• Аскар Муминов

    корреспондент

  • 22 апреля 2016

Охи в Дохе

 

Мировая операция по заморозке добычи черного золота закончилась провалом. Чем чреват срыв переговоров производителей нефти?

 

Провал переговоров стран — экспортеров нефти в столице Катара, которые прошли в минувшее воскресенье, по словам аналитиков, был вполне предсказуем. Слишком много противоречий накопилось среди крупных игроков на рынке углеводородов, чтобы можно было их решить за раз. Казахстану же отведена скромная роль наблюдателя, от которого в сложившейся ситуации мало что зависит, говорят эксперты нефтяного рынка. Несмотря на то что после известия об отсутствии договоренностей в Дохе цены на нефть пошли вниз, уже 19 апреля негативный тренд был переломлен, и они вновь выросли. По словам экспертов, такое ценовое ралли может продолжиться, а ждать существенного прорыва на запланированной встрече экспортеров нефти в июне не стоит.

 

Дно где-то рядом

 

Политик Айкын Конуров заметил, что еще до встречи в Дохе ситуация на нефтяном рынке уже прошла определенное «дно». Цены остановили падение и начали некоторый рост. «Он очень медленный, но это лучше, чем неоправданно быстрый подъем, надувающий пузыри. Стали укрепляться валюты нефтедобывающих стран. Казахстан же последние два месяца играет на рынке против собственной валюты, чтобы не допустить ее чрезмерного усиления», — отметил он.

 

Тем не менее, по словам спикера, крупнейшим экспортерам нефти постепенный рост показался недостаточным, и они предприняли попытку искусственно его взвинтить через заморозку добычи. Она провалилась — и не только из-за того, что в переговорах не участвовал Иран, а потому, что нельзя пойти против фундаментальных факторов. Глобальный рынок коренным образом изменился. Помимо падения цены произошли качественные изменения, связанные с внедрением новых технологий, прежде всего, сланцевых. Претерпела изменения и структура рынка — небольшие высокотехнологичные компании оказались эффективнее огромных неповоротливых госкомпаний. Сланцевая добыча в США позволяет легко нарастить объемы производства, если будут какие-то ограничения предложения, заметил он.

 

«Краткосрочный эффект провала переговоров в Дохе мы уже наблюдаем — произошло падение цен на нефть и ослабление валют экспортеров. Через какое-то время эта реакция сойдет на нет. Долгосрочный же эффект заключается в том, что рынок увидел неспособность экспортеров нефти согласованно влиять на ситуацию», — отмечает Айкын Конуров.

 

По его словам, из-за низких цен на углеводороды по всему миру упали инвестиции в проекты по их разведке и добыче, многие компании сократили добычу, притом что спрос все-таки увеличивается. «Поэтому в будущем нас ожидает постепенное повышение цен, но без возврата к прежним показателям. Странам, доходы которых зависят от экспорта нефти, придется приспосабливаться к новой реальности — либо сокращать расходы, либо искать новые источники доходов. Большинство из них, включая Казахстан, пока не делают ни того, ни другого, пребывая в режиме подпитки из резервов. Но встреча в Дохе дала отчетливый сигнал, что пора действовать, — делится спикер. — Судя по тому, что Казахстан согласился принять участие в катарской встрече, мы все еще надеемся на «нефтяное чудо». Само это участие было символическим, нас пригласили, скорее, для обеспечения представительства. Большая часть нашего экспорта приходится на зарубежные компании, поэтому возможности государства влиять на общие объемы поставок на внешние рынки незначительны».

 

Волновые колебания

 

Аналитик инвестиционной компании «Финам» Богдан Зварич также считает, что результат переговоров в Дохе вполне ожидаемый. Неоднократно перед встречей Саудовская Аравия заявляла, что не готова пойти на заморозку, если к соглашению не присоединится Иран, который даже не прислал своих представителей на нее. К Ирану присоединилась Ливия, которая также не согласна замораживать добычу. «Когда встреча только затевалась, нефть торговалась в районе 30 долларов за баррель, а сейчас цены для Саудовской Аравии более привлекательные, что позволяет ей не идти на компромисс в вопросе уровней добычи», — поясняет Богдан Зварич.

 

По словам эксперта, уровень договороспособности стран — производителей нефти имеет обратную зависимость от цен на нефть. Чем ниже цены, тем больше шансов на то, что все производители будут согласны на заморозку добычи. В случае если рынок энергоносителей обновит январские минимумы, вполне возможно, что страны будут готовы пойти на снижение добычи. Пока же цены выше 40 долларов за баррель, вероятность договоренностей выглядит минимальной.

 

«Пока рынки фактически проигнорировали результаты встречи в Дохе. Однако если сопутствующие факторы, такие как запасы и добыча в США, а также наращивание добычи Ираном будут способствовать продажам на рынке энергоносителей, игроки еще неоднократно вспомнят встречу в Дохе и отыграют ее результаты. Заморозка уровня добычи привела бы к быстрой (по некоторым оценкам, в течение полугода) ребалансировке спроса и предложения на рынке, что уберет перепроизводство нефти, которое в последние годы давит на рынок энергоносителей. Это должно позитивно сказаться на ценах и привести к их росту. В результате, если цены продемонстрируют еще одну волну снижения, игроки рынка могут вновь вернуться к вопросу заморозки», — убежден Богдан Зварич.

 

Сырье и так переоценено

 

Нефтегазовый аналитик, доктор Университета регионоведения «Ханкук» из Южной Кореи Ровшан Ибрагимов заметил, что дешевая нефть также становится причиной увеличения спроса, однако это можно наблюдать лишь в среднесрочном плане. Можно сказать и то, что итог встречи в Дохе, в принципе, был ожидаем в первую очередь потому, что у основных производителей, которые приняли участие в ней, разные стратегические подходы к энергетической стратегии.

 

По словам аналитика, причиной падения цен в конце 2014 года стало наращивание производства нефти со стороны Саудовской Аравии, которая пыталась таким образом обрести новые рынки и вытеснить более дорогую сланцевую нефть. Однако эти цели полностью не были решены. США продолжают наращивать производство, также растет добыча нефти и у других основных производителей. Россия — одна из таких стран. Кроме того, после санкций пытается восстановить свои прежние позиции Иран.

 

«Что касается участия Казахстана, то эта страна, так же как Азербайджан и другие небольшие производители, прежде всего, были в качестве наблюдателей. Играет роль и то, что вместе мелкие производители отчасти также могут повлиять на ситуацию. Есть и психологический момент, связанный с количеством стран, поддержавших инициативу о замораживании производства, что также может повлиять на ситуацию на рынке. В любом случае в первые дни после встречи в Дохе рынки отреагировали прямо противоположно ожидаемым результатам, а именно — цены на нефть несколько выросли. Однако в среднесрочном плане вновь возможно их падение», — сказал Ровшан Ибрагимов.

 

Генеральный директор и учредитель компании Pride investments Алибек Алияров заметил, что даже заморозка добычи нефти на уровне января не поможет стабилизировать рынок нефти, так как январь 2016 года был рекордным месяцем по уровню добычи. «Только страны ОПЕК добывали 32 млн баррелей в сутки при квоте в 30 млн. Если рассмотреть оптимистичный вариант, что в июне все члены согласятся заморозить добычу нефти на уровне января 2016 года и цена пойдет вверх, то сланцевики США опустят ее вновь за несколько месяцев. При этом вряд ли нефтяной картель будет просто наблюдать за тем, как они отбирают долю рынка, в особенности Саудовская Аравия не захочет терять свои позиции», — заметил он.

 

«Даже нынешняя цена на нефть высокая. С такой перенасыщенностью рынка она должна стоить в районе $28-22 за баррель марки Brent. Избыток нефти на рынке составляет более 1 млн баррелей в сутки. К концу лета, думаю, придет понимание, что нефти слишком много на рынке, и цена рухнет ниже $28 за баррель. К этому надо готовиться, такой тренд сохранится как минимум три года», — сказал Алибек Алияров.

 

Менять ситуацию невыгодно

 

Нефтегазовый аналитик Олжас Байдильдинов подчеркнул, что при всей парадоксальности негативного влияния низких нефтяных цен на экономику стран-импортеров ожидания экономического роста на самом деле не оправдываются. Прогнозировалось, что низкие цены на энергоносители будут существенным стимулом роста бизнеса и потребительских трат, то есть компании смогут экономить на расходах на топливо и направлять эти средства на развитие, потребители при снижении трат на энергоресурсы станут больше тратить на другие товары и услуги или больше путешествовать. «Однако снижение цен на энергетические ресурсы и другое сырье отразилось на всех экономических системах мира. Ощущение приближения финансового кризиса не привело к росту расходов домохозяйств. Именно поэтому мы видим, как в некоторых европейских странах пытаются ввести базовые выплаты всем гражданам, так как власти не могут придумать, как заставить людей тратить деньги. При этом ставки по депозитам либо отрицательные, либо на уровне 0,1-0,2% годовых», — заметил он.

 

По его словам, дешевая нефть приводит к тому, что снизилась и покупательская активность обеспеченных людей из развивающихся стран в зарубежную недвижимость и прочие дорогие покупки. «То есть рынки развитых стран стали ощущать нехватку денег из тех же самых нефтяных и других стран. При этом существенными темпами снижаются морские перевозки по многим товарным позициям из-за замедления темпов роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Получился некий замкнутый круг. Раньше эта «карусель» отлично работала благодаря сверхдоходам от продажи сырья, а сейчас не только иссякли эти потоки в развитые страны, но и начали распечатываться нефтяные национальные фонды, которые направляют средства на поддержку своих экономик, вызывая отток портфельных инвестиций с фондовых площадок развитых стран, сектора недвижимости. Поэтому тезис о вреде низких цен на нефть и сырье в целом для мировой экономики справедлив. Но, как показала встреча в Дохе, никто менять ситуацию не торопится», — сказал Олжас Байдильдинов.

 

Конспирология имела место?

 

Нефтегазовый аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов заметил, что уже появилось достаточно информации по поводу прошедшей в выходные встречи ОПЕК и независимых производителей нефти. «Ранее США собирались рассекретить доклад о расследовании терактов 11 сентября 2001 года. При этом американский конгресс подготовил проект закона, позволяющего арестовывать зарубежные счета и активы Саудовской Аравии. Поэтому не исключено, что это могло свидетельствовать о желании повлиять на руководство крупнейшей страны ОПЕК. Так или иначе, Саудовская Аравия фактически сорвала переговоры о замораживании добычи нефти. После этого, 19 апреля, власти США заявили, что у них нет достоверных доказательств причастности Саудовской Аравии к терактам 11 сентября», — провел параллель Дмитрий Лукашов.

 

Он полагает, что США, потребляющим примерно четверть добываемой нефти в мире, могут быть очень выгодны низкие цены и высокий уровень добычи. Казахстан обеспечивает примерно 2% мировой добычи нефти, что примерно равно оценке его запасов западными агентствами в размере 1,8% мировых запасов. «Это не много на фоне стран ОПЕК. Однако среди независимых экспортеров нефти Казахстан смотрится весьма внушительно и входит в первую пятерку. США занимают 3-е место по добыче нефти после России и Саудовской Аравии. Тем не менее они ее почти не продают за рубеж и являются фактически чистыми импортерами нефти. Как известно, очередное заседание ОПЕК состоится 2 июня. Пока сложно предсказать, каким будет его итог. Пока нефть находится на относительно высоком уровне. Я полагаю, что этому способствует мощное сокращение сланцевой добычи в США», — подчеркнул Дмитрий Лукашов.

 

В ожидании Кашагана

 

Председатель правления BRB INVEST Галим Хусаинов заметил, что ключевыми индикаторами на рынке нефти всегда являются ее запасы и изменение объемов производства той или иной страной. Обещания заморозки могут оказывать только спекулятивное влияние, поэтому цены на нефть упали, но другие факторы вернули тренд на увеличение стоимости сырья. В первую очередь это забастовка нефтяников в Катаре и падение запасов в США. Эксперт заметил, что это ненадежные индикаторы, и в любой момент цены могут снова пойти вниз, если не будет других факторов влияния.

 

«Если в конце следующего года будет введен Кашаган, то объемы добычи начнут расти, и в этом смысле Казахстан должен понимать, каков сейчас общий тренд добычи в мире», — подчеркнул Галим Хусаинов.

 

Политэкономист Денис Кривошеев считает, что, напротив, если Кашаган начнет работать, то сговор в Дохе мог пойти Казахстану во вред. Он заметил, что надо понимать, что Казахстан не способен влиять на повестку дня, более того, его в глобальных раскладах не берут в расчет. «Даже если республика пойдет на полную заморозку поставок нефти и страна прекратит добывать и продавать свои 1,6 млн баррелей в сутки, этот объем легко заместит на рынке любой крупный игрок. Иран довел свою добычу до аналогичного объема за пару месяцев, но задача стоит увеличить его до 4 миллионов, так что любое сокращение поставок только облегчит решение задачи, а потерянных клиентов не вернуть. Россия также не прочь подвинуть конкурентов», — заметил он.

 

Что касается США, то, по его словам, их отказ участвовать в переговорах справедлив. В Дохе собрались представители ресурсных демократий, основные производители нефти. Штаты сегодня из самого крупного потребителя превратились в производителя, способного на 100% обеспечить себя сырьем. Главная задача Америки — выдерживать такой баланс на рынке, чтобы продукт был настолько дорог, чтобы мог поддерживать добывающие предприятия в тонусе, но и настолько дешев, чтобы нефтяные режимы не получали сверхприбыли от природной ренты. «Пока американцам это удается. Нефть от максимумов в 120 долларов за баррель упала до 30 и теперь, чуть скорректировавшись, держится в районе 45. На рынке есть мнение, что даже такая низкая цена — пузырь, и он раздут намеренно, ожидая эпохального падения. Если посмотреть на диспозицию, Казахстан вообще не должен был бы участвовать в переговорах. Это не наше дело, сегодня для страны важнее диверсифицировать экономику. Страна впала в депрессию, нужна новая экономическая политика, способствующая развитию несырьевых секторов», — заключил спикер.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №10 (577) — е от 22 апреля 2016

PDF, 2.17 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме