• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 6 октября 2015

Между двух берегов

 

Часто бизнес-сообщество и государство по-разному оценивают ту или иную ситуацию. Вследствие этого им сложно бывает прийти к «общему знаменателю» и найти совместное решение проблем. О том, что могло бы помочь обойти подводные камни в диалоге бизнеса и государства, читайте в интервью с человеком, побывавшим по обе стороны «баррикад», — ректором Московской школы управления «Сколково» Андреем Шароновым.

 

Андрей Владимирович, недавно я была на одном из самых крупных бизнес-форумов в Казахстане. Знаете, многие бизнесмены были в недоумении насчет того, как государство меняет свое отношение к бизнесу. С другой стороны, многие участники форума говорили о том, что бизнесменам и управленцам пора уже менять мышление, когда бизнес сидит в ожидании каких-то действий со стороны государства. Что вы можете сказать по этому поводу?

 

И Казахстан, и Россия остались прогосударственными. Роль государства и как регулятора, и, что неприятно, как игрока рынка по-прежнему очень велика в наших странах. Плюс не знаю, как в Казахстане, но в России довольно часто меняются правила игры. Причем это не злая воля, а желание действительно улучшить ситуацию с учетом обратной связи применения какого-то законодательства, поправить его, чтобы оно было более гармоничным. Но в конце концов очень часто это выливается в огромное количество изменений, которые невозможно отследить. И это большая проблема.

 

Я почти 20 лет проработал в правительстве России. Я был статс-секретарем и первым заместителем министра экономики РФ в течение почти 11 лет, и 90% законов проходили через наше министерство и через меня. Я могу сказать, что, действительно, был некий фетиш в законотворческой работе. При этом мы очень гордились этим. Это действительно серьезные нормативные акты, но пользователю, предпринимателю все равно, насколько красив этот закон. Если закон работает неполноценно, то от него мало толку. И вот это главный вызов, на мой взгляд, для таких государств, как Казахстан и Россия. Из своего опыта я пришел к выводу, что мы очень сильно преуспели в законотворчестве и сильно отстали в правоприменении. То есть наши законы лучше того, как мы их исполняем. Когда мы видим, что что-то не работает, мы ищем причину в законодательстве, а не в его применении. На мой взгляд, пирамиду нужно перевернуть. Нужно по возможности перестать корректировать законодательство и сосредоточиться на его правильном применении.

 

Вы работали на госслужбе, а теперь работаете с бизнесменами и управленцами. То есть побывали по обе стороны баррикад. Поделитесь, как улучшить отношения между бизнесом и государством.

 

От государства требуется, на мой взгляд, больше стабильности. Нужно реже менять правила игры, больше обращать внимания на условия, которые зависят от государства. Такие, как инфляция, стабильность национальной валюты, национальная безопасность и т. д. На деле же государство очень часто пытается лезть в различные сферы как игрок, создавая недобросовестную конкуренцию частным игрокам. К примеру, на национальную безопасность бизнес даже не претендует. В нем участие и роль государства критичны. Государству надо быть стабильным не просто на словах, а в правилах, которые оно устанавливает. Нужно следить за тем, как применяются законы, как работают службы, которые их применяют, а не как эти законы пишутся и корректируются. Потому что между этими двумя понятиями очень большой разрыв.

 

Я думаю, во многом Казахстан и Россия схожи. Чиновники очень часто, хоть и не напрямую от своего имени, занимаются бизнесом, получая самые лучшие тендеры.

 

Да, к сожалению, в России тоже очень часто отдельные чиновники занимаются недобросовестной конкуренцией. Вставая на позицию одного из игроков рынка, используя леверидж государства якобы в интересах его защиты, они создают преференции для близкой и аффилированной компании. Вот это надо всячески пресекать.

 

Сейчас говорят, что компаниям нужно становиться гибче, уметь лучше приспосабливаться к внешним факторам и правилам игры, которые постоянно меняются. Что для этого нужно?

 

Гибкость и умение быстро адаптироваться требуются всегда. Еще со времен эволюции, описанной Дарвином, в критические времена крупные животные выживают хуже, чем мелкие. Примерно 65 миллионов лет назад динозавры вымерли, а прародители млекопитающих смогли выжить. В этом смысле крупные, негибкие компании гораздо больше подвержены рискам, чем мелкие, которым легче перестроиться. Если честно, о гибкости не говорит только ленивый. Конечно, хорошо быть гибким. С другой стороны, как им стать, когда у тебя несколько десятков тысяч работающих, когда у тебя очень фондоемкое производство, когда, чтобы что-то сделать, ты должен накупить кучу станков, а потом вдруг спрос на это упал или в Китае научились делать это в два раза дешевле? Поэтому, конечно, хорошо быть гибким, но не всегда это всем удается.

 

Но все-таки, исходя из вашего опыта работы в лучшей бизнес-школе России, что бы вы посоветовали бизнесменам и управленцам? Возможно, есть какие-то вещи, которые точно не нужно делать, или возможности, которые не стоит упускать в кризисные времена?

 

Когда говорят о кризисах, обычно существует куча банальных советов. По опыту нашей бизнес-школы «Сколково» я сейчас вижу, что существует базовая стратегия на рынке в кризис — выжить. Что значит выжить? Это значит максимально улучшить операционную деятельность, снизить затраты и не рисковать. Но при этом некоторые компании еще ставят перед собой амбициозные задачи вырасти во время кризиса. Съесть кого-то слабого. Я недавно разговаривал с российским олигархом. Не буду говорить, с кем и из какой области. Он говорил, что до 98-го года они были такой средненькой компанией, которую никто не знал и не видел. И вот два кризиса — кризис 98-го года и кризис 2008 года — перенесли эту компанию в десятку ведущих организаций в своем сегменте. Из тысячи они попали в десятку. Олигарх рассказывал, что они, конечно, старались выжить, но при этом еще и смотрели на возможности, связанные с тем, что в кризис признанные компании-гиганты, до которых они не могли дотянуться, резко слабели. Для таких небольших компаний появлялась возможность занять чью-то нишу. На китайском слово «кризис» пишут двумя иероглифами — «угроза» и «возможность». Против угрозы нужно сжиматься, становиться меньше, эффективнее, а вот возможность надо использовать с точки зрения того, чтобы кого-то поглотить, занять чей-то сегмент, выйти на новые рынки. Не говорю ничего нового, но на деле большинство компаний не думают в этом направлении. Они только сжимаются и заняты тем, чтобы выжить. Между тем пример олигарха, о котором я рассказал, прекрасно иллюстрирует, как можно поступать в кризисных ситуациях.

 

Хороший пример. Расскажите в двух словах про бизнес-школу «Сколково». У вас учатся казахстанцы?

 

У нас есть казахстанцы — выпускники программ «Практикум», Executive MBA и MBA. Конечно, с учетом того, что Россия и Казахстан находятся в постсоветском пространстве и пространстве ТС, наши экономики по-прежнему близки, это позволяет нам очень серьезно смотреть на Казахстан как на потенциальный источник слушателей для школы. Мы очень высоко себя оцениваем. Без лишней скромности скажу: мы являемся самой крупной частной бизнес-школой на постсоветском пространстве. Мы пытаемся равнять себя с лучшими европейскими и американскими бизнес-школами по качеству профессуры, по использованию проектного метода. Что значит проектный метод? Это когда учащиеся по завершении обучения в качестве результата получают не количество прослушанных лекций, а собственный проект, созданный при помощи менторов. Я очень рад, что у нас есть слушатели из Казахстана. У нас интересное сообщество выпускников, очень много успешных бизнесменов и менеджеров. Они, в свою очередь, общаются между собой, и очень хорошо, что они смотрят на возможности бизнеса не только в Казахстане и России, а гораздо шире. К примеру, Белоруссия, Китай. Наши слушатели в ходе учебного процесса ездят на два зарубежных модуля в две знаковые точки роста мировой экономики — в Кремниевую долину и Китай. О нашей школе можно очень много сказать. Приезжайте, мы вам все покажем и расскажем.

 

Спасибо за интервью!

 

 

Справка

 

Андрей Шаронов посетил Казахстан в рамках 23-й конференции Международной ассоциации развития менеджмента в динамичных обществах (СEEMAN). Редакция «&» благодарит AlmaU за организацию интервью.

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №34 (556) от 2 октября 2015

PDF, 2.69 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме