• Аскар Муминов

    корреспондент

  • 15 апреля 2016

Хлебосольное турне

 

Дружить экономиками предлагает Казахстан. Президент Нурсултан Назарбаев продолжает свое турне сразу по трем странам, с которыми у республики взаимовыгодное экономическое сотрудничество и существенные перспективы роста товарооборота.

 

Иран, Турция и Узбекистан, которые были выбраны в качестве маршрута главы государства, являются стратегическими партнерами РК, и, судя по всему, в Астане всерьез задумались над расширением потенциала экономического взаимодействия с этими государствами.

 

Сначала президент посетил Иран. После снятия санкций с этой страны Тегеран стал активно выходить на международные рынки, при этом первое межгосударственное соглашение Иран после отмены санкций подписал именно с Казахстаном. Это был протокол между авиационными властями Казахстана и Ирана о выполнении Air Astana прямых регулярных авиарейсов между странами. C июня компания будет осуществлять прямые рейсы между Тегераном и Алматы три раза в неделю.

 

По пути с Тегераном

 

Ренессанс казахстанско-иранских отношений после отмены режима санкций прогнозировали многие эксперты. В частности, политолог Андрей Князев считает, что большой потенциал страны имеют в области торговых и транспортных связей. Казахстан может использовать транзитные возможности Ирана с целью выхода на рынки Ближнего и Среднего Востока. В свою очередь Казахстан готов выступать маршрутом для ИРИ на китайском и российском направлениях, считает он.

 

Стоит отметить, что в целом товарная структура экспорта Казахстана в Иран пока представлена довольно слабо, преимущественно пшеницей, меслином, плоским прокатом из железа или нелегированной стали. Иран же поставляет в Казахстан орехи, легковые автомобили, моторные транспортные средства. Такой ограниченный ассортимент явно не устраивает обе страны, которые поставили задачу в ближайшее время довести взаимный товарооборот до $5 млрд. При этом в 2015 году товарооборот между Казахстаном и Ираном составил всего $650 млн, из них $570 млн — это экспорт РК.

 

В структуре экспорта 75% приходятся на обработанные товары, такие как прокат труб, удобрения, и 25% на зерновые, такие как пшеница и ячмень.

 

«Ситуация, что Иран все это время был под санкциями и условия ведения торговли были ограниченны, в принципе, и объясняет то, что номенклатура казахстанского экспорта не такая уж большая», — считает председатель правления АО «KAZNEX INVEST» Мейержан Майкенов.

 

По мнению политического аналитика Наданы Фридрихсон, Иран в целом заинтересован в выстраивании экономических отношений с республиками Центральной Азии, а учитывая экономический потенциал Казахстана, то с ним в особенности. Она заметила, что в регионе Тегеран будет сталкиваться с интересами Пекина и Москвы, которые также нацелены на отстаивание своих интересов в Центральной Азии, а ключи от региона лежат в Астане, заметила она.

 

Бизнес ждет решений

 

Эксперты считают, что Казахстан, особенно в условиях кризиса, должен уметь пользоваться этими геополитическими возможностями для получения инвестиций и укрепления экономического потенциала взаимоотношений с тем же Ираном. Поэтому неслучайным оказался визит президента в эту республику именно сейчас, когда появляется все больше возможностей для запуска совместных проектов.

 

Так, в ходе визита президента удалось заключить важное соглашение о строительстве иранской компанией SUNIR трех электростанций в Казахстане. Был подписан договор о строительстве ветряной электростанции мощностью 50 МВт и двух тепловых электростанций мощностью по 250 МВт. Строительство планируется завершить за 18 месяцев.

 

Среди других значимых экономических достижений визита президента в Иран можно назвать подписание АО «Национальная геолого-разведочная компания «Казгеология» соглашения о сотрудничестве с тремя иранскими инвестиционными компаниями: Ghadir Industry & Mine Development International Co, Sadr Tamin Investment Co и SUNIR (Iran Power & Water Equipment and Services Export Company).

 

Планируется реализовать проекты в сфере поиска твердых полезных ископаемых, общий объем инвестиций в геологоразведку запланирован на уровне $30 млн.

 

Президент также провел встречу с деловыми кругами Ирана, на которой подчеркнул, что Казахстан может предложить масштабный пакет преференций для инвесторов, предусматривающий инвестиционные субсидии и налоговые льготы, и призвал иранский бизнес активно приходить в РК. Он подчеркнул, что Казахстан заинтересован в продвижении сотрудничества с Ираном в таких сферах, как медицина, биотехнологии, агропромышленный комплекс, космические технологии и на основе инновационных кластеров.

 

Не менее активно Казахстан зазывает и турецких инвесторов, о чем можно судить по информации, приходящей из Стамбула, где глава государства провел встречи с руководителями холдингов и компаний Турции.

 

Бесспорно, эта страна занимает особое место среди ключевых экономических партнеров Казахстана, хотя динамика 2015 года оказалась не столь впечатляющей. Внешнеторговый оборот между странами по итогам 2015 года составил $1,9 млрд. Экспорт из Казахстана сократился и составил $1,1 млрд, а импорт Казахстана из Турции составил всего $750 млн. Сейчас в РК работают более 1600 компаний с участием турецкого капитала.

 

К турецким берегам

 

Нурсултан Назарбаев на встрече с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом подчеркнул, что турецкие компании и холдинги могут принять участие в реализации казахстанской Программы индустриально-инновационного развития и «Нурлы жол».

 

Также он считает, что присоединение РК к ВТО открывает новые перспективы для наращивания объемов товарооборота между двумя странами.

 

Глава государства встретился с представителями 25 компаний Турции, среди них — Ulker Group, Turkuaz Group, Yildirim Group, Yildiz Holding, Akfel Holding, Aselsan Electronic, Acibadem.

 

«Несмотря на имеющиеся трудности, товарооборот между странами превышает $2 млрд. Согласно договоренности с президентом Эрдоганом, нам необходимо довести этот показатель до $10 млрд. За последние десять лет объем инвестиций, вложенных в экономику Казахстана турецким бизнесом, превысил $2 млрд. В прошлом году из десяти иностранных компаний, ведущих в Казахстане активную инвестиционную деятельность, три были турецкими. К примеру, сейчас реализуется 91 совместный проект Казахстана и Турции на общую сумму порядка $3 млрд», — отметил Нурсултан Назарбаев.

 

Дружные соседи

 

К слову, президент сегодня (15 апреля. — Ред.) посетит и Узбекистан. По итогам 2015 года товарооборот между нашими странами превысил $2 млрд. Казахстан входит в тройку крупнейших торговых партнеров Узбекистана. В РК работают 118 совместных с Узбекистаном предприятий, в соседней республике количество компаний с казахстанским участием достигло 178.

 

Стоит отметить, что между странами действуют Договор о вечной дружбе и Договор о стратегическом партнерстве.

 

Удобное время

 

Координатор аналитических проектов «Самрау» Дмитрий Михайличенко считает, что турне президента показывает, что Астана в условиях кризиса и поиска инвестиций обращает внимание на старых надежных партнеров. Он заметил, что снятие санкций с Ирана, конфликт России с Турцией — все это способствует возрастанию значения Казахстана в структуре торгового и экономического баланса евразийских стран. По его словам, возможности для интенсификации торгового и экономического сотрудничества Казахстана и Ирана существуют. Прежде всего, следует говорить об инвестициях в сельское хозяйство и промышленность, совместной реализации проектов в химической и нефтехимической отрасли. «Казахстан имеет крупные договоренности на поставку сельскохозяйственной и машиностроительной отрасли в Иран. Астана получает выходы на новые транспортные коридоры, а Иран таким образом становится ближе к процессам евразийской интеграции. Для Тегерана сейчас самое важное — обеспечить модернизацию своей инфраструктуры. В этом вопросе и Казахстан, и Россия могут активно поучаствовать в развитии Ирана», — заметил он.

 

Эксперт подчеркнул, что в свете российско-турецкого конфликта значение Казахстана возрастает и для Турции. «Не исключено, что турецкие компании будут пытаться договориться о посреднической роли казахстанского бизнеса в вопросах поставок турецкой продукции в Россию», — сказал он.

 

Помимо этого Дмитрий Михайличенко заметил, что позиции Астаны и Ташкента также совпадают по ряду ключевых вопросов, в том числе использования водных ресурсов и энергетики. Речь также идет о развитии перерабатывающих отраслей и модернизации индустриального комплекса двух стран.

 

Выход к морю

 

Старший аналитик инвестиционной компании «Альпари» Вадим Иосуб подчеркнул, что Казахстан испытывает трудности из-за того, что логистически при торговле с Западом сильно зависит от условий транзита, диктуемых Россией. «Речь идет об автомобильном, железнодорожном, трубопроводном транспорте, причем как в одном, так и в обратном направлении. Из последних примеров — запрет на транзит кондитерской продукции с Украины в Казахстан грузовым автотранспортом через территорию России. Расширение сотрудничества с Узбекистаном, Турцией и Ираном в первую очередь можно использовать для диверсификации транспортных потоков в рамках «Шелкового пути», снижая свою зависимость от непростых отношений, которые складываются у России с третьими странами в рамках политики санкций и контрсанкций», — сказал он.

 

Депутат Айкын Конуров считает, что развитие отношений с Ираном для Казахстана имеет большое значение с точки зрения получения удаленного выхода к морю. Также немаловажно привлечение капитала из Ирана в электроэнергетику, помимо получения новых генерирующих мощностей будет мультипликативный эффект от строительства электростанций. Что касается Турции, то данная страна для Казахстана всегда была одним из основных партнеров тюркского мира.

 

«С учетом обострения отношений Турецкой Республики с РФ ожидаю увеличения товарооборота и инвестиций именно с Казахстаном. Мы нуждаемся в интенсификации и модернизации АПК, и надеюсь, что турецкие инвестиции придут именно в сельское хозяйство. Есть наработанный положительный опыт сотрудничества с турецкими компаниями в области строительства недвижимости и дорог. В свою очередь Узбекистан, который всегда отличался протекционистской позицией в отношении своих компаний, в любом случае заинтересован в поставках казахстанской пшеницы и продуктов ее переработки и в поставках в Казахстан автомобилей Daewoo. Также из Узбекистана импортируют известь, строительный гипс, цемент, кабель. Из Казахстана начались поставки электротехнической продукции», — заключил спикер.

 

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №10 (577) от 15 апреля 2016

PDF, 2.62 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме