• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 13 ноября 2015

Факир был пьян

 

Государство привыкло брать деньги из тумбочки, даже если сегодня их туда никто не кладет. Этот фокус может обернуться смертельным номером для отечественного бизнес-сообщества.

 

На X Казахстанском форуме корпоративных юристов заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Рустам Журсунов рассказал, что палата провела опрос среди 10 тысяч предпринимателей, работающих в Казахстане. Целью опроса было узнать, как они себя ощущают в текущих экономических условиях. По словам г-на Журсунова, такой опрос был проведен в стране впервые, и его цель — понять, в каком направлении идти и что делать, чтобы развивать бизнес в стране. Результаты проделанной работы НПП обещает презентовать уже в скором времени. Однако уже сейчас, основываясь на озвученных Рустамом Журсуновым данных, можно понять, что казахстанский бизнес находится в стрессовом состоянии.

 

По словам представителя НПП, более 53% опрошенных предпринимателей отмечают недоступность кредитов, 35,5% — недоступность микрокредитов в экономике. Таким образом, это говорит о сильном сжатии экономики. Нет денег — нет стульев. «Предприниматели сталкиваются с недоступностью источников финансирования: по банковскому кредитованию испытывают трудности 67% опрошенных, а по частным инвестициям — до 90%», — рассказал зампредседателя правления НПП РК «Атамекен».

 

Кроме того, по его словам, половина опрошенных заявили о сильном увеличении нагрузки на бизнес, влиянии повышения тарифов, особенно в таких сферах, как железнодорожные услуги и коммунальное хозяйство. «За 2014-2015 гг. доля внеплановых проверок предпринимателей со стороны госорганов выросла на 12%», — добавил спикер.

 

Он также рассказал, что за все время работы палаты к ним в офис поступило 8194 жалобы. Лидером в подаче жалоб, как ни странно, является Восточный Казахстан, далее Алматы и Астана. «В среднем нам удается положительно решить 31% жалоб. Самое большое количество жалоб — 20% — поступает по земельным отношениям и стройке, 14% — по налогам, 10% по закупкам и местному содержанию», — отметил Рустам Журсунов.

 

Опасается сегодня бизнес, как оказалось, и нестабильности законодательства. «С 2009 года Налоговый кодекс претерпел изменения 86 раз! Это порядка 14 изменений каждый год. Задним числом мы придали силу 408 статьям, честно говоря, это немножко настораживает», — рассказал г-н Журсунов.

 

По его словам, в Кодексе об административных правонарушениях ни по одному из 39 составов нарушения в сфере предпринимательства не предусмотрены предупреждения, сразу штраф.

 

Итак, налицо несколько тенденций. Первая — нестабильность законодательства. Вторая — спорные моменты в уголовном процессе. Третья — легкость в возбуждении дела. Четвертая — резкое смещение акцентов на внеплановые проверки и пр. В целом, как отмечает г-н Журсунов, деятельность правоохранительных органов в спорах между субъектом предпринимательства и государством носит карательный характер.

 

Помимо этого каждый второй предприниматель сталкивается с коррупцией. «Из 10 тысяч предпринимателей в среднем 4,5 тысячи не отрицают, что им приходится давать взятки. Результаты опроса не дают точных цифр, но показывают общие ощущения опрошенных», — пояснил зампредседателя правления НПП.

 

При этом спикер также отметил, что предприниматели уходят в тень. «По оценке Комитета статистики, 29% бизнеса в Казахстане держатся в тени, а по оценке Всемирного банка, этот показатель намного выше и составляет 38%. 25% предпринимателей в Казахстане не используют фискальные чеки, о чем они сами говорят», — сказал Рустам Журсунов. По его словам, самыми теневыми отраслями в Казахстане являются торговля, сельское хозяйство, транспорт и операции с недвижимостью.

 

«Когда мы планируем нашу работу, мы исходим из цели войти в тридцатку развитых стран мира. По сути, это страны — члены ОЭСР. Что такое стандарты ОЭСР? Это индикаторы усредненных экономических показателей по странам. Наш предприниматель отличается от предпринимателей стран — членов ОЭСР. В Казахстане доля МСБ в ВВП страны составляет 17%, а у членов ОЭСР — 50%. Доля занятости у нас 32%, там — 50%, доля экспорта у нас 2%, а там — 50%, доля частной собственности у нас 24%, там — 85%. Доля самозанятых у нас 30%, там — 17%. Производительность труда у нас — 25,5 доллара в час, там — 46,5. Вот та целевая модель, куда нам нужно идти, чтобы реализовать вызовы и стратегии, заданные главой государства», — поделился своим видением представитель палаты.

 

Спикер также добавил, что Казахстану необходима продуманная фискальная политика. По его словам, она должна быть построена на анализе коэффициента налоговой нагрузки. «Нам необходимо действительно сфокусироваться на стабильности. Потому что бизнесу нужны стабильные правила игры. Мы сейчас совместно с Палатой налоговых консультантов Казахстана разрабатываем основы фискальной политики. Я надеюсь, до конца года мы внесем предложение в Миннацэкономики и там будем обсуждать эти вопросы», — заключил Рустам Журсунов.

 

Что поможет изменить ситуацию в лучшую сторону, редакция «&» решила спросить у экспертов.

 

Виктор Микрюков, начальник юридического отдела BI Group

 

После снятия моратория на проверки был определенный период затишья — 3-4 месяца. Госорганы вообще не появлялись. Потом начали приезжать, начались проверки. Я не говорю о BI Group, сейчас нагрузка по проверкам у нас, в принципе, небольшая. Но если говорить о малом бизнесе, с представителями которого я разговариваю и консультирую, то нагрузка на них увеличилась во много раз, причем со стороны всех органов — Налогового комитета, экологов, СЭС и т. д. Нагрузка очень большая. Конечно, госорганам сейчас сложно зарабатывать без проверок, но можно было хотя бы ограничить проверки малого бизнеса или, еще лучше, ввести мораторий на проверки МСБ. Это обеспечило бы хороший стимул для его развития. Сейчас многие боятся открывать свой бизнес. В этом смысле очень хорошо сработал прошедший мораторий, объем МСБ существенно увеличился. Но как только мораторий закончился, потенциальные предприниматели заострили внимание на своих рисках, связанных с проверками, и побаиваются начинать свое дело.

 

Государству нужно изыскивать другие источники пополнения бюджета взамен МСБ. Проверками убивают бизнес и все, к чему мы шли до этого по развитию МСБ. Например, недавно признались банкротами 11 строительных компаний. Это огромные риски как для тех, кто покупает недвижимость, так и для тех, кто строит. Одна из главных причин их банкротства — проверки и большое налоговое бремя.

 

Вера Капацина, управляющий директор компании Angels Niko Advisory

 

О проверках

 

По количеству обращений наших клиентов в Ассоциацию налогоплательщиков и по мнению налогоплательщиков в рабочих группах я могу сделать вывод, что проверки МСБ однозначно участились. Более того, они ужесточились и осуществляются без особых на то причин. До моратория количество проверок было намного меньше.

 

О правовом дисбалансе

 

Есть две ситуации. Первая — когда проверки действительно должны пройти, но не проходят. То есть компания нарушает закон, вовлеченные стороны пишут на нее жалобы в прокуратуру, госорганы, акимат, а они бездействуют. Второй случай — когда, наоборот, компания все делает по закону, но ее все равно проверяют. Образуется дисбаланс. Это очень плохо и однозначно говорит о правовой несостоятельности наших госорганов, которые проверяют и давят на нормальные компании и дают паразитировать другим недобросовестным компаниям.

 

О коррупции и решениях

 

Нужны комплексные решения. Во-первых, должна быть культура верховенства закона, привитая еще со времени обучения в школах и университетах. Во-вторых, должны быть жесткие меры по исполнению законов. Если сын министра сбивает человека, все должны быть уверены, что он понесет наказание. Граждане должны чувствовать свою правовую защищенность. Следующий момент — судебная система должна работать. Если судьи в большинстве случаев выносят решения в пользу государства, о каком исполнении закона тут можно говорить? Есть также другая классическая ситуация, когда суд свою работу сделал хорошо, но решение суда не исполняется. Значит, нужно работать с исполнителями, а это госорганы, прокуратура, силовые структуры. Пока они не начнут работать добросовестно, ничего в этой стране с места не сдвинется.

 

При этом я считаю, что ничто не начнет меняться в лучшую сторону, пока не будет политической воли свыше. Есть очень хороший опыт азиатских стран. Например, в Сингапуре работать на госслужбе престижно, там уважают не только самого госслужащего, но и его семью. Однако если его уличат в коррупции, то это позор также на всю его семью, родственников, детей и даже внуков. Там такого человека своя семья накажет, только чтобы позора не было. У нас же к госслужащим совсем другое отношение.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №40 (562) от 13 ноября 2015

PDF, 2.90 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме