• Хе Олег

    Издатель

  • 26 октября 2015

Кризисные бои без правил

 

На форуме K5: Kazakhstan Growth Forum, который прошел 18 сентября в Алматы, участники говорили о необходимости ускорить приватизацию в стране. Действительно, продажа госактивов привлечет в Казахстан инвестиции, даст ресурсы отечественным предпринимателям, в целом поднимет деловую активность в стране.

 

Моя беседа с известным финансистом Азаматом Джолдасбековым началась с вопросов именно о приватизации.

 

Азамат Мырзаданович, вы долгое время возглавляли Казахстанскую фондовую биржу. На ваш взгляд, ускорение процесса приватизации способно вдохнуть жизнь в нашу экономику?

 

Фондовый рынок — это лишь один из инструментов. Приватизация ведь проводится разными способами. Она может быть адресной, могут применяться закрытые конкурсы. Надо понимать, что фондовый рынок — это второй или даже третий уровень экономики. И в процессе приватизации, может, и надо учитывать фондовый рынок, но гораздо важнее получить ответы на вопросы: для чего делается приватизация? какие результаты должны быть получены? сколько денег в итоге должно быть выручено?

 

Сейчас часто можно слышать, что Казахстан откатился в 90-е годы. Как раз таки на том этапе развития нашу экономику выручила приватизация, и там в первую очередь были задействованы прямые иностранные инвестиции, а не фондовый рынок. В принципе, можно повторить такую же практику.

 

Надо смотреть, какой состав активов остался у государства. В 90-х годах все было понятно: от Союза Казахстану остались в наследство заводы и фабрики, они-то и приватизировались. А теперь что приватизировать?

 

Понятно. А как вы думаете, что Казахстану нужно делать, чтобы привлечь инвестиции в экономику?

 

Какие?

 

Любые. Хоть внутренние. Когда вы возглавляли биржу, мне очень нравилась ваша идея развития в Казахстане класса частных инвесторов. Сохранился ли потенциал у этой идеи?

 

Деньги у людей есть. Это видно хотя бы по объемам депозитов в казахстанских банках. А ведь еще есть капиталы за рубежом и наличные под матрасами. Вопрос в другом: а казахстанцы будут делать инвестиции в период неопределенности? Инвестиции делаются, когда есть определенный горизонт планирования, есть предсказуемость цен, валютного курса. Все верно, мы откатились на 20 лет назад. В том смысле, что мы потеряли определенность. Как люди будут инвестировать, не будучи уверенными в сохранности своих денег? Тем более учитывая, что государство занимает гипертрофированную долю и в экономике, и в политике. У нас по большому счету нет достаточной защиты инвестиций от государственного произвола. В любой момент власть может поменять правила игры, принять силовое решение, и ваш объект инвестиций просто-напросто пропадет. Инвестиции, естественно, важны, они поддерживают бизнес. Понятно, что, когда сырьевая модель экономики показала свою несостоятельность, нужно развивать производство. Ему нужны капиталовложения. Другое дело — кто будет инвестировать в такой период неопределенности? Поэтому государству важно в настоящий момент задать определенные тренды, обеспечить предсказуемость, ввести очень четкие и ясные правила игры, которые должны быть одинаковы для всех. А не так, что сейчас начинаем экономить на всех, а получают помощь избранные компании.

 

Тогда мне хотелось бы получить ваше мнение как финансиста. Вы говорите, что деньги у людей есть. Как им тогда лучше распорядиться своими накоплениями, когда риски инвестирования возросли?

 

Не знаю. Я, например, сильно проиграл из-за последней девальвации.

 

Вы сидели в тенге?

 

Да. Я сильно верил в обещания и заверения, что валютный курс сохранится. Что если изменения будут, то шаги будут поступательными и предсказуемыми. В итоге я реально сильно проиграл.

 

Получается, лучше сидеть в кеше и не вкладываться в экономику?

 

Скажу, как это выглядит в теории. Вы должны хранить деньги в тех валютах, в которых у вас планируются расходы. Если собираетесь путешествовать в Европе, то копите евро или доллары. Если вам предстоит делать много расходов внутри страны, то держите накопления в тенге. Проблема в другом — в Казахстане все практически импортируется. Невозможно сбережения держать в тенге, потому что все, что вы собираетесь на них купить, завезется из-за границы и неизменно подорожает по мере того, как национальная валюта будет слабеть. Получается, что теория сбережения в данном случае не работает. Тенге по большому счету перестает выполнять функцию сбережения. Поэтому надо искать защиту от курсовой разницы, например, в твердых валютах. Некоторые люди поддались панике и начинают просто тратить деньги на покупки. Что опять не совсем разумное поведение. Нельзя оставлять себя без обеспеченного будущего. Мы ведь знаем, что уровень государственной системы соцобеспечения в Казахстане близок к нулю. Обязательно нужно самим позаботиться о том, чтобы что-то иметь за душой.

 

На форуме K5: Kazakhstan Growth Forum прозвучало мнение предпринимателя, что в результате ослабления тенге завозить импорт стало невыгодно, и, может быть, настал переломный момент, когда начнет просыпаться отечественное производство.

 

Это нужно делать. Вопрос в том, сколько времени это займет. Казахстан начал заявлять, что хочет освободиться от зависимости от импорта, лет пятнадцать назад…

 

Да, помню, была у нас программа импортозамещения.

 

В 2000-х годах она была официальная, но и до этого предпринимались попытки. И что страна сделала за все это время? Мы практически ничего не добились на этом пути. Сейчас вернулись в 90-е годы, опять говорим об одном и том же, но что изменится в следующие 20 лет? Непонятно. Государство может помочь быстрее добиться ощутимых результатов, но собирается ли оно напрягаться, я не уверен.

 

Азамат Мырзаданович, вы работаете в советах директоров разных компаний. Там вы обсуждаете стратегические вопросы их развития. Какую инвестиционную политику выбирает бизнес, готов ли он реинвестировать прибыль, создавать дополнительные производства и наращивать рабочие места?

 

Речь, прежде всего, о разумной экономии. Понятно, что когда встает вопрос о том, сокращать кадры или нет, то нужно думать о людях — они потеряют работу, источник дохода семьи. В этом смысле у работодателей есть социальная ответственность. Надеюсь, мы воспользуемся опытом. А он был такой: людям рабочие места сохраняли, уменьшали зарплату. В конечном итоге жизнь показала, что это был правильный шаг. Во-первых, сохранили квалифицированные кадры. Во-вторых, люди не оказались выброшенными на улицу. В-третьих, компании смогли выжить в сложный период, сократив свои расходы. То есть сокращение кадров — это плохое решение. Лучше сохранять рабочие места, удешевляя их.

 

Учитывая, что сейчас активно идет привлечение зарубежных специалистов, отечественным кадрам вообще становится тяжело.

 

Кризис, может быть, как раз и поможет выправить этот дисбаланс между оплатой труда и его эффективностью. Если наши работники согласятся на уменьшение зарплат, то могут составить конкуренцию и киргизским, и российским, и украинским экспатам.

 

Получается, экономическая пружина в Казахстане сжимается. По вашим оценкам, когда она сможет выстрелить обратно? Бизнес будет сокращать свои расходы, снижать инвестиционную активность, замораживать проекты, но это ведь не будет тянуться бесконечно?

 

Если смотреть структуру потребления, то у нас 90% населения живут бедно. Когда им станет совсем худо, тогда будем считать, что пружина сжалась до конца. Что тогда произойдет, сложно предсказать. Люди, доведенные до отчаяния, способны на любые поступки, прогнозировать что-то невозможно. Сумеет ли власть не доводить пружину до такого критического состояния, — вопрос больше к государственным менеджерам.

 

Как можно избежать негативного сценария? Создавать понятные условия, о чем вы говорили в начале нашего разговора?

 

Да.

 

Бизнес-сообщество может этому содействовать? Мы можем все переложить на плечи государства и говорить, что власть во всем виновата, если что-то случится. Или мы все же в одной лодке…

 

Извините, в Казахстане государство — крупнейший работодатель. Бизнес, конечно, будет что-то делать для спасения экономики, но при этом нужно смотреть на старшего брата. Это опять-таки к вопросу о справедливости правил игры и равенстве условий для всех. Что можно требовать от бизнеса, если госаппарат ничего не делает? Пускай он показывает своим примером экономии, разумного отношения, социальной ответственности и политики сохранения персонала. Если власть будет образцовой, тогда и бизнесу можно указывать на ее пример, требовать поступать аналогично. А получается, что бизнесу указывают, как ему нужно поступать, при этом власть живет как ее душе угодно. Это просто нечестно. Повторю: мы вернулись в 90-е годы. Произошло разрушение правил игры. Нам снова нужно восстанавливать предсказуемость рынка. Люди могут выживать и при ухудшившейся экономической ситуации, все готовы терпеть трудности, перестроить свои модели потребления и социального поведения, но должно быть единообразие правил.

 

Инициатор форума K5: Kazakhstan Growth Forum Ельдар Абдразаков сказал, что в ближайшие три года следует ожидать увеличения роли государства в экономике. Что, по вашим ожиданиям, тогда будет происходить?

 

Это всегда плохо. Происходит подавление частной инициативы. Начинается возврат к Советскому Союзу. А там было плохо! Поэтому все, что ведет назад, в Союз, очень плохо.

Читать дальше

в издании РБК №10 (26) от 19 октября 2015

PDF, 4.46 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по проекту