• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 20 ноября 2015

Незаменимые нашли заменимых

 

Говорят, что в казахстанском правительстве после очередного «разбора полетов» с участием президента даже мухи выбирают наиболее эффективную траекторию полета.

 

Действительно, на этой неделе казахстанских министров разве что не поставили в угол. Глава государства отчитал Кабмин за неэффективную работу. Помимо этого Нурсултан Назарбаев посетовал на кадровый кризис в стране и возмутился тем, что каждый руководитель считает себя незаменимым на занимаемой должности. Редакция «&» в связи с озвученной президентом проблемой побеседовала о ситуации с экспертами.

 

Амиржан Косанов, политик

 

О курсе доллара, заложенном в бюджет

 

Думаю, что цифра 300 тенге за доллар, заложенная в республиканский бюджет, — больше для психологического успокоения населения, а не результат всестороннего изучения состояния дел в экономике и финансов и их перспектив, в том числе возможного курса тенге. Как говорится, бабушка надвое сказала. В этом смысле правительство напоминает мне… Сусанина, который повел польский отряд по ложному пути совсем в другую сторону. Есть только одно отличие правительства от Сусанина: он знал, куда ведет своих врагов, а наше правительство не знает, куда ведет свою страну!

 

О промахах

 

Главная ошибка правительства заключается в том, что у него нет ни тактического, ни стратегического плана по выходу из полномасштабного и глубокого кризиса. Оно как пожарная команда после пожара. Нет компетенции принимать превентивные меры, все делается постфактум. Единственное, что оно умеет делать, — это тратить средства бюджета и Нацфонда (и то с изрядной коррупционной составляющей). Еще одна проблема правительства в том, что оно несамостоятельно в принятии важных и сложных решений: оно привыкло работать исключительно по указке сверху, все время ждет очередной взбучки от президента и его поручений!

 

О решениях

 

Помочь решить проблему с кадровым кризисом в госменеджменте в стране может только конкуренция! Она должна быть как внутренней, так и внешней. Внутренняя конкуренция заключается в том, что внутри самих властных структур должно быть соревнование проектов и подходов в решении тех или иных актуальных проблем. К сожалению, у нас главенствует принцип «начальник всегда прав». Внешняя конкуренция связана с тем, что правительство должно учитывать мнение общества, независимого экспертного сообщества. Такая работа должна быть поставлена на широкую ногу.

 

О перспективах омоложения состава госменеджеров

 

Как сказал сам президент, у нас люди по 25 лет сидят на своем месте и не желают его освобождать. Не думаю, что из-за одного протокола и одного совещания кадровая политика вмиг изменится. Для этого нужно как минимум две вещи: политическая воля и возможность карьерного лифта для новых, незашоренных старыми догмами и обязательствами кадров. Да, власть то и дело апеллирует к молодым. Но мне кажется, что это всего лишь формальная дань моде, а не целостная и продуманная государственная политика.

 

Петр Своик, экономист

 

О вызовах

 

Главный вызов, стоящий перед правительством, — это кризис, который на самом деле является не циклическим, а системным. Я думаю, пережить его с той экономической и политической парадигмой, а также кадровым составом, который сейчас есть в Казахстане, просто невозможно. Так или иначе, требуется осмысление новых экономических, политических реалий и формулирование под них другой экономической и политической концепции.

 

Об основах политики

 

Должны поменяться основы политики, то есть должен произойти переход с внешнего политического интереса на внутренний. Дело в том, что мы не только создали экономику, полностью ориентированную на продажу сырья, но и сами стали зависимы от импортируемых к нам промышленных и потребительских товаров, а также иностранных инвестиций и кредитов. Поэтому нужен национальный инвестиционный план, который будет ориентирован на две важные вещи. Во-первых, дополнительную, более высокотехнологичную переработку сырья, которое мы сейчас экспортируем, и на создание цепочек по производству того, что можно производить внутри страны, а не импортировать.

 

Об изменениях

 

Мы создали такую экономику, которая фактически превращает нас в классическое государство третьего мира. У нас по факту авторитарная, с феодальными основами политическая система и сырьевая экономика. При таких правилах игры не то что в число 30 конкурентоспособных стран не попадешь, но даже в современном мире выживать будет сложно. Поэтому кроме экономической нужна еще и политическая модернизация. Надо создавать устойчивую политическую конструкцию, которая должна состоять из местного самоуправления, конституционного суда, трехпартийного парламента.

 

О кадровом кризисе в госменеджменте

 

В следующем году с таким кадровым кризисом в госменеджменте ничего не изменится. Что агашки, что молодые болашаковцы прошли естественный отбор. Тех, кто не смог удержаться в такой системе власти, там давно нет. Остались только те, кто подчинился системе. В этом смысле 30-летний чиновник не сильно отличается от 60-летнего.

 

К сожалению, чтобы произошли какие-то изменения, эта система должна сначала самой себе доказать, что она не имеет будущего. Президент был прав, сказав, что вокруг него нет хороших управленцев. Это исполнители. Никакая замена Султанова на Жамишева здесь ничего не решит.

 

Касымхан Каппаров, основатель и директор Национального бюро экономических исследований

 

О критике правительства

 

Мне кажется, основная критика была направлена в сторону Министерства финансов из-за не выполненного плана по сбору налогов. Нельзя сказать, что это исключительно вина правительства. Ему сейчас приходится в течение одного года проводить те реформы, которые нужно было делать в течение предыдущих пяти лет. Когда еще в 2008 году стало понятно, что финансовая система в мире меняется, нужно было подстраиваться под нее.

 

То есть основная сложность для правительства сейчас в том, что ему приходится экстренно решать проблемы, которые накопились за долгое время. Возьмем, к примеру, массовые продажи госсобственности. Программа приватизации может быть как благом, так и повлечь негативные последствия. Если она будет прозрачной, с доступом широких слоев населения, то тогда это будет стимулом к экономической активности. Если же приватизация пройдет в закрытом режиме, то она только усилит социальный разрыв в обществе, сделав богатых еще богаче, а бедных — еще бедней.

 

Повторю: нам нужно было давно начинать глубинные реформы. Речь сейчас не идет об объединении Налогового и Бюджетного кодексов — это больше нормотворческая деятельность. Нам необходимо пересматривать общую систему налогов и переносить акцент налогообложения с потребителя и несырьевого бизнеса на сырьевые сектора. Также думаю, что все идет к тому, что нужно будет стимулировать не само существование компаний, а их рост.

 

О вызовах

 

Основным вызовом правительства в следующем году будет поиск новых точек экономического роста. На данный момент все, что раньше стимулировало наш экономический рост — инвестиции, потребление, чистый экспорт, профицит экспорта над импортом, — заметно снизилось. И сегодня загвоздка в том, что вся деятельность правительства сфокусирована только на экономическом росте, но не на его качестве.

 

О бюджете

 

Сейчас идут обсуждения вокруг курса доллара, заложенного в республиканский бюджет. Я думаю, проблема шире. Тут вопрос не в том, будет курс в следующем году на уровне 305 или 307 тенге за доллар. Куда важнее, что год назад курс доллара был 185 тенге, а сейчас — 300. Почему такое случилось и как это отразится на экономике? Сейчас мы вынуждены корректировать бюджет в сторону сокращения расходов. Но, опять же, насколько эффективно будет проделана эта работа?

 

Социальные расходы будут в приоритете, а затраты, связанные с развитием, будут урезаться за счет применения механизма ГЧП. Но сейчас частных инвесторов тоже будет очень сложно убедить инвестировать в долгосрочные проекты.

 

Мне кажется, самая большая проблема, о которой никто не говорит, — это моральный и физический износ инфраструктуры. Большая ее часть осталась еще с советских времен и до сих пор используется. Это автомобильные и железные дороги, аэропорты, микрорайоны и т. д. Понятно, что их физический ресурс скоро будет исчерпан. В наших условиях они выдерживают 4-5 лет, а потом требуется капитальный ремонт или замена. Это будет очень большой объем инвестиций, который пока неизвестно где взять.

 

Еще один важный вопрос касается деятельности квазигосударственного сектора, у которого очень большой внешний долг в валюте. В случае если компании не смогут его выплачивать, вмешиваться придется государству. А из каких средств государство будет поддерживать эти неэффективные компании, тоже пока непонятно.

 

Сергей Акимов, политолог

 

О прошлых ошибках

 

Ошибки правительства, допущенные в прошлом году, заключаются в том, что по большому счету им была предпринята попытка преодолеть текущий кризис теми же инструментами, какими был пережит кризис 2007-2008 годов. Однако в этот раз это оказалось крайне неэффективным ввиду другой глубины кризиса. Как следствие, желаемого результата не достигли. Но в конце года реальные и более структурные реформы все-таки начали осуществлять. Они были немного запоздалыми. Хотя они тоже не носят комплексный характер, а являются точечными и не могут изменить правил игры в экономике.

 

Речь идет о непопулярных мерах, направленных на структурные изменения расходов и доходов в экономике. Про это мало говорят, но в стране произошел значительный переход, связанный со снижением доли государства в экономике. Переход сейчас проходит достаточно быстро и агрессивно, просто власть не объявила об этом официально. Сначала был отпущен курс тенге, сейчас происходит отказ от регулирования цен на хлеб, произошел отказ от регулирования цен на ГСМ и т. д. Это очень серьезные структурные реформы, связанные с возвращением к рыночной экономике, от которой мы отошли в годы, когда было слишком много денег. Нерыночные методы влияния на экономику с точки зрения удовлетворения сиюминутных потребностей граждан были очень правильные, но с точки зрения стратегического развития экономики эти меры не способствовали развитию многих секторов. Сейчас государство отходит от этого. Но, на мой взгляд, это происходит несколько запоздало.

 

Фактически государство долгое время несло большую часть расходов, которые при нормальной структуре экономики оно не должно на себя брать. В предыдущие годы оно дало гражданам больше, чем могло и имело право себе позволить. Это позволяло в сытые годы закрывать глаза на коррупционные схемы, например, в таможенных органах. Они фактически начинают приносить деньги в казну только сейчас, когда новый председатель Комитета государственных доходов Минфина начал действовать жестко. Если бы это сделали три года назад, думаю, сейчас бы мы кризис ощущали намного меньше. То же касается и других направлений деятельности данного комитета, в частности, сбора налогов с субъектов предпринимательства и пр. Сейчас эти меры приходится принимать аврально. Естественно, это очень болезненно воспринимается и населением, и бизнесом, и чиновниками, которым приходится реализовывать эти преобразования.

 

О вызовах

 

Что касается следующего года, то, безусловно, он пройдет с теми же целями и проблемами, что и этот. Еще, скорее всего, Казахстан в следующем году столкнется с существенным ростом инфляции. Есть реальные перспективы того, что мы перейдем к двузначным числам и, возможно, выйдем далеко за 10%. Это реальный риск. Однако есть высокая вероятность того, что год будет электоральным либо как минимум предэлекторальным, то есть будут выборы. В этот период нельзя, чтобы настроение населения падало «ниже плинтуса». С одной стороны, правительство будет бороться за рыночную экономику, с другой стороны, будут заинтересованы стараться сохранять спокойный социальный тонус.

 

Условно, один отдел Администрации Президента будет подталкивать правительство создавать рыночную экономику, а другой будет заставлять правительство делать все, чтобы население не взбунтовалось из-за большой инфляции. Инфляция после произошедшей девальвации будет во многом иметь отложенный характер, и рост цен, который произошел, — это только начало, дальше — больше, и последствия этой девальвации мы будем ощущать еще месяцев восемь.

 

Правительство также будет стараться снижать свои расходы, связанные с текущими проектами, в первую очередь — инфраструктурными, что также будет вызывать не лучшую реакцию населения.

 

О кадровом кризисе

 

Критику президента в адрес работы правительства не стоит воспринимать только с точки зрения объективных показателей, связанных с эффективностью. На мой взгляд, там присутствуют такие политические вещи, которые должны отвести удар от центральных фигур в правительстве за счет второстепенных лиц. Ключевые персоны таким образом очень грамотно отвели от себя удар. Всё приняли на себя буквально два-три человека, которым досталось больше других.

 

В целом в госменеджменте наметился очень устойчивый тренд омоложения президентской команды, и здесь можно проводить очень серьезные аналогии с концом 90-х годов. В целом я этот тренд поддерживаю, мне кажется, он позитивный. Ключевая проблема текущей системы госаппарата заключается в том, что большинство его представителей не застали в полной мере тяжелых 90-х годов. Они привыкли работать в благополучный период, когда нужно было только тратить, а главной проблемой было недоосвоение бюджета. Сейчас цель — пополнить бюджет, и чиновникам тяжеловато будет перестроиться и искать подходы, которых они никогда до этого не видели.

 

Рабига Абдикеримова, Зарина Орумбаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №41 (563) от 20 ноября 2015

PDF, 2.38 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме