• Хе Олег

    Издатель

  • 13 марта 2014

По одну сторону баррикады

 

Директор Палаты предпринимателей г. Алматы Ерлан Стамбеков – о консолидации бизнес-сообщества, реформировании налоговой системы и сотрудничестве с госорганами.

 

- Ерлан, на ваш взгляд, что важного произошло в 2013 году для развития казахстанского бизнес-сообщества?

 

- Было очень важное событие - принятие закона о Национальной палате предпринимателей (НПП) и собственно ее создание в Казахстане. Эта идея давно витала в воздухе, и вот наконец она осуществилась. Закон принят, на мой взгляд, он радикально меняет взаимоотношения между бизнес-сообществом и государством, выводит их на совершенно новый, цивилизованный уровень.

 

- Каким образом выводит? И каков вообще этот новый уровень?

 

- У правительства появляется абсолютно равноправный,  защищенный законом партнер от лица предпринимательства. Это уже не просто общественное объединение, какими были наши бизнес-ассоциации или тот же союз «Атамекен», который является, кстати, одним из учредителей НПП совместно с правительством. Теперь есть закон, определяющий полномочия и возможности, которыми мы сегодня располагаем как палата.

 

- Если правительство является одним из соучредителей НПП, не получится ли у нас очередная квазигосударственная структура, которых уже и без того много?

 

- В законе четко обозначено, что правительство участвует в создании и становлении палаты и выйдет из состава учредителей в течение пяти лет. Роль правительства носит сегодня скорее гуманитарный характер, в дальнейшем будет обеспечена легитимная независимость палаты. Она и сейчас, собственно говоря, независима, и это видно даже по нашим  первым шагам. В принципе мы равноправный партнер правительства.

 

- Но пока правительство в составе учредителей, как можно быть независимыми?

 

- Надо смотреть на источник финансирования. Правительство на самом деле предлагало финансировать НПП из бюджета. Но руководство палаты решило дать возможность бизнесу самому содержать свою организацию. Таким образом, де-факто мы не зависим от правительства. Палата функционирует на членские взносы предпринимателей, а это означает, что нашим клиентом является отечественный бизнес, его интересы в приоритете. И это черным по белому прописано в законе о Национальной палате.

 

- Хорошо, а какие задачи ставятся на 2014 год?

 

- Создан региональный совет предпринимателей, куда вошли известные бизнесмены и руководители региональных ассоциаций. Совет будет контролировать деятельность палаты. Теперь нужно до конца выстроить структуру РПП, филиалы   появились  даже на районном уровне. Таким образом, выстраивается вертикаль, которая должна обеспечить доступ к этой структуре каждому предпринимателю.   Это необходимо, с одной стороны, для выявления системных барьеров, мешающих развитию предпринимательства. С другой стороны – для оперативного реагирования на заявления предпринимателей, чьи права и интересы были ущемлены. Я как директор палаты по Алматы сегодня вхожу в  деловые,  совещательные  советы при акимате, прокуратуре, таможенном и налоговом комитетах. Мы обсуждаем там вопросы, связанные с нарушением законов либо соблюдением законности при работе госорганов с предпринимателями. В частности, нами подписаны меморандумы с прокуратурой, финансовой полицией  о совместных действиях по профилактике правонарушений и защите прав предпринимателей.

 

- Получается, что НПП через региональные представительства консолидирует все бизнес-общество?

 

- Совершенно верно. Именно такая цель ставится. С момента принятия закона де-факто все предприниматели в Республике Казахстан являются автоматически членами нашей палаты. Это необходимо, чтобы консолидировать предпринимателей и экспертов бизнес-сообщества. Одним из инструментов  этого процесса является создание  диалоговых площадок в Национальной палате. Обсуждение многих  вопросов относится к компетенции комитетов палаты.  К примеру, сегодня очевидно следующее: открытое, казалось бы, таможенное пространство сплошь и рядом уставлено барьерами. Невидимыми барьерами под названием «Технические регламенты», которые выгодны России или Беларуси, но создают препятствия для наших предпринимателей. Когда три-четыре года назад обсуждались правила игры в Таможенном союзе, на  этих встречах, к сожалению, не было профессиональных переговорщиков от Казахстана, которые бы отстаивали интересы наших бизнесменов. Ситуация была таковой, что в ряде отраслей было по нескольку ассоциаций, на самом деле представляющих интересы двух-трех компаний или какой-нибудь финансово-промышленной группы. Зачастую складывалось так, что эти ассоциации противоречили друг другу в тех или иных предложениях. И вот сегодня наконец всеми вопросами улучшения бизнес-климата профессионально занялась Национальная палата предпринимателей. В  Евразийской экономической комиссии мы активно участвуем в переговорах. В обсуждениях задействован заместитель председателя правления НПП Рахим Ошакбаев – он является активным переговорщиком от лица палаты.

 

 - Но какие-то конкретные механизмы защиты интересов товаропроизводителей обсуждаются?

 

- Да, обсуждаются. Например, совершенствование тех же технических регламентов. Дело в том, что в Казахстане была более прогрессивная система технических регламентов, нежели в России и Беларуси. И сегодня стоит вопрос: либо мы откатывается назад в прошлое, либо двигаемся вместе с партнерами по ТС к более прогрессивному уровню. И в этом смысле позиция правительства Казахстана такова, что надо двигать наших партнеров к тому, чтобы сокращать количество регламентов, которые сегодня препятствуют взаимной торговле.

 

 Кроме того, правительство дорабатывает программу ФИИР-2, которая концентрируется на важных для страны отраслях - «Дорожная карта бизнеса» и «Дорожная карта занятости». Задача стоит в обеспечении рабочих мест и создании новых опорных сел. Правительство на самом деле постоянно выпускает все новые и новые программы. Наша задача – консолидировать эти программы, чтобы они были понятными каждому предпринимателю, а значит, эффективными. 

 

- А вот еще один лозунг, который часто звучит из уст власти: поднять производительность труда в несколько раз. Называлась цифра - в пять раз! Как вообще эта задача будет решаться? На мой взгляд, повышение производительности труда – процесс, не регулируемый в рыночной экономике.

 

- На самом деле есть несколько факторов, оказывающих влияние на рост производительности труда. Прежде всего, это, безусловно, рыночная конъюнктура. Понятно, что если ваше производство нерентабельное, если конечная продукция не пользуется спросом, то к вам не поступает достаточное количество заказов, чтобы нарастить мощность вашего предприятия.  Кроме многих других составляющих понятия  «производительность труда», есть и такое, как налоговое стимулирование производительности труда.  У нас есть несколько интересных предложений и идей на этот счет. Сейчас мы активно обсуждаем в том числе и Налоговый кодекс, потому что он принципиально не  совершенствовался  последние 15, если не 20 лет. За это время значительно изменилась  структура экономики  страны.  А Налоговый кодекс в его текущем виде, к сожалению, не отражает очень многих реалий. Он остается в роли догоняющего, хотя,  по идее,  должен всегда опережать существующую конъюнктуру и стимулировать развитие национальной экономики. Налог – это один из мощнейших инструментов, который, к сожалению, сегодня работает неэффективно. Я сравниваю наш Налоговый кодекс с  автомобилем «Москвич-412».  Можно сделать рестайлинг, заменить старый бампер на новый, поменять трансмиссию на автоматическую,  но по факту все равно получаем устаревшую модель. И той скорости, и тому посылу, который дал Президент в Стратегии-2050, предполагающему мощный рывок Казахстана в XXI веке, нынешний Налоговый кодекс не соответствует.   Возьмем простой пример с патентами - если вы его купили, то зачем налоговики требуют от вас еще и отчетности?  Покупкой патента предприниматель  уже рассчитался с государством, причем рассчитался по налогам авансом – на год вперед.

 

- Сложное администрирование – это самая главная проблема налоговой системы?

 

- Одна из важнейших проблем. Очень много отчетов требуют от людей. Сама идея предпринимательства подменяется ведением бухгалтерии. Поэтому, на мой взгляд, сегодня мы должны подвергнуть ревизии базовые элементы налоговой системы и порядка ее администрирования. Надо еще раз оценить роль НДС – ни для кого не секрет, что этот налог сдерживает развитие производства. Он появился во Франции в 1958 году, когда случился кризис перепроизводства, когда необходимо было с помощью государственных рычагов уменьшить затоваривание на складах.

 

- Вы предлагаете заменить его на налог с продаж?

 

- Есть несколько альтернативных схем. Нам нужно внимательно изучить международный опыт. Или возьмем, допустим, представительские затраты. Представьте себе, что я как бизнесмен приглашаю в гости крупных инвесторов, мне нужно показать им наши места, сводить в ресторан, устроить хорошие презентации. Так делается и в других странах, когда приезжают потенциальные инвесторы. Но налоговики смотрят на эти расходы с прищуром, требуют чуть ли не поименно написать, кто был на деловых встречах, с подписями гостей. Это нонсенс на самом деле.

 

- Получается, у нас по факту работает презумпция виновности?

 

- Конечно. На самом деле так не должно быть. Это мои деньги.

 

- Бизнесмена постоянно в чем-то подозревают?

 

- Да. Я предприниматель и считаю нужным потратить часть своих доходов на приглашение партнеров, проведение консультаций и презентаций. В том числе за столом в ресторане. Почему я должен ограничивать себя в этом, если условно я трачу 5-10 тысяч долларов, но зато привожу инвестора, который вложит в страну миллионы долларов? Кроме того, те же рестораны, отели получают выручку от меня, от моих гостей. Получается, мы вкладываем деньги в собственную экономику. Инспекторам надо понимать мультипликативный эффект, а не узко смотреть на статьи расходов.

 

- Прищур, видимо, появляется из-за того, что контролирующие и надзорные органы не уверены в чистоплотности отечественного бизнеса.

 

- Экономические преступления существуют всегда, но их уровень зависит от разных факторов. Если закон подталкивает большинство граждан к преступлению, значит, это неправильный закон. Значит, создаются лазейки для его разночтения и коррупции. Поэтому нужны другие правила игры, нам нужен либеральный Налоговый кодекс.

 

- Я правильно понял, что действующие законы провоцируют правонарушения со стороны бизнеса?

 

- В том числе.

 

- Вы сейчас активно сотрудничаете с госорганами, состоите в разных советах. Видите ли вы, что отношение государства к бизнесу меняется, что госорганы готовы к диалогу, готовы менять текущие условия и бизнес-климат вообще?

 

- Скажу вам больше: все это подтверждают мои контакты с руководителями и работниками госорганов. Для всех сегодня стало очевидным, что момент истины наступил. Если раньше противостояния были внутри страны на уровне «предприниматель – чиновник», то сегодня и те, и другие стоят по одну сторону баррикады. Сегодня, если взять аналогию с футболом, мы одна большая команда под названием «Республика Казахстан». Пока в соревнованиях участвуют три команды – Россия, Беларусь и Казахстан. И от того, как мы будем активно развивать наше предпринимательство, создавать ему всевозможные условия для роста, будет зависеть налогооблагаемая база, а соответственно, и содержание нашего государственного аппарата, который, как вы понимаете, живет на бюджетные средства.

 

- А когда вступим в ВТО, то соперников будет больше.

 

- Да, поэтому мы должны научиться играть, как единая команда: есть те, кто забивает голы; есть те, кто защищает ворота. И есть тренеры, которые нацеливают команду, чтобы она играла как можно лучше. Есть вокруг масса других специалистов, в том числе журналистов, рассказывающих об успехах команды и повышающих популярность бренда. Это, в свою очередь, накладывает огромное обязательство и на нас, предпринимателей. Ведь если чиновники развернулись к нам лицом, то у большого количества бизнесменов появляется позитивный настрой, они хотят качественнее делать свою работу.

 

- Вы затронули проблему с патентами. Больше всего в поддержке нуждается МСБ? Получается, несмотря на то что у нас много разных программ по поддержке МСБ, работа еще далека от завершения.

 

- Это перманентный процесс. Не может быть такого, что запустили программы, улучшили показатели и забыли о малом и среднем бизнесе. Последствия сразу дадут о себе знать.

 

- Да, я понимаю. Но, мне кажется, ситуация несильно изменилась после этих госпрограмм. Доля МСБ как была маленькой в объеме ВВП, так такой и осталась.

 

- Не согласен, рост налицо. Взять хотя бы последнюю встречу с акимом Алматы, он рассказывал о состоянии дел. Так, если в 2012 году налогов было собрано на сумму 1,212 трлн, то в 2013 году - уже 1,368 трлн.

 

- Здесь я не соглашусь. Рост собираемых налогов может говорить о чем угодно, например, о том, что последнюю шкуру дерут…

 

- Но вы не станете отрицать и тот факт, что все-таки экономика реально растет. При этом совершенно согласен, что необходимо сфокусироваться на развитии малого и среднего бизнеса. Существует огромная армия людей, так называемых самозанятых. Они не платят налоги, хотя не против того, чтобы поучаствовать в этом процессе. Возьмите электрика, который приходит к вам домой, сантехника и т. д. Вот если бы они все были охвачены патентами, то мы бы увеличили поступления в бюджет. Есть много индивидуальных предпринимателей, понимающих свою ответственность перед обществом и государством. Но их заставляют создавать ИП, а это значит, что дважды в год они должны сдавать отчетность. Электрик может отлично сделать электромонтаж, но в бухгалтерии он не обязан разбираться.

 

- В общем, нужно многое упрощать. У меня другой вопрос, он касается молодежи. Мы регулярно проводим круглые столы в разных университетах и, бывает, спрашиваем: «Кто готов создавать свой бизнес?» Из 50 человек только двое-трое поднимают руки. Многие исследования говорят о том, что молодежь больше тяготеет к госслужбе, к работе в тех же налоговых или таможенных органах. Как поднять интерес подрастающего поколения к предпринимательству?

 

- Скажу, что это одна из ключевых задач, которую ставит перед собой НПП. Мы хотим побудить молодые умы проникнуться идеей частной инициативы и предпринимательства. Чтобы они поняли, насколько интересно быть предпринимателем, заниматься бизнесом.

 

- Но и сложно в то же время?

 

- Непросто. Вот сейчас палата ставит перед собой задачу курировать техническое и профессиональное образование, с тем чтобы создавать квалифицированные кадры для бизнеса. Всем филиалам НПП вменяется обязанность сотрудничать с вузами, чтобы формировать там костяк людей, которые хотят в последующем стать предпринимателями.

 

– СМИ чаще всего говорят об их проблемах. Соответственно, у аудитории складывается такое впечатление: «Ой, предпринимательство - это такой груз, это такой тяжелый труд, столько препятствий нужно преодолеть». А вы говорите, что это интересный путь. Может, больше об этом надо говорить, приводить конкретные примеры, тогда и молодежь увидит бизнес с другой стороны?

 

- Во-первых, мы должны создать отлаженную, упрощенную, сервисную инфраструктуру, позволяющую молодому человеку без особых усилий открыть свое дело. Быстрая регистрация предприятия, если нужно – его закрытие, простое и легкое налоговое администрирование. Во-вторых, нужно формировать положительный образ предпринимателей, и это уже задача для СМИ. В казахстанском бизнесе много талантливых и позитивных людей. Нужно рассказывать о них в журналах, газетах, интернет-изданиях, по телевидению и радио. Так будет культивироваться образ предпринимателя. Это большая и серьезная работа.

 

- Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №08 (485) от 7 марта 2014

PDF, 3.68 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме