• Рабига Абдикеримова

    Журналист

  • 2 октября 2015

Палата оптимистов

 

Рейтинг надежд — так можно назвать рейтинг индекса конкурентоспособности после публикации последнего глобального отчета Всемирного экономического форума. Позволят ли новые достижения Казахстану выглядеть в глазах иностранных инвесторов более привлекательным?

 

Напомним, что Казахстан поднялся на восемь пунктов, заняв 42-е место в глобальном отчете ВЭФ 2015-2016 годов о конкурентоспособности.

 

Как сообщил партнерский институт ВЭФ по Казахстану, АО «Национальный аналитический центр», это лучший результат Казахстана за всю историю участия в рейтинге индекса конкурентоспособности. Общий средний балл Казахстана составляет 4,49 (4,42 в 2014 году), что обеспечило стране место в рейтинге между Польшей (4,49) и Италией (4,46).

 

В отчете отмечается, что значительное улучшение позиций Казахстана наблюдалось по фактору инновационного развития. Так, прогресс достигнут по факторам «Инновации» и «Конкурентоспособность бизнеса». Кроме того, Казахстан улучшил свой рейтинг по фактору «Институты» и по фактору «Развитость финансового рынка». Следует отметить ухудшение позиций Казахстана по фактору «Эффективность рынка труда».

 

Касымхан Каппаров, основатель и директор Национального бюро экономических исследований

 

Об улучшении

 

Если смотреть в целом, то обстановка в озвученных сферах улучшилась для всех стран — экспортеров нефти. Произошло это в связи с замедлением темпов роста в Китае и падением цен на энергоресурсы. На этом фоне у Казахстана более выигрышная ситуация, поэтому по сравнению с другими странами его позиции в рейтинге конкурентоспособности поднялись. Этот рейтинг формируется на основе сравнения динамических показателей всех стран мира. Поэтому говорить о том, что Казахстан в чем-то продвинулся по сравнению с прошлым годом, будет однобоко. С другой стороны, в рейтинге указывается на улучшения Казахстана по конкретным показателям. И это означает, что по этим направлениям ведется активная работа. Например, по инновациям. В рамках второй пятилетки государство начинает более фокусированно подходить к их развитию. В программе «100 конкретных шагов» 55-й шаг — это привлечение международных транснациональных компаний, чтобы они привезли свои технологии. 63-й шаг направлен на развитие инновационных кластеров. В Казахстане запустят два национальных кластера по развитию новых технологий во всех сферах, начиная с сельского хозяйства и заканчивая телекоммуникациями. Один из них разместится в Назарбаев Университете в Астане, второй — в Алматы, на базе СЭЗ «Парк инновационных технологий «Алатау». В будущем планируется, что алматинский кластер будет охватывать весь город. Уже сейчас активно привлекаются международные компании, чтобы они создавали здесь лаборатории, исследовательские центры, так называемые центры компетенции.

 

О бизнесе

 

Насчет улучшения позиций Казахстана в рейтинге по бизнесу хочу сказать, что показатели рейтинга больше относительные, чем абсолютные. На самом деле ситуация у нас не так ухудшилась, как в других странах. К тому же уже третий год правительство ведет работу по внедрению системы анализа регуляторного воздействия. Благодаря ее работе все новые законы либо поправки в действующие проходят через комиссию, которая определяет, насколько сильно может увеличиться административная нагрузка на бизнес. В комиссию входят все профильные министерства и НПП. Президент поставил в прошлом году четкую задачу — снизить регулирование бизнеса на 50%, был мораторий на проверки МСБ. Поэтому комплекс мер позволил показать даже некоторый прогресс.

 

Об институтах

 

Относительно институтов, скорее всего, имеются в виду не какие-то конкретные организации, а стороны гражданского общества. В этом плане наши власти создают, например, корпорацию «Правительство для граждан» и переходят на модель, когда население будет выступать клиентом, а государство — оператором государственных услуг. Это опыт наиболее развитых стран — США, Великобритания. Та же НПП «Атамекен» является институтом, который позволяет бизнесу донести свои проблемы до правительства. Причем это может сделать не только крупный бизнес, но и мелкие предприятия.

 

О финансовых рынках

 

В пункте «Развитость финансового рынка», несмотря на улучшение рейтинга, не все однозначно. Конечно, доля проблемных активов в банковском секторе снизилась с 30 до 15%. Сейчас ставится цель довести долю до 10%. По большому счету таких хороших показателей банковскому сектору удалось достичь за счет слияния двух банков — «Казкома» и «БТА». Последний принял на себя все плохие активы и перестал быть банковским институтом вследствие слияния. Но пока остается много вопросов, как будет работать планируемый Финансовый центр в Астане. Говорят, что он будет основан на модели финцентра Дубая. Однако пока все на стадии обсуждения.

 

Об инвестиционной привлекательности

 

Глядя на любой рейтинг, нужно понимать, что он отражает динамику. Это такой комбинированный показатель, который показывает «среднюю температуру по больнице». Понятно, что высокое 42-е место Казахстан получил за счет макроэкономической и политической стабильности, накопленных резервов. Нужно отметить, что участие Казахстана в крупных проектах, таких как ЕАЭС, экономический пояс Великого шелкового пути, вступление в ВТО дают стране дополнительные очки. Хотя по отдельным пунктам, например инновациям, мы проигрываем даже многим странам СНГ. Насколько я знаю, инвесторы при принятии решения, в какую страну вкладывать деньги, не особо ориентируются на данные рейтингов. Срок окупаемости крупных инвестиций — от 5 до 15 лет. И за это время рейтинг может очень сильно измениться. Поэтому их больше интересуют другие показатели — надежность банковской системы, неограниченная возможность репатриации капитала, защита своих прав в судах, чтобы можно было сохранить инвестиции. Я считаю, что рейтинг — это не цель, а инструмент внешней независимой диагностики системы, с помощью которого можно понять, что работает, а что нет или подлежит исправлению. В этом плане, конечно, полезно смотреть на разные рейтинги. Но ни одна страна в мире не работает только ради рейтингов и не вкладывается исключительно ради повышения своего положения в них.

 

Ержан Досымбеков, управляющий партнер Grant Thornton

 

О рейтинге

 

В данный момент экономика Казахстана вошла в реальный кризис, и рейтинг не отражает текущую ситуацию. Это связано с тем, что он не учитывает последние изменения в экономике нашей страны. Будет интересно посмотреть, удержимся ли мы на этих позициях в следующем году.

 

О конкурентоспособности

 

В целом же бизнес в Казахстане не готов сейчас к жесткой конкуренции. И мы об этом слышим со всех сторон. Конечно, есть отдельные примеры, но их не так много. Поэтому считаю, что компаниям нужно признать, что наступил реальный кризис, соответственно, нужна реальная перестройка бизнеса. Предпринимателям предстоит переосмыслить действующую концепцию своего бизнеса и приступить к его трансформации. Не исключено, что некоторые акционеры или учредители придут к выводу о целесообразности закрыть свой бизнес, не доводя до серьезных убытков. Но, как показывает практика, нормальный бизнес обычно выживает за счет поиска новых ниш, продуктов и услуг. И мы уже работаем с такими проектами. Суть в том, что акционеры должны осознать: старые подходы уже не работают. В идеале надо, конечно, привлечь специалистов, которые смогут оценить ситуацию в компании со стороны и уже после этого принимать какие-то решения. Чаще всего самое простое решение — это оптимизация. В любом бизнесе есть какие-то структуры, услуги и направления, которые уже неинтересны и неперспективны. Также нужно диверсифицировать бизнес-направления, улучшать отношения с клиентами и т. д. Правда, стоит учитывать, что на практике конкретные шаги будут зависеть от типа бизнеса и его стадии развития. Тем не менее наши бизнесмены уже активно двигаются в этом направлении. Я видел много примеров успешной трансформации. Даже нацкомпании уже заняты тем же. Кризис просто подстегнет и сделает эту трансформацию неизбежной, ускорив процессы, ранее спущенные сверху.

 

О слияниях и поглощениях

 

Также уже наблюдается определенный тренд активизации сделок M&A. Это движение происходит не только с участием иностранных компаний, но и между местными игроками. Некоторые акционеры понимают, что они уже не могут финансировать свои проекты и готовы продать их тем, кто может это делать. Такое решение тоже требует уважения: бизнесмен готов расстаться с проектом, чтобы сохранить ему жизнь. Активизация таких сделок особенно заметна в горнорудном секторе. Это связано с тем, что многие компании находятся на уровне разведки, которая требует немалых инвестиций. Подобное происходит и в нефтяном секторе, правда, на уровне средних компаний.

 

Об эффективности рынка труда

 

Если вернуться к глобальному отчету Всемирного экономического форума, то там говорится, что у Казахстана в сравнении с прошлым годом произошло ухудшение позиций на 3 пункта по фактору «Эффективность рынка труда». Не совсем понятно, с чем может быть связано ухудшение, поскольку мне кажется, что, наоборот, должен быть обратный тренд. В связи с оптимизацией, которую проводят компании, спрос на работников уменьшился. Плюс открылся рынок для кадров из России, Белоруссии, Киргизии. Это значит, что конкуренция на рынке труда увеличилась. То есть у работодателя есть возможность тщательнее отбирать специалистов, и с этой точки зрения эффективность должна расти.

 

Талгат Камаров, председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз»

 

О рейтинге

 

Новая позиция Казахстана в этом рейтинге связана не только с какими-то улучшениями по отдельным показателям, но и с ухудшением их в странах, которые раньше стояли впереди нас. С другой стороны, улучшение нашей позиции не так удивительно. Ведь у нас все-таки какие-то реформы, происходят изменения в позитивную сторону в регулировании, упрощении администрирования и т. д. Эти и другие меры, скорее всего, и пошли на пользу нашей позиции в рейтинге.

 

О конкурентоспособности бизнеса

 

Наш бизнес переживает непростые времена. Первое, что ударило по его конкурентоспособности, — Таможенный союз, потом ЕАЭС, теперь мы будем и в ВТО. Другими словами, мы уже вступили в открытую конкуренцию с нашими ближайшими соседями, и позже в рамках ВТО начнем конкурировать со всем миром. Это очень сложно, но такие испытания, видимо, и поднимают нас в рейтинге конкурентоспособности.

 

Об инновациях

 

Если говорить об инновациях, я бы отметил развитие электронной торговли. У нас есть электронные аукционные площадки, электронные биржи. Высокое проникновение интернета облегчает доступ бизнеса к рынку и потребителю. На рынке финансовых услуг то же самое. Благодаря активному проникновению пластиковых карточек доля безналичных платежей увеличивается. Это тоже сигнал об улучшении условий для бизнеса в Казахстане. В плане регулирования тоже развитие: упрощены процедуры сдачи налоговой отчетности для бизнеса, есть возможность сдать отчетность дистанционно, упрощено лицензирование.

 

О казахстанских компаниях

 

В 2009 году мы запустили Centras Junior Index CJX. Это композитный индекс списка из 21 средней и малой компании, ведущей деятельность в Казахстане, акции которых торгуются на различных мировых фондовых площадках. Компании, которые представлены в этом индексе, считаю, являются хорошим отражением нашего среднего бизнеса, по акциям этих компаний можно судить о том, как чувствует себя бизнес в Казахстане. Акции данных компаний — это та лакмусовая бумажка, которая отражает то, что сейчас творится в экономике Казахстана.

 

Так вот, акции подавляющего большинства фигурантов в этом индексе снижаются. В основном из-за рыночных конъюнктур.

 

Если говорить про добывающий сектор, то там причина — снижение цен на сырье в мире. Об этом все знают. Что касается реального, потребительского сектора, то там тоже замедление розничного оборота и потребительской активности. Бизнес сокращается, ищет новые пути развития из-за сокращения оборотов и активности внешней торговли. Взять тот же «Рахат». Он пострадал не только потому, что на казахстанский рынок пришли дешевые украинские и российские конфеты, но еще и потому, что на его продукцию спрос снизился еще и за рубежом. Ведь «Рахат» занимался экспортом на соседние рынки. И в связи с устойчивостью доллара и девальвацией в других странах его конкурентоспособность на внешних рынках снижалась. Потому что конфеты «Рахат» стали относительно дорогими для иностранных потребителей. Соответственно, бизнес «Рахата» тоже начал определенное торможение. То же касается и других местных производителей. Они ощущают давление со стороны импортных рынков, где произошло значительное снижение валют, это отражается на стоимости акций. Вдобавок ко всему идет сокращение потребительского спроса на продукты некоторых предприятий — как крупных, так и малых. Это тоже психологическое давление. Потребители чувствуют, что идет ухудшение экономики, снижение благосостояния, и они пересматривают приоритеты, начинают экономить, снижается потребительская способность, это рикошетом бьет по бизнесу. В среднем по компаниям, включенным в Centras Junior Index CJX, идет снижение стоимости акций от 20 до 50%. Порядка 20% снижение в потребительском секторе, электроэнергетике, финансовом секторе. А больше всех страдает сырьевой сектор, он бьет рекорды по снижению. Пока есть только такая картина.

 

Конечно, нельзя сказать, что казахстанские акции стали неконкурентоспособными. У нас все-таки разнообразие есть какое-то, и бизнес в Казахстане разный — есть бизнес, у которого еще есть запас прочности, другой уже не выдерживает конкуренции. Они перестраиваются, занимаются оптимизацией расходов, операционным менеджментом — стараются повышать эффективность и конкурентоспособность.

 

Рабига Абдикеримова, Альберт Ахметов, Дастан Аккожа

Читать дальше

в издании Бизнес & Власть №34 (556) от 2 октября 2015

PDF, 2.69 Mb

  • Нравится

Комментарии к статье (0)

чтобы оставить комментарии.

Статьи по теме