• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 16 октября 2015

Бедность не порог

 

«Как стать богатым?» — вопрос, которым задаются многие. В Казахстане нашли свой, уникальный рецепт. Чтобы перестать быть бедным, достаточно зарабатывать больше 8546 тенге в месяц.

 

Недавно Всемирный банк поднял черту бедности с 1,25 до 1,9 доллара в день. По словам президента организации Джим Ен Кима, тем самым они хотели зафиксировать реальную черту бедности в мире.

 

Тем временем в Казахстане черта бедности стала последней чертой, чтобы возмутить общество, которое задается вопросом, как черта бедности в нашей стране может быть ниже прожиточного минимума. Началось все с того, что в Казахстане на 4-й квартал 2015 года черта бедности определена в размере 40% от прожиточного минимума, величина которого сегодня — 21 364 тенге. Получается, что черта бедности в нашей стране определяется на уровне 8546 тенге.

 

По логике прожиточный минимум представляет собой рубеж, ниже которого начинается бедность. В связи с этим пользователи соцсетей задаются вопросом, кем тогда считать тех, чей доход укладывается в диапазон от 40 до 100% прожиточного минимума? Не средним ли классом? В поисках ответа мы обратились к экспертам.

 

Мейрам Кажыкен, директор Института исследований современного общества

 

О черте бедности

Результаты исследования Всемирного банка, вероятно, лягут в основу рекомендаций ООН для правительств стран — участниц этой организации. Соответственно, и наше правительство должно будет применять новые критерии и методы оценки бедности.

На данный момент денежное выражение черты бедности в Казахстане занижено. Потребности современного человека качественно меняются и растут, поскольку изменяется общество и его стиль жизни. Современный человек желает развиваться, повышать свои компетенции, улучшать жилищно-бытовые условия. Однако многим нашим согражданам это недоступно. По официальным оценкам, человек, который располагает доходами, достаточными для того, чтобы ежедневно тратить 300 тенге, не является бедным. Но я считаю, что он, скорее всего, нищий. Ведь с такими расходами невозможно регулярно обновлять одежду, оплатить образование или услуги стоматолога, покупать книги и журналы и приглашать в дом гостей. К бедным себя относят гораздо больше людей, чем оценивает статистика. Кстати, наиболее достоверной считается методика измерения уровня жизни по субъективным оценкам самого человека.

 

О самозанятых

 

Сегодняшним днем живут не граждане, а государство. Граждане уже давно перестали надеяться на государство. Тому пример — минимальное число желающих получить социальные пособия и массовость самозанятых. Эти люди могут работать, хотят работать, но живут доходами от нестабильных, разовых или сезонных заработков. У них нет денег, чтобы откладывать на будущее, потому что все доходы уходят на текущее потребление или поддержание минимального уровня жизни. Они не настолько близоруки, чтобы не понимать, какая старость их ожидает. Но что им делать?

 

О потреблении в кредит

 

Жизнь взаймы не является причиной бедности. Ее причина кроется в низких доходах и высокой стоимости жизни. Повторюсь, что меняются потребности современного человека, но чтобы их удовлетворить, приходится влезать в долги. Например, молодые люди создают семьи, поэтому им приходится брать ипотечный кредит на покупку жилья. Кстати, в Норвегии ипотечный кредит входит в состав потребительской корзины человека.

 

Предложения

 

Надо радикально реформировать казахстанскую модель социальной политики. Перераспределительная модель уже не сможет продержаться долго. Очевидно, наилучшим выбором будет модель, основанная на ответственности человека за свое благополучие, при условии обеспечения государством доступа к возможностям развиваться и реализовать свой внутренний потенциал, а также защиты от рисков. Это чрезвычайно упрощенная концепция модели социальной политики, но она радикально отличается от существующей.

 

В борьбе с бедностью может принять участие и бизнес-сообщество, но для этого требуется соответствующий уровень социальной зрелости предпринимательства. Естественно, отдельные предприниматели помогают нуждающимся, но это единичные случаи. Для массовости необходима иная культурная среда.

 

Меруерт Махмутова, директор Public Policy Research Center

 

О черте бедности

 

На мой взгляд, определение бедности в Казахстане исходит из необходимости снизить нагрузку на бюджет, ведь если человек официально будет признан бедным, то правительство должно будет принимать меры по борьбе с ней. С 2005 года правительство Казахстана не принимает программ по борьбе с бедностью. К слову, последняя по времени программа по снижению бедности была принята в 2003-2005 годах. С 2005 года Казахстан по уровню ВВП на душу населения стал рассматриваться Всемирным банком как страна со средним уровнем дохода, и правительству уже как-то неприлично стало признавать, что в богатой стране есть бедные люди. Поэтому эти 40% от прожиточного минимума, которые никакого логического объяснения не имеют (почему, например, не 50, 70, 90%?), сохранились. Это позволило правительству бодро расправиться с бедностью на бумаге. Благодаря этому ежегодно снижалось количество получателей адресной социальной помощи.

 

Поэтому исходная величина прожиточного минимума вызывает вопросы. Каким образом она определена, что входит в эту величину? Знаю, что несколько лет назад тогда еще Министерство экономики проводило исследование по определению прожиточного минимума, но, видимо, результаты оказались шокирующими, и их решили засекретить — иначе я не могу объяснить, почему министерства не размещают на своих сайтах результаты таких исследований, которые готовятся за счет бюджетных средств. Представить, как может человек прожить на 8546 тенге в месяц при нашем уровне цен, невозможно.

 

На мой взгляд, необходимо для определения уровня бедности использовать саму величину прожиточного минимума. Но для этого необходимо разработать соответствующую величину прожиточного минимума, включив сюда продовольственные и непродовольственные товары, базовые услуги. Примерно это должно составить около 35 тысяч тенге.

 

О социальной помощи

 

Социальная помощь в Казахстане осуществляется за счет средств местных бюджетов. Местные бюджеты, так сложилось в тучные годы, примерно 60% своих доходов получают благодаря перераспределению трансфертов из республиканского бюджета и только 40% — за счет налоговых поступлений, в основном это подоходный и социальный налог. С 2002 года, с началом экономического роста, корпоративный налог был отдан в республиканский бюджет, в результате местный бюджет лишился важного источника налоговых поступлений. Эффективность расхода бюджетов — это отдельный больной вопрос. Без реформирования системы местного управления, развития местного самоуправления и укрепления доходной базы местных бюджетов нельзя решить проблемы развития регионов и социальные вопросы. Пока нет эффективного контроля расходов бюджетов, разбазаривание средств на тои местного значения будет продолжаться. Социальные вопросы нельзя решить только увеличением адресной социальной помощи. Как говорится в пословице, лучше дать не рыбу, а удочку. То есть обеспечивать создание рабочих мест, а для этого необходимо развивать МСБ, становление которого способствует снижению бедности.

 

О самозанятых

 

Статистически у нас все сельское население, не имеющее работы, рассматривается как самозанятые. Получается парадокс: безработица сельская ниже городской, в то время как на селе работодателей раз-два, и обчелся. Это проблема не самих граждан. Это результат государственной политики. В свое время система колхозов и совхозов была разрушена, имущество и земли приватизированы. Взамен ничего не было создано. Началась миграция сельского населения в города. Сейчас каждый большой и малый город окружены дачами, на них проживают вчерашние селяне, которые выезжают днем в близлежащий город в поисках работы, а вечером возвращаются в эти дачные поселки. Проблема в том, что самозанятые не имеют стабильных доходов, чаще всего они работают в теневом секторе экономики: не имеют официальных контрактов, с которых бы отчислялись налоги и пенсионные отчисления. Причисление безработных к самозанятым позволяет правительству иметь очень красивые цифры по безработице — она у нас ниже, чем в Европе и других развитых странах, но, как и в случае с уровнем бедности, к реальной жизни она не имеет никакого отношения. Это не граждане, это правительство живет только сегодняшним днем, не заботясь о том, какие проблемы встанут перед страной в будущем. Мы проводили исследование среди молодых мигрантов в Алматы — 57% не имели пенсионных счетов. Сейчас у нас довольно молодая нация — более 50% населения до 29 лет. Но когда-то они достигнут пенсионного возраста.

 

Ну и кроме того, необходимо отметить, что те, кто регулярно отчисляет пенсионные отчисления, не могут быть уверены, что от них что-то останется к тому времени, когда мы достигнем пенсионного возраста. Девальвации 2009, 2014, 2015 годов обесценили их примерно на 80% в долларовом выражении.

 

О потреблении в кредит

 

Займы — это отдельная тема, которую в двух словах не осветить. Да, она тоже вносит свою лепту в то, что большинство населения взяло на себя неподъемные финансовые обязательства, например, долларовые кредиты при зарплате в тенге. Каждая девальвация увеличивает долг в тенговом выражении. Проблема в низкой финансовой грамотности, в отсутствии умения принимать правильные решения. Чем ниже уровень образования, тем меньше способность критически мыслить. Лет 8 назад я была поражена тем, что, оказывается, микрокредиты под 60% годовых берут на проведение тоев. Выход — в усилении образовательных программ, просветительстве, обучении.

 

Предложения

 

На мой взгляд, необходимы системные изменения. Необходимо менять государственную экономическую политику. Бизнес-сообщество само не сможет решить проблему бедности без изменения политики.

 

 

Сергей Акимов, политолог

 

О черте бедности

 

Здесь два нюанса. Во-первых, я полностью согласен с тем, что на 8 тысяч тенге с небольшим в месяц в Казахстане жить практически невозможно. Это крайне мало. Но есть и другой момент, который касается уровня доходов населения, которые мы все показываем. Доля скрытых доходов в нашей стране составляет 20-30%. В связи с этим говорить о других цифрах часто бывает затруднительно, в том числе о черте бедности в Казахстане. Это значит, те, кто не показывает свои доходы, де-юре могут находиться за чертой бедности, а де-факто жить достаточно неплохо. Безусловно, нельзя говорить о том, что все казахстанцы скрывают свои доходы. Однако отсутствие точных данных не позволяет формировать верные системы и критерии оценки ситуации с уровнем жизни в Казахстане.

 

По моим оценкам, за чертой бедности в Казахстане живет едва ли не половина сельского населения. И это реальная картина, о которой очень редко говорят. В городах картина, безусловно, значительно лучше, но, тем не менее, она тоже проблемная. Для чего вообще нужна черта бедности? Это важный показатель, который обязывает государство обеспечить социальную поддержку. То есть через эту величину формально государство берет на себя обязанности по поддержке населения, находящегося за чертой бедности. Поднятие черты бедности в Казахстане приведет к существенному росту социальных обязательств государства. Это было очевидно всегда. Но в текущих условиях, когда идут сокращения по всем секторам экономики и мы наблюдаем очень серьезные структурные проблемы в экономике, ожидать, что государство поднимет черту бедности, на мой взгляд, не приходится. Ведь об этом не говорили даже в период относительно благоприятный.

 

И потом, бедными признаются те граждане, которые обращаются в социальные службы и просят признать их соответствующий статус. Если этого не происходит, государство не бегает за людьми, чтобы предложить дополнительную помощь. В свою очередь специфика отделов занятости — это отдельная тема. Она зачастую и на практике заключается в том, чтобы максимально дистанцироваться от подобного рода граждан и таким образом максимально сократить количество получателей соцпомощи. Дело доходит до абсурда. Я сталкивался с печальными отделами трудоустройства. Они сидят буквально во дворах, их абсолютно невозможно найти, у них нет ни вывесок, ничего.

 

О бизнесе и социальной помощи

 

Я считаю, бизнес не должен делить с государством обязанность по обеспечению бедных. Может, но не должен. У бизнеса другие задачи. Он должен платить налоги, которые государство будет перераспределять, в том числе беднейшим слоям населения, во-вторых, обеспечивать занятость. Все остальное — не про бизнес. Когда у нас на бизнес пытаются спихнуть буквально всё — неимоверную социальную ответственность, реализацию региональных инициатив и прочее, мне кажется, это неуместно. Особенно когда это касается не огромных корпораций, для которых строительство большого социального объекта — капля в море, а когда подобного рода нападки идут в сферу частного МСБ. Если бизнесмен больше отдаст, он меньше вложит в свой бизнес, сократит сотрудников, к примеру, и в конце это даст другой результат. В итоге бедных и безработных может стать еще больше.

 

Справка

 

Редакция обратилась с официальным запросом в Министерство здравоохранения и социального развития РК с просьбой прокомментировать, за счет чего в Казахстане планируется поднимать уровень социальной поддержки, и рядом других вопросов. Однако ведомство так и не предоставило обещанную информацию.

 

Рабига Абдикеримова, Майра Медеубаева

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №36 (558) от 16 октября 2015

PDF, 2.33 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме