• Алтынай Айтбаева

    Журналист

  • 17 февраля 2016

Гражданский вектор

 

По официальным данным, в Казахстане около 27 тысяч неправительственных организаций. О том, какие программы и возможности предоставляются представителям некоммерческого сектора, редакция «&» побеседовала с Бахытнур Отарбаевой, директором «Экспертного центра НПО». Центр работает на базе ALMA University.

 

НПО ставят перед собой две основные задачи: решать социальные проблемы и заниматься активизацией граждан. Как успешно казахстанские НПО справляются с поставленными задачами?

 

У меня есть опыт работы в неправительственном секторе — более 10 лет возглавляла общественный фонд «Национальный дебатный центр». Мы занимались образовательными технологиями. Надо сказать, что бывшие участники, а ныне уже взрослые ребята, при встрече говорят, что эта программа оказала большое влияние на их будущее. Никто из участников не остался на обочине. Все они сейчас востребованные специалисты.

 

НПО — это общественные организации, неотъемлемая часть гражданского общества. Они работают с социальными проблемами, с которыми государство не всегда успешно справляется. Часто такие организации создаются, когда люди соприкасаются с какой-то проблемой лично, это может быть больной ребенок, проблемы родителей, наркозависимость кого-то из близких, неудовлетворенность уровнем преподавания в школе и т. д.

 

Сотрудники некоммерческого сектора работают в разных направлениях: образование, здравоохранение, правовые вопросы. Если взять пример западных стран, то НПО у них не только решают социальные проблемы, но и играют заметную роль в экономической и политической жизни.

 

Считаю, что услуги ресурсных НПО также играют большую роль в институциональном развитии НПО, повышении профессионализма их сотрудников, востребованности услуг. Например, Ассоциация развития гражданского общества «АРГО», Информационно-ресурсный центр г. Алматы много делают для устойчивого развития НПО. Наш центр, который был создан в 2012 году, проводит конференции, тренинги, вебинары, организует программу менторства, имеет свой сайт (www.ngoexpert.kz), где выкладываются все полезные материалы для некоммерческих организаций.

 

Недавно я узнала, что в Атырауской области скоро закроют 500 НКО, которые бездействуют. Данный факт доказывает, что сегодня НПО должна соответствовать вызовам, требованиям времени — идет процесс профессионализации НПО, повышается конкуренция за получение тех или иных ресурсов в условиях отсутствия стабильного финансирования, изменяются правовые нормы, регулирующие деятельность неправительственных организаций. В настоящее время ряд государственных услуг будет передан НПО. Список еще не уточнен. Но это уже говорит о том, что государство рассматривает НПО как партнера в реализации социальной политики.

 

В последнее время много говорят о социальном предпринимательстве. Опишите этот тренд.

 

Социальное предпринимательство — новый тренд для Казахстана. Особенность данного вида деятельности и отличие от благотворительности, например, в том, что есть социальная миссия, используются бизнес-подходы, новаторство, финансовая устойчивость. Надо понимать, что пока нет единого понимания социального предпринимательства. У нас это понимание еще четко не сложилось. Социальное предпринимательство надо воспринимать не только как предприятие, которое, допустим, ремонтирует инвалидные коляски или производит слуховые аппараты. Я считаю, что надо шире подходить к толкованию этого явления.

 

Наш университет проводил две конференции по социальному предпринимательству. На одну из них приезжала сотрудница Центра социального предпринимательства из Лондона. Мне понравился один из ее примеров. В Великобритании много малых шахтерских городов. В одном из городков остро стояла проблема алкоголизма среди жителей. Долгое время не удавалось решить ее даже с помощью наркологов. В конце концов группа инициативных людей провела анализ проблемы и нашла нетривиальное решение, не требующее затрат. Они сфокусировались на времяпровождении рабочих после тяжелого трудового дня. Оказалось, что после пяти вечера все кофейни города закрываются. А все питейные заведения работают до последнего клиента. Волонтеры предложили кофейням, где можно побеседовать за чашкой чая либо кофе, продлить рабочий день до 9-10 часов вечера. Результат оказался потрясающим: уровень употребления алкогольных напитков начал снижаться.

 

Какие альтернативные способы финансирования находят НПО?

 

Я из того поколения НПО 90-х, когда в страну пришло много международных организаций, западных технологий, компаний. Они проводили большое количество тренингов по институциональному развитию НПО, лидерству. Мы могли подавать заявки на получение грантов в разные международные организации. Сейчас количество зарубежных доноров значительно сократилось. Государство вносит изменения в нормативные документы о деятельности и регулировании неправительственного сектора. Сейчас вышли поправки в закон о том, что НПО также будут выделяться премии и гранты. Если относительно государственного соцзаказа все достаточно понятно для НКО, то подзаконных актов о механизме выдачи премий и грантов пока нет.

 

Кроме государственного спонсирования одна из тенденций, которую надо непременно развивать, — это, по нашему мнению, взаимодействие некоммерческих организаций с бизнесом. К слову, в Казахстане есть социально ориентированные компании. Они могут помочь путем выделения грантов, спонсирования при реализации каких-то проектов, участия сотрудников в качестве волонтеров в реализации отдельных проектов, так называемое корпоративное волонтерство. Это направление нужно обязательно учитывать. Считаю, что НПО обязательно надо научиться выстраивать отношения с бизнесом.

 

Расскажите подробнее про программу «MBA-менеджмент в некоммерческом секторе».

 

В Алматы-Менеджмент-Университете есть Школа государственной и общественной политики, куда входит наш центр. Впервые в Казахстане в прошлом году мы открыли программу MBA для руководителей и сотрудников НПО «Менеджмент в некоммерческом секторе». Набрали небольшое количество студентов — сейчас обучаются 14 человек из разных регионов (Атырау, Шымкент, Тараз, Астана и Алматы).

 

В чем особенность программы?

 

Обучение проходит в дистанционной форме. Наши студенты — руководители НПО и не имеют много свободного времени. Поэтому пришли к выводу, что дистанционная форма — наиболее подходящая и востребованная, тем самым мы снижаем расходы студентов на транспорт и жилье. А Алматы не из дешевых городов, даже для 10-дневного пребывания, как вы знаете. В обучении используются интерактивные методы: чаты, вебинары, видеолекции и т. д. Обучение длится два года. Наши партнеры — Фонд Евразия Центральной Азии и компания «Шеврон» — выделили грант, покрывающий 50% стоимости обучения 10 студентам.

 

Ваши ожидания от программы?

 

В программу второго года обучения включено написание магистерской диссертации. Темы уже утверждены. Студенты выбрали не отвлеченные темы, а темы, имеющие практическую направленность, то есть за основу магистерской работы взяли деятельность своих организаций. Думаю, что такой подход улучшит профессиональные навыки наших слушателей, положительно повлияет на уровень работы их организаций.

 

В продолжение темы

 

Основной проблемой в системе управления НПО во всем мире является отсутствие специальной подготовки кадров. Особенными пунктами в работе НКО считаются жестко регламентированные рамки работы и небольшие средства. Работа НПО проверяется общественно-политическими группами и госорганами — законодательством.

 

Существуют критерии эффективности управления некоммерческими организациями: качество управления, качество продукции и услуг, способность к привлечению, развитию высококачественных человеческих ресурсов, ответственность перед обществом и окружающей средой.

 

Эксперты уверены, что в эффективности любого дела важную роль играет и подход к определению поколений, который учитывает психологические признаки, мотивацию, потому что главный инструмент НПО — люди.

 

Психологические признаки поколений

 

«Беби-бумеры» (1943-1963 г. р.)

 

Основные ценности поколения — заинтересованность в личностном росте, командный дух, достижение результата вместе с командой, отличаются завидным здоровьем и выносливостью. В настоящее время «беби-бумеры» в пенсионном возрасте. Но и среди руководителей НПО немало представителей этого поколения.

 

Поколение Х (1963-1983 г. р.)

 

Это поколение одиночек, готовых к любым изменениям, с неформальными взглядами и надеждой на себя. Они нацелены на упорную работу и индивидуальный успех.

 

Поколение Y (1983-2003 г. р.)

 

Ориентировано на быстрый результат, имеет неприятие долгосрочных целей. У «игреков» высокая ценность самореализации, стремление к удовольствию в любой деятельности и к неформальному стилю общения, а также комфортному психологическому климату.

 

Поколение Z (2003-2023)

 

Поколение Z не привыкло долго слушать. «Зеты» также хотят интересную работу, в которой непременно задействованы современные технологии, необходимо обрабатывать большое количество информации. Привлекательна для них удаленная работа или гибкий график.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №4 (571) от 12 февраля 2016

PDF, 2.30 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме