• Екатерина Корабаева

  • 14 марта 2014

Не быть баобабом

 

«Я гуляю по проспекту — мне не надо ничего, // Я надел свои очки — и не вижу никого» — эти строки из песни группы «Кино» лучше всего описывают ситуацию, сложившуюся вокруг современной прослойки казахстанской интеллигенции. Решиться снять розовые очки и перестать быть просто наблюдателями способны немногие.

Общество уже и забыло, когда в последний раз кто-то из творческой интеллигенции смело заявлял о проблемах, существующих в Казахстане. Возможно, именно поэтому открытое письмо кинорежиссера Ермека Турсунова людям, принимающим решения в нашей стране, вызвало шквал эмоций у простых граждан. Напомним, что письмо являло собой мысли кинорежиссера, которыми он решил поделиться после случившейся девальвации. Мы обратились к Ермеку Турсунову и предложили побеседовать о том, почему на столь важные для общества темы не спешат высказываться другие представители творческой интеллигенции.

«Очень печально, что мы пребываем в такой ситуации. Я уже где-то писал или говорил — настоящих воинов мало. Одних купили, а особо буйных загнали под стол. Поэтому ситуация такая, какая есть», — поделился г-н Турсунов в своем интервью «&». Когда-то в одном из своих интервью представитель казахстанской интеллигенции, ученый-культуролог Мурат Ауэзов отметил, что нужно различать две вещи: политическую смелость и творческую отвагу. Так, по его словам, политическая смелость — выйти и с трибуны высказать свою позицию. А вот творческая отвага — это что-то вроде самосознания, как своего, так и общества в целом. «Мы сейчас можем незаметно въехать в новый порог, и он может оказаться еще более изощренным и еще более губительным для светлых ростков — творчества, размышлений. Тоталитаризм достигает своей конечной цели, превращая человека в некую механическую функцию единой системы», — справедливо отметил Мурат Ауэзов.

Вот и ситуация с интеллигенцией в Казахстане, по словам кинорежиссера, напоминает английский газон, где все очень ровно и аккуратно, а как только появляется какой-то сорняк, его сразу срезают, чтобы не портить общей картины.

«В этом смысле я, наверно, напоминаю тот самый сорняк. Не знаю, кто я — крапива или одуванчик, который тоже, оказывается, сорняк. Поэтому я не могу говорить за всех, а только за себя. Будь то статья в газете, книга или мое кино, я стараюсь говорить то, что думаю, а не то, что «нужно» или принято», — признался Ермек Турсунов.

Свою миссию он видит в контрпрограммировании культуры. «Понимаете, общество сильно запрограммировано, поэтому я занимаюсь контрпрограммированием. А это, поверьте, сложно, когда ты пытаешься перепрограммировать уже запрограммированную реальность», - поясняет кинорежиссер.

Больше всего его расстраивает всеобщая инертность, которую демонстрирует общество. «Да, художник — это не политик, но он тоже не должен оставаться в стороне от того, что происходит в стране. То есть вот ты заперся в своей мастерской, и тебя больше ничто не волнует. В конце концов, ты тоже живешь в этой стране и тоже должен сопереживать всему происходящему — печалиться горестям и радоваться хорошему», — говорит г-н Турсунов.

Наши дни он характеризует как время приспособленцев и надеется, что этот период, подобно болезни, можно излечить. Затишье, страх, самоцензура — вот основные симптомы, многое говорящие о нашем диагнозе. Первый шаг к выздоровлению должна сделать местная интеллигенция. «Это ее обязанность и долг — быть связкой, влиять на умы, пытаться что-то изменить, а не плыть по течению. Мы же сейчас похожи на рыб, которых несет течение и которые не могут ничего сделать. Иногда меня это сильно напрягает. Мне ведь приходится много ездить по стране, общаться с простыми людьми, видеть, как они живут, о чем думают и мечтают. Поэтому могу сказать, что за годы нашей независимости у нас настроение от эйфории упало до депрессии», — говорит кинорежиссер.

Поводом для смены настроения, по его словам, служат такие показатели, как 140-е место по уровню коррупции. Или 11 литров спирта, приходящиеся на душу нашего населения. «Да что далеко ходить — нет практически ни одного вуза, где студенты не «разводили» бы экзамены. Учителя получают самую маленькую зарплату. А студенты брошены на произвол судьбы. За 23 года выросло поколение невежественных дураков, и они в этом не виноваты… Вы не думайте, я не хочу сказать, что в Казахстане только плохое. У нас есть и много хорошего. Но поскольку я живу в этой стране и хочу, чтобы здесь было еще лучше, то высказываюсь в основном о плохом. Когда я нахожусь за границей, я никому не позволяю хаять свою страну и рассказываю, как у нас все замечательно. Но когда приезжаю обратно…» — говорит г-н Турсунов.

На вопрос, как же быть и что нужно сделать, чтобы изменить жизнь в стране к лучшему, кинорежиссер не задумываясь отвечает: «Нужно спросить у самого себя: хочешь ли ты, чтобы твои дети жили в таком обществе и в такой стране? Но тогда давайте здесь что-то делать. Ведь надеяться можно только на себя. Вот банальный пример: в подъезде перегорела лампочка. Ты думаешь, КСК не заменил, ну ладно, кто-нибудь другой заменит. Но на самом деле никто этого не сделает, пока ты сам не заменишь. Поэтому нужно начинать с себя. Я, например, делаю это через свои фильмы»,  — заключил Ермек Турсунов.

 

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №09 (486) от 14 марта 2014

PDF, 3.78 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме