• Екатерина Корабаева

  • 25 января 2016

Полтергейст в экономике

 

В Казахстане растет количество предприятий-призраков. Речь идет о бездействующих субъектах бизнеса, о которых у налоговых органов нет достоверных сведений. Чем это грозит на фоне растущего количества предприятий, ожидающих решения о признании их банкротства? Ответы на этот и другие вопросы читайте в нашем интервью с президентом РОО «Казахстанская ассоциация специалистов по банкротству» Канаем Жунусовым.

 

Как, по вашим оценкам, чувствуют себя сегодня предприятия МСБ? Не увеличилось ли количество компаний, столкнувшихся с необходимостью банкротства?

 

Безусловно, финансовый кризис, с которым столкнулись практически все страны мира, в том числе и наша, бьет в первую очередь по малому и среднему бизнесу. Однако если сравнивать с сектором крупного бизнеса, то в указанной сфере действуют несколько иные экономические механизмы. Специфика в том, что малые и средние предприятия специализируются на производстве товаров и услуг, прежде всего, для населения. А это означает, что они больше зависят от покупательной способности наших соотечественников, нежели от предоставления им банковских кредитов или платежеспособности крупных предприятий — потребителей их продукции или услуг.

 

Поэтому жесткий контроль, который пытается установить государство над потребительскими ценами, не может не сказаться на финансовом самочувствии МСБ.

 

В малом бизнесе нашей страны традиционно наибольшее число действующих предприятий приходится на торговлю, ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования. Значительное количество — на виды деятельности «Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг потребителям», «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» и «Обрабатывающая промышленность». Примерно три четверти всех предприятий МСБ (юридических лиц) имеют непосредственное отношение к потребительскому рынку.

 

В связи с тем, что люди, занятые на предприятиях МСБ, сами составляют значительный удельный вес покупателей товаров и услуг в торговых сетях и рынках, получается замкнутый круг: сдерживание цен на потребительские товары и услуги снижает объемы рынков, а снижение объемов рынков, в свою очередь, ведет к снижению покупательной способности. Следовательно, уменьшает спрос на товары и услуги МСБ.

 

Кроме того, необходимо отметить еще одну сложившуюся в нашей стране тенденцию: уменьшается доля активно действующих предприятий МСБ.

 

И какую долю они сейчас занимают?

 

Примерно треть. При этом растет удельный вес «временно простаивающих», «новых, еще не начавших деятельность», а также «бездействующих». На начало 2015 года число последних превысило 163 тысячи, возрос и удельный их вес. Это видно из того, что если раньше соотношение «активно действующих» к «бездействующим» составляло 1 к 1,24, то сейчас оно достигло 1 к 2,36. В целом бездействующие предприятия подразделяются на «находящиеся в процессе ликвидации» и так называемые призраки — это предприятия, о которых у налоговиков нет достоверных сведений. В прессе сообщалось, что по состоянию на 1 января 2015 г., по данным налоговых органов, к активным относилось только 69,4 тыс. малых предприятий. Перечисленные факторы работают на увеличение числа банкротств малых предприятий.

 

В то же время МСБ по своей природе более устойчив к финансовым кризисам, так как в меньшей степени зависит от внешнего финансирования и кредитования из-за отсутствия доступа к ним на приемлемых условиях. Указанный фактор — главная причина, сдерживающая развитие малого предпринимательства в благоприятные годы, в то же время она придает финансовую устойчивость при кризисе.

 

Говоря об увеличении количества и доли отсутствующих, временно простаивающих, а также бездействующих предприятий МСБ, необходимо указать, что чрезмерно увеличилась нагрузка на работника налоговых органов, они уже не справляются с огромным объемом налоговых уведомлений, обследований по месту нахождения налогоплательщиков, поиском «отсутствующих» и другой безрезультатной работы. Между тем активизация работы по очищению бизнес-пространства от нефункционирующих субъектов МСБ может не только быть проведена без увеличения штата налоговых органов посредством перераспределения обязанностей между ними, но и в результате позволить сократить ее.

 

В прошлый раз мы с вами обсуждали поправки Министерства финансов в законодательство, предусматривающие сокращение сроков реабилитации и банкротства предприятий. Есть ли какое-то движение по этому законопроекту?

 

Что удивительно, проект был принят быстро, без каких-либо проволочек — соответствующий закон подписан президентом еще 13 ноября. Хотя мы полагали, что парламентские чтения затянутся по крайней мере до весны, так как в прессе сообщалось, что рассмотрение ряда законопроектов в Мажилисе приостановлено, в том числе даже тех, которые уже приняты в первом чтении. Связывалось это с необходимостью их гармонизации с рассматриваемым в настоящее время законопроектом о саморегулируемых организациях (СРО), которым от госорганов должны быть переданы некоторые функции по регулированию в ряде сфер и областей деятельности, в том числе, по нашим ожиданиям, и в сфере банкротства.

 

К сожалению, изменения в законодательство рассматривались без какого-либо нашего участия. С нами как с профессиональной организацией антикризисных управляющих и администраторов процедур банкротства никто из министерства не связывался, нашего экспертного заключения на проект не просили.

 

Что касается самих изменений. На презентации проекта из-за неправильно расставленных акцентов создалось ошибочное представление, что отменяется право на апелляционное обжалование решений судов по делам о банкротстве. Фактически же речь шла просто о переходе на трехзвенную судебную систему, при которой решения принимаются районными и межрайонными специализированными судами (суды первой инстанции), апелляционной инстанцией являются областные суды и суды Астаны и Алматы, кассационное же обжалование производится в Верховном суде при отмене пересмотра дел в надзорном порядке. На мой взгляд, это верно, так как в прежней системе рассмотрение дел в апелляционном и кассационном порядке осуществляли областные суды и суды городов Астаны и Алматы. То есть на указанные суды приходилось два звена судебной системы, получалось, что рассмотрение кассационной жалобы на постановление судьи апелляционной коллегии поручалось судьям того же суда, который принял это постановление.

 

Путаница возникла также в связи с тем, что было объявлено об отмене права на подачу апелляционных жалоб на решения судов первой инстанции. На деле же оказалось, что речь идет о кассационном обжаловании и только праве банкротных и реабилитационных управляющих, а не всех сторон и лиц, участвующих в деле.

 

Касательно же других изменений в законодательство о реабилитации и банкротстве и свои опасения, почему не будут работать включенные в закон новые механизмы ускорения процедур, мы свою позицию высказали в предыдущем интервью. Если же будет интерес у читателей газеты снова обсудить эти вопросы детально, то это может быть предметом отдельного разговора в следующих номерах газеты.

 

По данным Комитета госдоходов Министерства финансов об итогах 2014 года, 1-го полугодия 2015 года, в общем количестве должников, признанных банкротами, удельный вес должников, признанных банкротами по искам органов госдоходов, составил 41,4%. Как вы можете прокомментировать эту цифру — много это или мало?

 

В пояснениях к представленным СМИ данным указывается, что «резкого снижения по сравнению с предыдущими периодами удельного веса инициированных органами госдоходов процедур не наблюдается». В предыдущих своих интервью я говорил о том, что при «должниковой» системе банкротства госорганам невыгодно показывать реальную картину по банкротству, и с целью приукрашивания деятельности госорганов сокращается количество банкротств. Давайте рассмотрим этот вопрос детальнее. Как это часто бывает, абсолютные показатели несут в себе очень важную информацию, но их недостаточно для полной и объективной оценки ситуации. Я хотел бы дополнить информацию уполномоченного органа в области банкротства некоторыми другими данными официальной статистики и на их основе рассчитать очень важные относительные показатели количества банкротств.

 

 

Во-первых, снижение числа банкротств отмечено не только в 2014-м, как это указано в справке госоргана, но и в 2013 году. Во-вторых, очень важно указать, что в 2010 году количество банкротств на 1000 зарегистрированных юридических лиц снизилось почти в 1,5 раза, это одно из следствий перехода на «продолжниковую систему», о чем мы постоянно и говорим. Снижался этот показатель затем и в 2013, и в 2014 годах и составил в предыдущем году лишь два банкротства на 1000 зарегистрированных юридических лиц, что чрезвычайно мало. Или взять другой относительный показатель — количество банкротств на 1 млн населения. Исследования в западных странах показали прямую зависимость от указанного показателя уровня развития и конкурентоспособности экономики различных стран — чем выше этот показатель, тем лучше и эффективнее работает экономика, а также выше уровень жизни населения. В нашей стране этот показатель достиг своего высшего значения в 2012 году — 79 банкротств на 1 млн населения. И в этом случае видно, что сформированная в нашей стране система банкротства не обеспечивает очищения экономики от неэффективных компаний. В качестве примера приведем лишь несколько цифр по некоторым странам, лидерство которых по развитию рыночной экономики и уровню жизни населения никем не оспаривается.


 

Если исходить из приведенных данных, то для обеспечении уровня Голландии в нашей стране банкротств должно быть в год 7054, по показателю США — 13 516, Швеции — 25 203 банкротства, в то время как по факту — только 79 на 1 млн жителей, или всего 1400, что ниже в 89, 171 и 319 раз соответственно, чем по приведенным показателям развитых стран. Эти цифры я привожу не затем, чтобы чиновники, вульгарно истолковав их, устроили очередную гонку и кампанейщину, а в качестве ответа на вопрос об ориентирах — называю если не точные числа, то в них верен хотя бы порядок цифр.

 

На ваш взгляд, какие риски несет для экономики Казахстана текущая динамика банкротств?

 

Из приведенных выше цифр видно, что прежде на налоговые органы приходилось от 53 до 69 процентов заявлений, в удовлетворение которых судами приняты решения о признании должников банкротами. Прежде в законе о банкротстве в редакции до 2014 года предусматривалось, что должник обязан обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом лишь в случае, когда собственником его имущества, органом юридического лица, уполномоченным на то учредительными документами, принято решение о его ликвидации, а стоимости имущества недостаточно для удовлетворения требований кредиторов в полном объеме. В действующий закон, кроме уже указанного случая, дополнительно включены положения о других случаях, в которых должники обязаны обращаться в суд [подпункты 1) — 3) пункта 2 ст. 11]:

 

— если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения им денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;

 

— в течение шести месяцев обратиться в суд о признании его банкротом с момента, когда должник узнал или должен был знать о наступлении неплатежеспособности.

 

Изменения в законодательство очевидны: в данный момент практически во всех возможных случаях несостоятельности должники обязаны обращаться в суд сами.

 

Это не означает, что госорганы в настоящее время полностью освобождены от такой важнейшей функции, как инициирование банкротства должников по налоговым обязательствам. Это не только их право как кредиторов, но и обязанность, особенно в случаях, когда банкротом признается отсутствующий должник по налогам, ликвидируемый без возбуждения процедуры банкротства. Необходимо указать, что органы госдоходов должны всячески расширять практику применения в отношении должников ускоренных процедур реабилитации и упрощенных процедур банкротства.

 

Что касается рисков. Самая большая угроза в том, что финансовый кризис в конце концов приведет к кризису неплатежей, как это было в 90-е годы, когда в экономике проблематичными были любые расчеты между контрагентами. По данному поводу позволю себе сравнение механизма банкротства с системой ливневой канализации: если не поддерживать на должном уровне сточные трубы, арычную систему и другие элементы, то при дождях и снеготаянии, превосходящих нормы, будут затапливаться дома и подвалы, улицы превратятся в реки. Вспомните весенне-летние репортажи в новостях из Атырау, Алматы и Астаны.

 

Как обстоят дела с ложным и преднамеренным банкротством, случаями доведения до неплатежеспособности и другими неправомерными действиями?

 

В настоящее время минимизация указанных неправомерных действий достигается путем отказа в признании банкротами по заявлениям как самих должников, так и кредиторов. Данная позиция уполномоченного органа, положенная в основу государственной политики в области банкротства, не будучи оформленной в официальный документ, реализуется на практике судами, представителями органов госдоходов и прокуратуры посредством так называемых установок сверху, при этом доходит до парадоксов: в общей массе достаточно большое число отказов в удовлетворении заявлений самих налоговых органов. Спрятать голову в песок — это страусиный способ решения проблем. Однако от этого проблемы не решаются, а только накапливаются. Более того, такой подход является прямым нарушением норм и положений закона о банкротстве об основаниях как в признании должника банкротом, так и для отказа в признании банкротом. Ни одна из перечисленных выше причин, по которым вынесены отрицательные заключения уполномоченного органа и, вероятнее всего, принятые судами при рассмотрении дел о банкротстве, не является основанием для отказа, установленным законом о банкротстве.

 

Следует особо подчеркнуть, что законодательство РК о банкротстве, как и многих других стран, основывается на презумпции добросовестной несостоятельности должника. То есть при рассмотрении дел о банкротстве должник изначально считается несостоятельным, и каких-либо дополнительных доказательств, кроме как о наличии (отсутствии) обязательств и имущества, стороны дела могут не представлять, а в случае несогласия должника с банкротством за доказательство его состоятельности может быть принята только реальная уплата им своих долгов. Кроме того, на первоначальном этапе не ставятся вопросы о преднамеренном доведении до банкротства и других действиях криминального характера.

 

Сложившаяся судебная практика не отвечает указанным нормам и требованиям закона о банкротстве. Должно быть иначе: при признании банкротом решающими обстоятельствами должны быть определение фактов неплатежеспособности и несостоятельности, а также отсутствия возможности восстановления платежеспособности должника. При этом стороны — уполномоченный орган (департамент госдоходов), кредиторы (управление госдоходов по районам и др.), прокуроры и временные управляющие — имеют право и должны предъявить свои доказательства факта, что у должника имеются активы, позволяющие удовлетворить требования всех кредиторов в полном объеме, или о наличии признаков ложного или преднамеренного банкротства.

 

В таком случае все возможные сомнения в «добросовестности» или «злонамеренности» участников и должностных лиц юридического лица-банкрота должны быть разрешены в ходе процедуры банкротства путем проведения банкротным управляющим специальных процедур и проверки на наличие признаков перечисленных мной выше преступлений и других неправомерных действий в трехлетний «предбанкротный» период.

 

Мы уже обсуждали с вами процедуру банкротства. Давайте еще раз подведем итог: что именно нужно, чтобы ее упростить?

 

Во-первых, в полной мере использовать возможности, которые содержатся в действующем законе об упрощенных процедурах банкротства в отношении ликвидируемых и отсутствующих должников.

 

В настоящее время камнем преткновения является проблема признания судом банкротства должника. Решение ее лежит на поверхности: судебные вердикты о признании должника банкротом или об отказе в этом должны приниматься в строгом соответствии с основаниями и сроками, установленными законом.

 

Во-вторых, упрощение процедур банкротства возможно посредством внесения следующих изменений и дополнений в действующий закон:

 

— необходима новая редакция главы 7 «Упрощенные процедуры банкротства». Ее следует разработать аналогично главе 3 «Ускоренная реабилитационная процедура», включив в нее нормы и положения об условиях, при которых в отношении должника применяются упрощенные процедуры; сроке процедур; требованиях к заявлению должника о применении упрощенной процедуры; порядке возбуждения производства по делу об упрощенной процедуре; рассмотрении дела в суде; правах кредиторов при упрощенных процедурах; о прекращении упрощенной процедуры;

 

— упрощенные процедуры проводить в отношении субъектов МСБ; налогоплательщиков, в которых проведена комплексная налоговая проверка и ситуация достаточно изучена; если уже имело место обращение взыскания на имущество должника в судебном и внесудебном порядке, установленном законодательством, а также в случаях, когда в последние три года деятельность не осуществлялась, и др.

 

При этом, как и в случае ликвидации банкрота без возбуждения процедуры банкротства в течение:

 

1) двух рабочих дней с момента согласования с собранием кредиторов должен быть представлен в суд для утверждения заключительный отчет и ликвидационный баланс;

 

2) трех рабочих дней после утверждения судом заключительного отчета должны быть закрыты банковские счета банкрота и сданы в налоговый орган бланки свидетельства налогоплательщика и свидетельства о постановке на учет по налогу на добавленную стоимость (при их наличии).

 

Особо следует подчеркнуть, что упрощения должны касаться процедур, когда несостоятельность очевидна и ситуация предельно прозрачна для всех ее участников, прежде всего, кредиторов.

 

Каковы результаты работы за 2015 год Казахстанской ассоциации специалистов по банкротству?

 

Что касается результатов прошедшего года, то они весьма скромны, однако необходимо учесть, что ассоциация — некоммерческая организация, и ее функционирование обеспечивается ее членами безвозмездно, без оплаты.

 

Группой экспертов-аналитиков проведено исследование и составлен аналитический отчет «О практике ликвидации юридических лиц в РК по решению их собственников и обращению должников в суд с заявлением о признании банкротом», в котором проанализированы имеющиеся проблемы и выработаны рекомендации по их решению для заинтересованных лиц и госорганов. Завершается работа над учебным пособием «Настольная книга администратора процедур банкротства», которое будет новым изданием настольной книги конкурсного управляющего исходя из изменений законодательства и ситуации в сфере банкротства. Совсем недавно, уже в текущем году, представлены кандидатуры, рекомендуемые для включения в состав комиссии по проведению квалификационных экзаменов для лиц, претендующих на осуществление деятельности в качестве администраторов процедур реабилитации и банкротства.

 

Наибольшее наше беспокойство сегодня вызывает отток специалистов из сферы банкротства не только из-за нерешенности вопроса выплаты им вознаграждения, но и в связи с предельно жестким администрированием в этой сфере. Ситуация сравнима разве что с административными наказаниями за нарушение правил дорожного движения: любое невыполнение обязанностей администраторов в процедурах реабилитации и банкротства, установленных законом о банкротстве, карается КоАП большими штрафами.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №1 (568) от 22 января 2016

PDF, 2.36 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме