• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 6 ноября 2015

Молодо — зелено?

 

«Волк с Уолл-стрит», как в шутку казахстанцы называли Кайрата Келимбетова, уступил место новому главе Нацбанка. А тенге шутить не собирался.

 

Напомним, что на неделе на эту должность был назначен Данияр Акишев. При согласовании его кандидатуры с сенатом президент обратил внимание, что сегодня снижено доверие к Нацбанку и национальной валюте — тенге. «В стране ощущается дефицит тенговой ликвидности, снижается объем кредитования экономики. Это плохие показатели, над их исправлением необходимо работать. Уверен, что образование и опыт Данияра Акишева помогут ему справиться с этой задачей», — сказал Нурсултан Назарбаев.

 

Нового главу Нацбанка нельзя назвать темной лошадкой. Ранее он уже сумел проявить себя на посту заместителя председателя главного банка страны. Еще Григорий Марченко всегда ставил его в пример, когда речь заходила о карьерных возможностях в Нацбанке. В последнее же время Данияр Акишев был врио помощника президента — заведующим отделом социально-экономического мониторинга Администрации Президента. Тем не менее его назначение на пост председателя главного банка страны оказалось ярким информационным поводом недели. Ведь не каждый день регулятор финансового рынка возглавляет 39-летний топ-менеджер. К слову, молодость все чаще становится отличительной особенностью последних назначений в стране. Хорошо это или плохо, покажет время. Но, так или иначе, в случае с последним назначением в Нацбанке главная интрига денежно-кредитной политики в стране была раскрыта на этой же неделе.

 

Уже в четверг было объявлено, что главный банк страны минимизирует свое участие на валютном рынке для сохранения резервов. Напомним, что, несмотря на аргументацию в августе важности перехода на свободно плавающий курс тенге, в сентябре и октябре Нацбанк отошел от этого подхода и приступил к продажам валюты на валютном рынке, где доля участия регулятора достигла 60%. За счет средств Нацфонда и золотовалютных активов Нацбанка в этот период было продано более 5 млрд долларов.

 

5 ноября 2015 года средневзвешенный курс тенге по отношению к доллару на торгах Казахстанской фондовой биржи (KASE) составил 298,92 тенге за доллар. Тем временем в обменных пунктах и банках курс продажи доллара превысил 300 тенге.

 

В Нацбанке уверяют, что эти изменения не несут угрозы финансовой стабильности и не противоречат цели регулятора финансового рынка — достижению стабильности цен. При этом главный банк страны сохраняет право на сглаживание больших колебаний курса, не отражающих соотношения спроса и предложения и действий фундаментальных факторов. «Дальнейшая динамика обменного курса тенге будет формироваться под воздействием факторов, определяемых в основном динамикой ценовой ситуации на мировых финансовых и товарных рынках», — говорится в распространенном сообщении Нацбанка.

 

Кстати, еще одной новостью, связанной с регулятором финансового рынка, можно назвать его намерение наказывать тех, кто указывает стоимость товаров и услуг в долларах. Нацбанк даже отправил запрос в НПП РК по плану мероприятий по снижению уровня долларизации экономики страны на 2015-2016 годы. Помимо прочего главный банк Казахстана предлагает проводить денежные обменные операции с наличной инвалютой на территории Казахстана исключительно в уполномоченных банках.

 

При этом главным сегодня все еще остается вопрос, помогут ли все эти действия повысить доверие к Нацбанку. Ответ на него редакция «&» искала вместе с экспертами.

 

Сабит Хакимжанов, директор департамента исследований АО «Халык Финанс»

 

О доверии и прозрачности

 

Я думаю, что повышение прозрачности в деятельности Нацбанка было бы очень полезно. Центральный банк должен делать то, что говорит, и говорить то, что делает. Ему нужно заранее объявлять и объяснять, что будет предприниматься, чтобы никаких сюрпризов на рынке не было.

 

При этом не нужно делать заявления, которые явно неубедительны и не соответствуют действительности. Например, говорить о том, что у него есть какой-то единственный сценарий, которого он придерживается. Общество хочет понимать, что планируется делать при разных вариантах развития событий.

 

О задачах

 

Говоря о задачах денежно-кредитной политики, я бы сказал, что они касаются не только Нацбанка. Тут нужно говорить в общем о госинституте и тех действиях, которые необходимо сделать на уровне правительства.

 

Сейчас задачу стабилизации цен выполняет Национальный банк. Исторически он это делал, управляя обменным курсом. Это очень сильный и быстродействующий инструмент, но очень процикличный. И поэтому неубедительный Национальный банк не способен стабилизировать курс в условиях огромной изменчивости цен на нефть. Решение этой задачи могла бы облегчить дисциплинированная контрцикличная фискальная политика. Самостоятельно Национальный банк не может справляться с циклами, которые вызваны недостаточно контрцикличной фискальной политикой. Более жесткая дисциплина, которую Нацбанк пытался устанавливать путем защиты обменного курса, нужна не на фазе низких цен на нефть, а когда они высоки.

 

О независимости и кадрах

 

Еще один важный момент — независимость центрального банка. Он должен быть под контролем парламента, чтобы снятие руководства главного банка страны утверждалось парламентом, и только в случае невыполнения мандата, данного Нацбанку парламентом. И сам мандат должен быть более узким и более сильным. Нацбанк не должен отвлекаться на решение задач, которые ему не присущи. Например, не должен стабилизировать курс с целью проведения социальной политики. Ее нужно проводить инструментами адресной социальной поддержки. Нацбанк не может быть независимым, если не имеет полной поддержки со стороны фискальных властей в выполнении своего мандата.

 

Помимо этого главный банк страны должен иметь возможность нанимать лучших специалистов на рынке. Любой современный центральный банк, который занимается инфляционным таргетированием, — это в первую очередь исследовательский институт, в котором 90% сотрудников — аналитики.

 

Сейчас у Нацбанка большая часть сотрудников занимается операционными вопросами, не имея времени и ресурсов для анализа проблем экономики и составления прогнозов развития.

 

Говоря о новом главе Нацбанка, я бы сказал, что нужно в первую очередь смотреть не на личность, а на институциональные возможности самого Нацбанка. Даже при идеальных условиях и идеальном руководителе Нацбанк, который не имеет достаточной независимости и сильного мандата, не сможет проводить убедительную политику. То есть нам сейчас нужно заботиться в первую очередь о том, чтобы хороший руководитель имел еще и возможность реализовывать хорошую политику.

 

Дамир Сейсебаев, директор департамента аналитики АО «Private Asset Management»

 

О задачах

 

Говоря о задачах Нацбанка, во-первых, нужно отметить повышение доверия населения, более предсказуемую политику и курсообразование. Безусловно, на денежно-кредитную политику сильно влияют внешние факторы, связанные с ценами на энергоносители и политическими коллапсами. Но, тем не менее, прозрачность, предсказуемость нужны для того, чтобы у нас в экономике начали происходить положительные моменты, в частности, это касается тенговых инвестиций и дедолларизации экономики. Может быть, и имели место какие-то ошибки в денежно-кредитной политике, проводимой Нацбанком ранее, и что-то можно было сделать по-другому, однако во многом это по причине кризиса. Я не склонен говорить о какой-то кардинальной смене денежно-кредитной политики в ближайшее время. Скорее всего, Нацбанк будет придерживаться тех же задач, которые перед ним были поставлены ранее.

 

О главе Нацбанка

 

Чтобы судить о личных качествах человека, нужно знать этого человека. Но с психологической точки зрения, если говорить о широких слоях населения, то на этой должности должен быть человек представительный и уверенный, чтобы население видело в нем эти качества. Тогда будет расположение к регулятору.

 

Касымхан Каппаров, основатель и директор Национального бюро экономических исследований

 

О прозрачности и переменах

 

Не думаю, что с приходом нового председателя Нацбанка что-то сильно изменится в плане прозрачности. Потому что новый председатель и так уже курировал эти вопросы до того, как пришел на эту должность. Возможно, будут изменения в части задач и приоритетов перед ним. Перед прошлым председателем стояла задача решить проблемы банковского сектора и политика, связанная с проведением этих одномоментных девальваций. Основной результат работы Кайрата Келимбетова — то, что снизился процент неработающих кредитов в банковской системе с более чем 30 до 15%. Я думаю, это была основная задача, которую президент ставил перед ним при его назначении. С этой задачей он успешно справился.

 

Что касается валютного курса, то особых изменений в политике Нацбанка мы не ожидаем. Все будет зависеть от цены на нефть. Процитирую Ораза Алиевича Джандосова. Он как-то в своем интервью говорил, что у нас есть только один председатель Нацбанка — это цена на нефть. Все остальное — это имитация деятельности. Ну а если говорить серьезно, то Нацбанк ограничен в инструментах, которые он может использовать для улучшения ситуации. К примеру, ставка рефинансирования вообще никак не влияет на рынок. Поэтому ожидать, что Нацбанк может что-то резко поменять в валютной политике для улучшения ситуации, маловероятно.

 

Учитывая, что курс уже дошел до 300 тенге за доллар, в дальнейшем проблема снижения курса будет продиктована не только объективными причинами, но и общей нервозностью и потерей доверия вообще к валюте. В этом смысле 350 тенге за доллар — вполне реальная перспектива.

 

В таком случае резко возрастает задолженность корпоративного сектора, так как у компаний, как частных, так и национальных, много валютных займов. Это касается и БВУ. И чтобы обслуживать эти займы, им приходится  свой заработок в тенге конвертировать в доллары. Поэтому есть вероятность того, что при еще большей девальвации компании не смогут справиться с внешними обязательствами, и государству придется вмешиваться.

 

О доверии

 

Сейчас Нацбанку будет сложно самостоятельно повысить доверие к своей деятельности. Скажем так: у Казахстана еще достаточно высокий запас прочности и, в принципе, не все так плохо. При необходимости Нацбанк всегда может потушить любой пожар с помощью золотовалютных резервов. Но главная проблема в том, что ситуация с недоверием и неопределенностью не лучшим образом отражается на инвестициях в экономику. Понятно, что любой инвестпроект в Казахстане требует значительных импортных поставок. Доходы от этого проекта, как правило, будут в тенге. Поэтому любое инвестиционное решение очень сильно зависит от прогнозов обменного курса. Пока у основных игроков рынка не будет четкого понимания, как будет реагировать Нацбанк, в каких случаях правительство будет использовать Нацфонд, мне кажется, доверия не будет.

 

О функциях Нацбанка

 

Сейчас Нацбанк берет на себя очень широкий спектр функций. Он и монетарную политику проводит, и за инфляцию отвечает, и пишет законодательство для банков, при этом сам же их контролирует, следит за пенсионной системой и т. д. То есть по факту почти вся финансовая система страны контролируется и управляется одним органом. При таком раскладе у нас в экономике нет системы сдержек и противовесов. Тут уместно вспомнить о бывшем Агентстве по финансовому надзору (АФН), которое превратилось в комитет, когда разыгрался прошлый кризис. Принято было решение, что АФН не справилось со своей функцией. Однако это никак не улучшило ситуацию. Я считаю, сейчас возможен сценарий, при котором АФН будет восстановлено.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №39 (561) от 6 ноября 2015

PDF, 2.51 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме