• Хе Олег

    Издатель

  • 27 июля 2016

Выход из комфортной зоны

 

Председатель наблюдательного совета холдинга Asia Waters Шалкар Нуртлеуов — об удовольствии зарабатывать деньги, о чутье в бизнесе, воспитании детей. И, конечно, о своей большой идее.

— Шалкар, в недавнем прошлом вы были наемным менеджером, сейчас — инвестор и совладелец компании. Чувствуете, что ваша жизнь эволюционирует? Чувствуете себя на гребне волны?

— По моим ощущениям, волею судьбы я с детства был на волне. И когда я рассказываю своим детям и племянникам о своей юности, они не верят, что это было на самом деле. Например, мне удавалось зарабатывать в 6-7 лет. Я уже тогда четко понимал, что такое деньги и как их можно зарабатывать вместо того, чтобы тратить время впустую. Летом я ездил в аул к бабушке в Жаркентский район и полол кукурузу. Взрослые набирали школьников из аула, я присоединялся к ним. Мне давали тяпку. Вечером я ее затачивал, а утром шел с ней полоть. Обедали там же, в поле, на свежем воздухе. А еще за работу детям платили. Мне все это нравилось уже тогда.

— Нравилось полоть кукурузу или зарабатывать?

— Зарабатывать. Работу я тогда особо не осознавал. В 7 утра всех собирали на центральной площади аула в маленький автобус. Ты ко всем примыкаешь, в проходе складываешь тяпки, минут 40 едешь до поля, все вокруг поют советскую попсу типа «я буду долго гнать велосипед». Это было весело.

 

80lvl

 

— Ребенок проще относится к работе.

— Да, для него это развлечение. А в конце еще и удовольствие — я четко осознавал, что получу свои заветные 20-25 рублей. Приеду в Алма-Ату и куплю сандалии, портфель...

— Велосипед.

— Даже не велосипед. Я готовился к школе и покупал практичные вещи. Семья-то у нас была большая. Мама преподавала и до сих пор преподает английский язык в университете. Отец — водитель на аварийной машине. Потом какое-то время был инженером в Министерстве сельского хозяйства. Так что конец 80-х и начало 90-х годов были суровыми для нашей семьи. Поэтому летние каникулы старался проводить эффективно. Долгое время мы жили во времянке, затем переехали в микрорайон «Аксай». И я помню дом, в котором мы жили. Он был на краю Алма-Аты и окнами выходил на кукурузное поле.

— Кукуруза вас преследовала везде.

— Да. Но это было такое счастье, что мы переехали в благоустроенную квартиру. И сколько себя помню, всегда ловил моменты, чтобы подзаработать. Я работал и пионервожатым, и на животноводческой ферме — собирали умерших баранов, разделывали их, шкуры сдавали, а туши сжигали на полигоне. Это был детский труд, законный в те времена. Родители, конечно, могли меня обеспечить всем необходимым, но я уже привык не бездельничать. Под конец учебного года, в мае, я звонил тете в аульскую библиотеку и просил, чтобы она мне подыскала место — на поле или в пионерском лагере. С одной стороны, было интересно. С другой — хотелось быть полезным для своей семьи. Помните, в годы перестройки был дефицит товаров даже первой необходимости, продукты по талонам, огромные очереди везде? Много домашних обязанностей было на мне — старший брат был в ауле, младшим самим надо было помогать. Бегать с талонами по магазинам, стоять в очередях, добывать самое необходимое — было на мне. Это научило меня дисциплине и практичности. Во многих делах я находил для себя пользу. Например, мне нравилось косить траву, поскольку я понимал, что когда машешь косой, то тренируются руки, торс. Это потом мне сильно помогало в занятиях боксом. Вот видел такие взаимосвязи.

— Нравилось прямо все делать?

— Конечно, нет. Я ненавидел стоять в очередях. Отправляешься в магазин, кажется, за мелочью — рыбными консервами или десятком яиц, а все равно нужно стоять в очереди.

— И это тоже развивает. Скажем, терпение.

— Абсолютно верно. И силу воли. Многие мои сверстники помнят, как родители будили нас в 5 утра, давали бидон и отправляли за молоком. Я долго шел через частный сектор в универсам, там ждал, когда привезут молоко. Потом длинный путь обратно. И это по тем временам было нормально. Сейчас же совсем другое время. Все есть, изобилие, комфорт. А мы жили совсем в других условиях.

— Воспоминания тех времен многим покажутся обычными. Для меня, например. Но почему вы считаете, что даже в то время были на волне?

— Я, например, очень часто менял школы. Это похоже на мою профессиональную карьеру: я работал в Daewoo, в «Тенгизшевройле», в «Сумитомо корпорейшн», очень серьезную школу прошел в составе «Астана групп» — три года руководил компанией «Хюндай». И эта постоянная смена постов и зон комфорта сложилась у меня в детстве. Первые два класса я учился в русскоязычной школе. Затем меня передали в казахскую школу. Я вообще ничего не знал по-казахски! Эти стрессовые ситуации, адаптация к новому у меня были уже в детстве. Это мы сейчас переживаем: как переведем ребенка в новую школу? Его надо психологически к этому подготовить! Создать условия, чтобы не было стресса и т. д. А меня мама просто отправляла в новую школу, не думая ни о каких возможных психологических травмах. Помню, зима, самостоятельно на автобусе нужно добираться до школы, там меня как новичка все бьют и задирают. Дома никому не пожалуешься. Потом мы переехали в другой район города, там меня ждала новая школа. Это уже пятый класс и новые дети.

— И опять нужно выстраивать отношения со сверстниками.

— Конечно. И опять эти конфликты, адаптация, поиск друзей. К тому же когда ребенок в стрессе, это сказывается на его успеваемости. Я плохо тогда учился, пропускал уроки, чтобы ходить на тренировки по боксу. Сменил позже еще одну школу, и там занятия боксом дали о себе знать — я мог постоять на себя. У меня растут сыновья, и им тоже предстоит понять, что в подростковом возрасте статус «в стае» намного важнее, чем интеллектуальные или какие-то другие способности. Для мальчика важно уважение окружающих. Я прошел то же самое, когда попал в новую школу, показал зубы нескольким обидчикам, и сразу все встало на свои места, в том числе и учеба. Психологический настрой очень важен. В итоге я успешно окончил школу. Правда, в 1994 году, когда поступал в университет, на одно место на «блатных» факультетах, будь то юридический или экономический, было очень много претендентов. Многое решали связи. В итоге я поступил на филологический факультет КазГУ, там у меня было больше шансов пройти.

Вторая часть интервью


Третья часть интервью

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по проекту