО-2017. И экономические, и социальные условия принципиально отличаются. Изначально проведение олимпиады в Рио было связано с большими рисками, которые, по всей видимости, и реализуются и в экономическом плане, и в плане восприятия Бразилии как страны, не готовой к проведению крупных международных мероприятий, в том числе с точки зрения безопасности. Современный Казахстан — страна относительно молодая, но с многовековой историей. А с точки зрения экономики — обладающая богатыми природными, промышленными и людскими ресурсами. Безусловно, проведение такого крупного международного мероприятия — это, прежде всего, политический проект, призванный показать зрелость и силу государства, авторитет действующего правительства и президента. Стоит отдать должное организаторам, пиар-кампания предстоящей выставки проходит на высоком профессиональном уровне и достойно представляет страну на международной арене. Если проводить исторические параллели, то факт проведения международных выставок может придать импульс более динамичному развитию страны в целом. С точки зрения экономики важно оценить эффективность создаваемой инфраструктуры и ее дальнейшее рациональное использование. При этом важно проводить оценки не только в моменте «проведение выставки и ее мгновенная монетарная отдача», но и как перспективное использование построенных объектов, изменение инвестиционного климата и сгенерированные фактом проведения выставки инвестиционные потоки, динамики занятости и роста промышленности. По первоначальным оценкам, выставка должна была обойтись Казахстану в 1,2 млрд евро, из которых около 1 млрд планировалось сформировать за счет привлеченных инвестиций. Реальные затраты составят не менее 3 млрд — это реальность не только Казахстана, но и России, — рост затрат по ходу реализации проектов. Планы правительства вывести выставку на полную самоокупаемость и полностью возместить бюджету понесенные затраты не такие уж нереальные. С учетом планируемого количества стран-участниц и оценочного количества посетителей если не полностью, то в большей части можно возместить затраты на строительство и проведение. Дальнейшие планы по использованию построенного комплекса в качестве финансового центра с особым статусом или крупного технологического и IT-центра также открывают интересные перспективы с потенциальной отдачей. А такие крупные транспортные объекты, как аэропорт и железнодорожный вокзал, вольются в общую логистическую схему страны. Из озвученных планов по дальнейшему использованию объектов и для международных мероприятий, и для решения социальных задач следует, что у организаторов есть достаточно четкое представление, что потом со всем этим делать. С точки зрения рисков они относительно невелики. Казахстан обладает серьезным промышленным и финансовым потенциалом, чтобы реализовать этот мегапроект. В историческом плане время все расставляет на свои места. И даже если на каком-то этапе подготовки население может испытывать некоторый дискомфорт, в том числе и экономический, то перспективы более активного выхода Казахстана на международную арену, причем в ракурсе одной из самых актуальных тем современности — энергетика будущего, — это важный политический и экономический шаг. В целом крупные международные мероприятия сохранят свою актуальность и будут проводиться. Причем на фоне дальнейшей глобализации мировой экономики этот процесс может еще больше активизироваться.

 

Денис Кривошеев, политический аналитик

 

Существует мнение, что крупные спортивные мероприятия, требующие большой инфраструктуры, окупаются только в тех странах, где она есть. Например, Лондон на Олимпиаде если и не заработал, то и сильно в минус не ушел по сравнению с той же Грецией. Последствия же для Афин катастрофичны. Экономика так и не оправилась. Затраты ведь не только на объекты, но и на обеспечение безопасности, а они очень высоки; на праздничные мероприятия, на фейерверки. Большая же часть построенных к событию объектов не используются или приспособлены совсем под иные нужды. Пожалуй, только олимпийские деревни всегда с выгодой продаются, но выручка от них покрывает разве что их строительство. В подтверждение моих слов достаточно залезть в интернет и поинтересоваться, что стало со спортивными объектами, построенными специально для праздника. Да чего далеко ходить — алматинцы могут видеть судьбу миллиардов, потраченных на Азиаду. Трамплины, лыжные стадионы. Но, судя по всему, останавливаться на достигнутом страна не собирается. Как сказал недавно на встрече с премьер-министром аким Алматы Бауыржан Байбек, нам бассейнов не хватает, а значит, стоит ждать попытки ввязаться в гонку за летнее событие типа еще одной Азиады. Государство с легкостью само себе доказывает необходимость строить и участвовать, невзирая на здравый смысл и экономическую логику. Главный аргумент — после мероприятия останется инфраструктура, и это вполне «прокатывает» на совещаниях и отчетных конференциях. Можно доказать и необходимость стадиона в будущем, но вот незадача: все эти объекты потом ложатся тяжким грузом на бюджет. Они стоят пустыми, потому что задешево их сдавать нельзя, а задорого они никому не нужны. Стоят десятки стадионов пустыми, устраиваются там меховые ярмарки или медовые базары, а дети тренируются на кривых уличных площадках.

 

Что касается ЭКПО. С самого начала говорил, что это не самая здравая затея. Деньги будут потрачены зря, и вот почему. Наши пропагандисты даже «Википедию» поменяли, чтобы до людей не дошла разница между двумя разными событиями — World EXPO и специализированная выставка, что проходит в Казахстане. Между ними принципиальная разница. Большая выставка не имеет тематики, это, так скажем, «выставка всего». Участники сами строят себе павильоны за свой счет. В нашем случае мы строим всё, а гости арендуют площади. За все время ни одна подобная специализированная выставка не окупилась. Последний пример — Анталийская: полный провал, несмотря на то что этот регион Турции — туристическая Мекка. Были страны, которые прозорливо отказывались, предотвращая убытки, Казахстан же смело идет вперед. Думаю, что мы надеемся повторить подвиг Южной Кореи, целью которой было поднять портовый город Есу, довести до него железную дорогу, облагородить. Астана и так прекрасно строилась без «допинга». О том, что выставка провалится, думаю, даже говорить не стоит. Нас сначала уверяли, что приедут 5 млн иностранцев, потом два, теперь уже речь идет о 350 тысячах. Это так же, как было на Азиаде, когда печать билетов обошлась дороже, чем принесла их продажа. Да, останутся площади, новые офисы и очередной торговый центр, но насколько это было нужно? По данным аналитиков, сегодня и так много невостребованной недвижимости, с введением в строй остальной предложение только увеличится. Следовательно, потребности в ней нет, как и в офисных помещениях, а значит, их будет использовать государство. Например, под финансовый центр под управлением Кайрата Келимбетова, и это во времена жесточайшего кризиса, который прогнозируют на 2017 год. Вообще, в основе всего должна быть честность. Нужно говорить с народом, объяснять. Рассказывать о целях и задачах. Нельзя просто так взять и придумать реальность. Казанские политики при подготовке к Универсиаде сразу говорили, что это шанс привести город в порядок, и ждать прибыли не стоит; так и получилось. Зато нет разочарований: Казань получила новые дороги, стадионы, общежития для университета, не строила ненужных аэропортов и офисов.

 

Ерлан Аскарбеков, пиар-директор фонда «Аспандау» и член Клуба «PR-шы»

 

Экономика государств зависит не от мероприятий. Олимпиада в Атланте тоже принесла убытки Штатам. Но это не уничтожило Америку, потому что Америка — страна богатая. Государственный долг Бразилии — 65% ВВП. Госдолг Казахстана — 12% ВВП. Чтобы наша выставка была прибыльной, нужно направить все силы на маркетинг, а не на коррупцию. Руководителям национальной компании, и бизнесу, и прессе, и обществу необходимо думать прежде всего о клиентах, о посетителях выставки, а не о бюджетных деньгах. Никогда человечество не откажется от больших затратных мероприятий, таких как Олимпиада или ЭКСПО. С древних времен все народы мира любят сравнивать себя с другими. Да и потом, большинство выставок ЭКСПО были прибыльными в первый же год. Я передавал свои стратегические рекомендации предыдущему руководству нацкомпании через определенных лиц из другой организации. Нынешний глава нацкомпании может поискать мои рекомендации в собственных архивах, а на страницах газеты не принято печатать планы продвижения. Инфраструктура выставки нужна, прежде всего, для инновационного бизнеса. Выставочные павильоны, рестораны, гостиницы, дороги — все это нужно использовать для МСБ. Бизнесмены должны в первую очередь смотреть на ЭКСПО как на уникальную возможность, а не проблему. Инвестиционная привлекательность государства определяется близостью мировых океанов, соблюдением прав инвесторов и богатством ресурсов, а не масштабными мероприятиями. Чтобы «отбить» затраты, предлагаю через месяц после выставки запустить безналоговую экономическую зону для всех видов бизнеса.

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме