• Хе Олег

    Издатель

  • 4 марта 2014

Не рой другому яму

 

 Известный журналист и экономический обозреватель Тулеген Аскаров – о неоднозначности девальвации, возможностях смягчения последствий и вырытых для экономики «ямах».

 

- Тулеген, находите ли вы убедительными аргументы властей по поводу девальвации? Если да, то какие именно? Почему отвергаете другие?

 

- С сугубо теоретической точки зрения пять аргументов в пользу девальвации, приведенные  Нацбанком, выглядят обоснованными. Напомню, в пресс-релизе от 11 февраля указывалось на ситуацию в развивающихся странах после начала свертывания программы «количественного смягчения» ФРС США, неопределенность относительно обменного курса рубля к доллару, ухудшившееся состояние платежного баланса РК, высокие девальвационные ожидания на рынке и усиление спекулятивных операций, создание базовых предпосылок для снижения инфляции до 3-4% годовых и переход к инфляционному таргетированию.

 

Добавлю еще аргумент, о котором сказал Президент РК, - это поддержка крупных промышленных предприятий. Из данных Агентства по статистике следует, что в январе по сравнению с декабрем в промышленности наблюдался сильный спад объема производства. Кроме того, мировая конъюнктура ухудшается по ряду экспортных позиций Казахстана, к примеру, сильно снизились цены на алюминий, сложилась неустойчивая ситуация в сталелитейной отрасли и т. д.

 

 Однако реакция участников рынка, экспертов и населения РК доказывает, что эти в целом верные аргументы были восприняты негативно. Главная причина, с моей точки зрения, - это неудачно выбранный момент для девальвации и провал информационно-разъяснительной кампании государством, а также отсутствие пакета защитных мер вкладчиков и заемщиков банков. Момент был выбран неудачно, потому что глобального кризиса сейчас нет, развитые страны идут на подъем, а цены на нефть – основной ориентир для поведения участников казахстанского рынка – высоки. Информирование же населения и профучастников рынка изначально было провалено уже по той причине, что руководитель Нацбанка не раз заявлял об отсутствии причин для девальвации, а потом вдруг сказал о подготовке к ней в течение полугода. После этого его просто перестали слушать, а теперь даже в сенате, подконтрольном власти, ставят вопрос о его профессионализме и этике.

 

- Согласен. Вот и в России сейчас говорят о том, что в условиях роста цен на нефть рубль может отыграть потерянные позиции. Может, вообще не было смысла проводить девальвацию? Или хотя бы не такую резкую?

 

- Конечно, если нефть вновь подорожает до $140-150, как это было перед последним кризисом, то рубль и другие валюты стран-экспортеров должны будут укрепиться. Но этого пока не прогнозируется, наоборот, предсказывается снижение цен на нефть после возвращения на рынок Ирана и Ливии, роста добычи сланцевой нефти в США и разработки перспективных месторождений в Восточной Африке. Поэтому девальвация тенге была неизбежна, другое дело – форма ее проведения. На первый взгляд предпочтительнее выглядит плавная девальвация, однако в условиях высокой долларизации нашей финансовой системы, как показал недавний опыт, она переходит в ажиотаж на валютном рынке. Поэтому большинство экспертов высказываются за одномоментную девальвацию. Кстати, в январе скорость девальвации тенге к доллару по биржевому курсу была на уровне выше 11% годовых, а тогда Нацбанк пытался осуществить плавный ее вариант, но это привело к значительному росту оборотов на KASE – в 2,3 раза по сравнению с январем 2013 года.

 

- Так ведь сейчас получается, что люди переводят свои активы из тенге в доллары как в более стабильную валюту. Какая ж эта дедолларизация экономики? Наоборот, сейчас все долгосрочные сделки привязываются к курсу доллара, депозиты переводятся в доллары и т. д. Получается, опять аргумент не работает?

 

- Если бы после девальвации тенге 2009 года Нацбанк перешел к реально плавающему обменному курсу тенге к доллару, то периоды ослабления казахстанской валюты сменялись бы затяжными периодами ее укрепления. Так было до последнего кризиса – тогда на протяжении нескольких лет она укрепилась с уровня 155 тенге за доллар до предкризисных 120 тенге. Подобные процессы наблюдаются в соседней России, где волатильность курса рубля к доллару и евро довольно высокая.

 

 Однако после той девальвации Нацбанк, как известно, держал обменный курс в коридоре плюс-минус 2% от уровня в 150 тенге, не давая тенге укрепиться, в результате чего у участников рынка и населения сформировались девальвационные ожидания, которые и реализовались в феврале нынешнего года. Более того, они только усилились вследствие последней девальвации и начали реализовываться теперь путем изъятия денег с банковских вкладов с последующей покупкой наличной инвалюты.

 

 Ситуацию могли бы спасти комплексные меры государства по стимулированию банковских клиентов к увеличению объема тенговых депозитов. Так, если большинство вкладов населения гарантировано государством на сумму до 5 млн тенге, то депозиты юридических лиц такой гарантией не охватываются, хотя защита была бы весьма желательна для малого и среднего бизнеса. Кроме того, государство могло бы гарантировать и начисленное вознаграждение по тенговым депозитам с одновременным увеличением рекомендуемой ставки вознаграждения по ним АО «Казахстанский фонд гарантирования депозитов», не вводя при этом аналогичные меры по вкладам в инвалюте. Еще одна мера, предлагаемая экспертами, - стимулирование клиентов банков к конвертации валютных займов в тенговые. Следовало бы ужесточить политику государства и на рынке жилья, автомобилей, зарубежных туристических поездок и в прочих сферах, где цены по-прежнему формируются не в тенговом эквиваленте, а долларах либо неких условных единицах, фактически представляющих американскую валюту.

 

- Одним из основных аргументов было то, что золотовалютные активы Нацбанка снижаются. Но если посмотреть торги долларом после девальвации, то Нацбанку все равно приходится много продавать валюты, потому что и спекуляции усилились, и девальвационные ожидания возросли. Получается, что здесь мы ничего не выиграли?

 

- Похоже, так и есть! Более того, не только спекулянты вошли теперь во вкус атаки на банки, но и население, почувствовавшее, что защитные рубежи банков второго уровня и Нацбанка по части антикризисного PR довольно слабы.

 

- Власть уповает на то, что девальвация подстегнет развитие отечественного производства. Как вы оцениваете реалистичность этого сценария?

 

-Действительно, после первой девальвации 1999 года обрабатывающая промышленность получила мощный импульс и конкурентное преимущество, в результате чего было развернуто производство ряда потребительских и инвестиционных товаров без особой поддержки государства. После девальвации 2009 года эффект был слабее, так как начал действовать Таможенный союз, давший преимущества российским и белорусским производителям, однако и в этих условиях в результате реализации Программы ФИИР (первой индустриальной пятилетки) произошли положительные сдвиги – например, развилась автосборочная отрасль. Но позитив в основном коснулся крупных и средних предприятий, тогда как положение малого бизнеса и самозанятого населения после каждой девальвации отбрасывалось на несколько лет назад из-за того, что их выручка формируется в тенге, а реализуемые товары в основном импортные.

 

 Поэтому можно предположить, что влияние февральской девальвации 2014 года на отечественную индустрию будет еще слабее. К тому же российский рубль продолжает быстро обесцениваться, то же самое относится к белорусскому рублю, украинской гривне и кыргызскому сому. 

 

- Не кажется ли вам, что девальвацией не решить проблему слабой экономики? Наверное, надо все-таки начинать с создания условий для масштабного отечественного производства. Тогда будет меньше импорта и сократится потребность в валюте для его закупа.

 

-Девальвацией действительно нельзя решить долгосрочные проблемы слабеющей экономики – это доказывает, к примеру, опыт Аргентины, Беларуси, Украины и даже России. Однако не соглашусь с тем, что надо начинать с создания условий для масштабного отечественного производства – это мы уже проходили, и в последний раз Президент РК также заявил, что девальвация проводится в поддержку крупных предприятий. На самом деле, как показывает опыт ряда развитых государств, в кризисных условиях важнее поддерживать малый бизнес и самозанятое население, так как в этой сфере занято гораздо больше людей, чем в крупном бизнесе. К тому же такой бизнес в РК работает в основном на экспорт, а не на внутренний рынок. Приведу пример – в США и Англии в кризисные годы и после кризиса появилось большое число небольших пивоварен, созданы стартапы в самых разных сферах, включая интернет-ресурсы – Uber (система вызова такси), Snapshot (конкурент Facebook) и др. То есть генерация рабочих мест все же важнее импортозамещения.

 

- Полностью согласен. И когда я говорю про импортозамещение, то не имею в виду крупные предприятия. Пусть будут пивоварни, чтобы пить отечественное пиво. Или мелкие сыроварни появляются, чтобы не покупать российский или киргизский сыр. Но получается, что девальвация ударила как раз таки по МСБ, о чем вы и говорили. Где же тогда логика властей? Получается, аргументы о том, что девальвация даст рост отечественному производству, пустые.

 

- Логика здесь все же есть, так как ощутимый финансовый выигрыш получают экспортеры, в первую очередь сырьевые компании. Нужно учесть, что на данный момент без поддержки экспорта сырья, прежде всего нефти, государство не сможет агрессивно наращивать свои международные резервы, в которых преобладающая доля приходится теперь на Национальный фонд, и поддерживать бюджетные расходы на должном уровне, так как роль гарантированных трансфертов из него в республиканский бюджет весьма важна. Таким образом, если государство лишит экспортеров сырья поддержки, то начнут ухудшаться ключевые макроэкономические показатели Казахстана, что и наблюдалось перед последней девальвацией, когда снижались сальдо внешней торговли и профицит текущего счета платежного баланса.

 

 Естественно, что девальвация дает поддержку и экспортерам от обрабатывающей промышленности, однако им все же трудно конкурировать и с российскими производителями, которые выигрывают еще и за счет масштаба производства, и с белорусскими, украинскими, киргизскими и другими производителями из стран СНГ, где национальные валюты были значительно обесценены. Кроме них, постоянное давление на наш внутренний рынок оказывают китайские конкуренты. В таких условиях малому и среднему бизнесу довольно сложно развиваться, не говоря уже о стартапах.

 

- Сначала девальвация, затем слухи о банкротстве сразу нескольких банков. Каковы, на ваш взгляд, могут быть последствия для финансового рынка страны?

 

- Из истории одномоментных девальваций хорошо видно, что каждый раз после их проведения возникают проблемы у ведущих банков. Поэтому и на этот раз можно ожидать аналогичного сценария, который отчасти уже реализуется. Например, Альянс Банк находится в техническом дефолте, а перспективы второй реструктуризации его внешнего долга пока неопределенные, так как кредиторы, Нацбанк и суд еще не одобрили ее план. Неудивительно, что тема очередного передела банковского рынка Казахстана сейчас активно обсуждается.

 

- Получается, если пострадали банки, среди которых есть и иностранные учредители, то можно ли говорить о том, что эта девальвация негативно сказалась на инвестиционном имидже Казахстана? Если инвестиции и без того покидают развивающиеся рынки, то не получается ли, что мы сами себе роем яму?

 

- С одной стороны, чем дешевле национальная валюта к доллару, тем выше должна быть привлекательность страны для иностранных инвесторов. С другой стороны, в беднеющей стране растет социальная напряженность, усиливаются «теневая» экономика и криминальное сообщество, растет преступность и падает в целом уровень жизни, что, конечно же, ухудшает ее инвестиционную привлекательность. Неслучайно Президент РК на последнем расширенном заседании правительства в ультимативной форме потребовал от его членов привлекать инвесторов. Получается и в самом деле, что каждая последующая девальвация лишь углубляет ту яму, которую Нацбанк роет для отечественной экономики.

 

- Спасибо за интервью!

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №07 (484) от 28 февраля 2014

PDF, 3.87 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме